zabika.ru 1

«Высокая у подвига цена»


Вечер памяти о детях войны
Звучит песня «День победы»
Ведущий: Добрый день уважаемые гости и дорогие ребята!

9 Мая, День Победы – это праздник «со слезами на глазах». С того памятного дня прошло 64 года. Дети, родившиеся после войны, уже стали взрослыми, у них родились свои дети, внуки... И война постепенно уходит в прошлое, становясь страницей в учебнике истории. Почему же мы вновь и вновь вспоминаем о ней?
Ведущий: Ребята! Всмотритесь и вдумайтесь в эти цифры.

От Бреста, где война началась, до Москвы, где фашистов остановили, - 1000 км. От Москвы до Берлина, где война окончилась, - 1600 км. Всего 2600 км. Если считать по прямой... Это если поездом – менее 4 суток, самолетом – примерно 4 часа...

С боями, перебежками и ползком – 4 года!

1418 дней!

27 миллионов погибших.

Вы представляете себе, что это такое? Если по каждому погибшему из 27 миллионов в стране объявить минуту молчания, страна будет молчать ... 43 года!

Вот что такое 27 миллионов!

А сколько среди этих 27 миллионов ваших сверстников? Детей, которые так и не стали взрослыми...

Ведущий: Война и дети... Нет ничего страшнее, чем эти два слова, поставленные рядом. Потому что дети рождаются для жизни, а не для смерти. А война эту жизнь отнимает...

Сегодня мы увидим войну глазами детей.

Ее я узнал не из книжки -

Жестокое слово - война!

Прожекторов яростной вспышкой

К нам в детство врывалась она.

Смертельными тоннами стали.

Сиреной тревоги ночной.

В те дни мы в войну не играли -

Мы просто дышали войной.

В читальнях, притихших и тесных.

На отмелях книжных морей

При свете коптилок железных

Шуршали листы букварей.

(А. Иоффе)

Ведущий: Лето 1941 года началось замечательно для многих мальчишек и девчонок. Оно обещало свои радости. Ярко светило солнце, разноцветным ковром стелились цветы на лугах...

Такою все дышало тишиной,

Что вся Земля еще спала, казалось.

Кто знал, что между миром и войной

Всего каких-то пять минут осталось.

С.Щипачев
Ведущий: «Сегодня в 4 часа утра, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города».
Ведущий: Утром 22 июня 41-го года на одной из улиц города Бреста лежали убитая девочка с незаплетенными косичками и ее кукла. Многие запомнили эту девочку. Запомнили навсегда.

А кто посчитает, сколько детей убивает война? Ребенок, прошедший через ужас войны, ребенок ли? Кто возвратит ему детство? А таких были тысячи. Они встретили войну в разном возрасте. Кто-то совсем крохой, кто-то подростком. Кто-то был на пороге юности. Воина застала их в столичных городах и маленьких деревеньках, дома и в гостях у бабушки, в пионерском лагере, на переднем крае и в глубоком тылу.

Что помнят они? Что могут рассказать, что могут понять, увидеть и запомнить дети? Многое!
Ведущий: Вот фрагменты дневниковых записей и воспоминаний о своем военном детстве инженеров, военных, рабочих, ученых, врачей...

«В начале войны мне было 12 лет. Моя семья из Москвы не эвакуировалась. В первый год войны школы не работали, но мы не сидели сложа руки. Мы собирали медицинские пузырьки и сдавали их в госпитали. А весной и летом нас вывозили на сбор крапивы, из которой в госпиталях варили щи. Мы, дети, во время бомбежек дежурили на крышах и тушили зажигательные бомбы»

(Т.С.Ивлева, полиграфист)

«Наше поколение по возрастной причине не участвовало в Великой Отечественной войне, но горечь первых отступлений, страдания под гнетом оккупации, липкий хлеб эвакуации пополам с полынью и лебедой, шелест похоронок в руках наших матерей, смертельный страх потерять продуктовые карточки, спрятанные в холщевый мешочек на шее, - все это было суровой начальной школой нашего поколения» (Евгений Евтушенко, поэт)

Ведущий: «Ленинградские дети»,- когда звучали эти слова, у человека сжималось сердце. Это звучало как пароль – «Ленинградские дети». И на встречу бросался каждый в любом уголке нашей земли, когда детей эвакуировали из блокадного города. В блокадном Ленинграде оставалось 400 тысяч детей, дети – старички, безулыбчивые, молчаливые, вялые. Вывозили их по дороге жизни.
Звучит песня А. Розенбаума «Дорога жизни»
Ведущий: И вот воспоминания тех, кто выжил.

Я родилась в Ленинграде, поэтому и блокада Ленинграда была мне предначертана судьбой. Зимой 1941-1942 годов не стало отопления, света, воды, и стены дома промерзали на 20-30 см. В ту пору на окнах обязательно была светомаскировка, которая скрывала свет иногда горевшей свечи и помогала маме убедить меня, ребенка, что это ночь (даже если это день), а ночью никто не кушает надо потерпеть. Блокадный паек - 120 граммов хлеба из смеси опилок и муки. А есть очень хотелось, и чувство голода - это одно из устойчивых воспоминаний моего детства...

(Л.Т Шепелева, профессор, доктор исторических наук)
Ведущий: Из воспоминаний Валентины Ивановны Потарайко: «Мне было 5-6 лет. Из блокадного Ленинграда нас эвакуировали в Пермскую область. Когда наш эшелон бомбили второй раз, мы попали в руки немцев. Фашисты выстраивали детей отдельно, взрослых отдельно. Одна маленькая девочка кричала без остановки. Немец вывел ее из шеренги, чтобы все видели, и пристрелил. Все поняли без переводчика – плакать нельзя.

От ужаса никто не плакал, смотрели на все стеклянными глазами»
Звучит музыкальное вступление (звон колоколов) песни «Поклонимся великим тем годам», в исполнении И. Кобзона
Ведущий:

Я видел седых детей...

Не белобрысых, не русых.

На стыках военных путей,

В болотах лесов белорусских...

Я видел седых детей.

Пресней дождевой воды

Спирт показался во фляге,

Когда привели седых


Детей в партизанский лагерь.

В глазах заморожен крик –

Пронзительнее штыка,

И рыжий, как солнце комбриг

Не допросил «языка».

Сказал по-русски: «Взгляни».

Тот понял и посмотрел...

Седые дети, они

Знали слово «расстрел».

Не спали среди тишины

Седые дети войны. (А. Балин)
Ведущий: Самые обездоленные дети войны - малолетние узники фашистских концлагерей и гетто. Что же такое – фашизм? Это когда сжигают, расстреливают детей, когда их убивают и бомбой, и пулей, и голодом, и страхом. Фашизм – это когда на детей напускают овчарок. «Собаки рвали детей... А немцы хохотали», - вспоминает Аня Павлова, которой было 9 лет, когда началась война. «Сядем над разорванным телом и ждем, когда сердце у него остановиться... снегом присыплем... Вот ему и могилка до весны...»
Ведущий: Фашизм – когда дети становятся донорами для немецких солдат. Кровь брали, пока ребенок не умирал. Детей гнали из концлагеря в концлагерь.
Вспоминает Валя Кожановская, ей было 11 лет.

«Привезли в концлагерь. Там мы увидели: на соломе сидят детки, а по ним ползают вши. Солому возили с полей, которые начинались сразу за колючей проволокой с током. Каждое утро стучал железный засов, входили смеющийся офицер и красивая женщина, она по–русски нам говорила: «Кто хочет каши, быстро становитесь по двое в ряд. Поведем вас кормить...» Они шутили, смеялись, а дети спотыкались, толкались. Каши хотели все.

- Надо только 25 человек, - пересчитывала женщина. Не ссорьтесь, подождите до завтра.

Я сначала верила, вместе со всеми, бежала, толкалась, а потом стала бояться: «Почему не возвращаются те, которых уводят кормить кашей?»

Как долго это продолжалось, не скажу. Но только однажды слышим шум, крик, стрельбу. Стучит железный засов – в барак к нам врываются родные солдаты с криком: «Детушки!» Солдаты берут нас на плечи, на руки по несколько человек. Целуют, обнимают и плачут, что мы такие легкие, что у нас одни косточки. Выносят на улицу, и мы видим черную трубу крематория. Несколько недель нас лечили, кормили. Когда мы окрепли, повезли домой»

Ведущий: У всех малолетних узников концлагерей одинаковые трагические воспоминания: голод, холод, страх, боль, колючая проволока, люди в белых халатах со шприцами, расстрелы, кровь. Каждый из уцелевших может поименно назвать своих спасителей. Дети войны никогда не забудут тех, кто в годы войны избавил их от беды, несчастья и неволи...
Ведущий: Они прикрыли жизнь собою.

Жизнь, начинавшую едва.

Чтоб было небо голубое.

Была зеленая трава.

И вновь - весна...

И солнце светит ясно.

Вот детский смех послышался вдали...

Но кто сказал, что жили вы напрасно?

Но кто сказал, что зря боролись вы?

Кто так сказал, не знал, наверно, горя

И не видал он материнских слез,

Не видел он могил

И после боя

Не видел тех, кто это перенес. (Русские солдаты)
Ведущий: Вместе с бойцами воевали на фронте тысячи мальчишек и девчонок. Сыны полков, юные партизаны, разведчики, танкисты. Разными путями попадали они на войну и не знали, как сложится их жизнь через год, месяц, день, через час. Но храбрость их раньше срока возмужавших сердец, недетская сила мозолистых рук были в едином порыве, принесшем нам Победу. Вспомним их имена.
Леня Голиков.

Леня Голиков, 17 лет, партизан, Герой Советского Союза, погиб в бою.

Саша Чекалин.

Саша Чекалин, 16 лет, партизан, Герой Советского Союза, повешен фашистами.

Марат Казей.

Марат Казей, 14 лет, партизан, Герой Советского Союза, погиб в бою, подорвав себя и фашистов последней гранатой.

Лида Демеш.

Лида Демеш, 13 лет, партизанка, расстреляна фашистами.

Таня Савичева.

Таня Савичева, 13 лет, умерла после блокады Ленинграда в 1944 году.
И еще 13 000 000 детей, чью жизнь оборвала война...

Ведущий: Великая Отечественная Война затронула всех советских людей, изменила жизнь всего Советского Союза. Казахстан принимал детей, эвакуированных из прифронтовой полосы. Дети прибывали в индивидуальном порядке, с родителями и детскими учреждениями. Всего за войну в Казахстан было эвакуировано 129 детских домов и 15 московских школьных интернатов. В Караганде, Уральске, Петропавловске, Джамбуле, Кокчетаве и Павлодаре были открыты детские столовые с ежедневными обедами.


В Казахстане, как и по всей стране, в годы войны было широко распространено усыновление, опека и попечительство. Так, казашка Ажаркуль Ахметова из Кзыл-Орды взяла русского ребенка и в письме своему мужу на фронт писала: «У нас теперь есть сын. Я взяла на воспитание двухмесячного мальчика и назвала его Серикбай». От казашек не отставали женщины других национальностей. Всего по май 1945 года было усыновлено и патронировано 13348 детей.
Ведущий: Много можно рассказать о жизни детей в тылу. Детство поглотила война, юность – послевоенная разруха и голод. За очень короткий срок вчерашние школьники освоили сложные профессии слесарей, токарей, кузнецов и уже в 12-14 лет становились у станков на заводах и фабриках. А если не хватало роста, под ноги подставляли ящики. Тогда не спрашивали о возрасте, все работали на равных – по 12 часов. Каждый понимал, что необходимо трудиться за себя и за ушедших на фронт. Вместе со взрослыми дети восстанавливали разрушенное хозяйство, работали на полях и стройках. Воспитанные трудом и доблестью, они рано взрослели, заменяя погибших родителей своим братьям и сестрам.

Одно слово «фронт» вдохновляло ребят. С большой любовью они вязали носки для бойцов, вышивали кисеты для табака, и собирали посылки на фронт. В школьных мастерских они тщательно изготавливали различные детали для мин, другого оружия. Собирали металлолом. На средства пионеров построили танки, самолеты, пушки и вручили по просьбе ребят самым умелым воинам. Выполнил наказ Арзамаских пионеров летчик Максименко. На истребителе «Арзамаский пионер» сбил 5 фашистских стервятников. Немало раздавил и расстрелял фрицев танк «Горьковский пионер», доблестно громила врагов у Ржева, Орлова, Севска танковая колонна «Московский пионер».

Ведущий: Огромный вклад в достижение победы над врагом внесли труженики сельского хозяйства. С первых дней войны перед ними встали, казалось бы, непреодолимые трудности: на фронт ушла наиболее трудоспособная часть колхозников. В деревнях, аулах и селах остались женщины и дети. 13-15 летние подростки быстро научились управлять тракторами и комбайнами. А чтобы на полях не осталось ни зернышка, дети 7 лет и старше собирали колоски.


«Собирая колоски на полях, лекарственные растения в тайге, шефствуя над ранеными фронтовиками в госпиталях или над семьями погибших воинов, будучи связными в партизанских отрядах или пастушьим кнутом подгоняя коров к грузовым вагонам, идущим на фронт, мы чувствовали себя маленькими солдатами Красной Армии, борющейся против фашистских захватчиков»

(Евгений Евтушенко, поэт)
Ведущий: Сегодня к нам в гости пришли люди, чье детство тоже опалено, обожжено войной. Это Литвинцева Нина Семеновна и Глаголева Глафира Григорьевна. К счастью, они остались живы и расскажут нам о своем военном детстве, о том, что они пережили в годы войны.

(Рассказ ветеранов.)
1Ведущий: Все меньше и меньше остается людей, которым мы можем сказать: «Мы благодарны вам за чистое мирное небо, за счастливое детство наших детей, мы гордимся Вами. С праздником вас, дорогие! Здоровья, счастья, гордости за детей и радости за внуков, поводов для светлых улыбок, и, конечно, вечно мирного неба».

2Ведущий. Мы благодарны вам и за то, что никогда не сможем почувствовать ужасы тех военных лет. Как все минувшее чему мы не были свидетелями.

Мы не вспомним поросшие бурьяном поля, пресный вкус кирпичной пыли на руинах городов и деревень, запах смерти.

Мы не можем это вспомнить и заново пережить потому, что это было не с нами.

27 миллионов наших людей – мужчин, женщин, детей – унесла война. Их не вернуть. Но мы должны их помнить!

Прошу всех встать. Склоним головы перед величием воинского подвига. Почтим память всех погибших минутой молчания. /Минута молчания/
Ведущие говорят на фоне музыки из фильма «Профессионал», в обработке Э. Мариоке.
Ведущий: На земле самый лучший народ – дети. Как уберечь нам его в тревожное время? Как сохранить его душу и его жизнь? А вместе с ним – и наше прошлое, и наше будущее?

Как сохранить планету людей, на которой девочки должны спать в своих кроватках, а не лежать на дороге убитые с незаплетенными косичками?.. И чтобы детство никогда больше не называлось войной.

Я не хочу, чтоб голос орудийной канонады

Услышал мой ребенок. Мой и твой.

Я не хочу, чтоб голод Ленинграда

Коснулся их блокадною рукой.

Я не хочу, чтоб доты обнажились,

Как раковая опухоль земли.

Я не хочу, чтоб вновь они ожили

И чью-то жизнь с собою унесли.

Пусть вскинут люди миллион ладоней

И защитят прекрасный солнца лик.

От гари, пепелищ и от хатынской боли

Навечно! Навсегда! А не на миг!

Я не хочу, чтоб голос орудийной канонады

Услышал мой ребенок, мой и твой.

Пусть мир взорвется криком: «Нет! Не надо!»

Мне нужен сын не мертвый, а живой.
Звучит песня И.Кобзона «Поклонимся великим тем годам»