zabika.ru 1

Шантарович С. А.

Фольклорные и риторические традиции в рассказах

А. П. Чехова
Ораторская культура и фольклорные традиции, присущие той или иной эпохе, находят отражение в произведениях писателей. Если обратиться к творчеству А. П. Чехова, которое в значительной мере было подвержено влиянию так называемой «малой прессы», то мы заметим некоторые другие традиции и влияния.

В 60-е годы 19 века многие писатели обращались к исследованию жизни простого народа, пытаясь воспроизвести народный быт в литературе. Это осознавалось как одна из основных задач литературы того времени. Демократическая пресса шестидесятников расширила социальный диапазон художественного изображения. Именно шестидесятники многократно усилили, развили, разрушив предметную нормативность, сделав возможным включение в художественное произведение любого предмета, имеющего отношение к жизни героя.

На наш взгляд, всё это было давно присуще фольклорным традициям, именно такие черты, как: уравнение живого и неживого одушевление предметов, говорящие фамилии. Отображение многих предметов требовало новой формы повествования, более краткой и концентрирующей формы изображения явлений, что мы и наблюдаем в творчестве А. П. Чехова. Конечно, проявляются в творчестве писателя традиции и опыт натуральной школы, внимательной к подробностям, даже «мелочам», каждый предмет у неё существовал для изображения сословия, профессии, уклада жизни и т.д.

Юмористический рассказ, сценка, анекдот – традиционные жанры фольклорной литературы. Однако А. П. Чехов несколько разредил сплошную предметность, оказалось, что совсем необязательно изображать сплошной предметный ряд, достаточен пунктир. Ощущение целостности «потока жизни» гораздо вернее создаётся немногими деталями, чем их длинной вереницей. Писатель открыл особые приёмы введения в повествование этих второстепенных предметов, когда одна незначительная на первый взгляд деталь окрашивает в свой тон всё окружающее, а также выполняет несколько функций одновременно. Это всё и характеризует персонажей, создаёт эмоциональный фон произведению.


Как известно, тексты произведений А. П. Чехова построены на жизненных ситуациях, бытовых зарисовках, характерных также для фольклора. Истоки сюжетного новаторства писателя лежат в бесфабульном рассказе-сценке, характерными особенностями которых являются: статичность событий, обрыв действия на середине, отсутствие развязки, знаменитые «открытые финалы», эпизоды, как будто не связанные с основным действием, отсутствие чёткости в иерархичности построения. Значимый для фабулы эпизод может занимать меньше пространства, чем сцена, не играющая роли в дальнейших событиях. Например, в рассказе «Шампанское» описание природы занимает гораздо больше места, чем события, составляющие ядро повествования, приводящие ситуацию к развязке. Для А. П. Чехова важно дать представление об общем, чтобы затем идти вглубь: к необычному. Только на первый взгляд сюжеты рассказов просты и непритязательны. В самом деле, разве возникшая между друзьями детства пропасть – не трагедия? («Толстый и тонкий»). А приезд незваной гостьи, повлёкший за собой гибель семьи? («Шампанское»). Чеховское знание жизни позволяет ему за обыденностью, незначительностью увидеть острую жизненную ситуацию и донести её до читателя, не утомляя ненужными подробностями.

Термин «подводное течение» часто применяют исследователи творчества писателя. На наш взгляд, данную дефиницию можно определить как виртуозное использование автором такого риторического приёма, как намёк. То, что писатель не говорит прямо, достаточно точно домысливается читателем.

А. П. Чехов не превозносит себя над читателем, не навязывает свой взгляд на мир, на его проявления, наоборот, он всеми способами и средствами показывает, что явления, о которых он говорит, известны и понятны ему. Следовательно, писатель беседует с читателем на равных, именно беседует, так как в потоке повествования существует множество недоговоренностей, недомолвок, намёков – так называемых «пустот», которые так часто возникают в процессе живой беседы. Это и есть принцип равенства с читателем, проявляющийся в языковой организации произведений А. П. Чехова. Ведь для того, чтобы быть понятым, для того, чтобы вызвать у читателя сочувствие к изображаемому явлению, писатель должен говорить на языке, который не требует от читателя напряжённого поиска смысла, скрытого за обилием сложных слов и конструкций. Писатель обращается к каждому человеку, а не к определённой общественной группе, он излагает свои мысли таким образом, чтобы читателю не приходилось мучительно искать смысл сказанного. Здесь находит воплощение первый и главный закон риторики – закон гармонизирующего диалога, гласящий, что ваш собеседник или ваша аудитория – это не пассивный объект, который лишь принимает информацию, а соучастник в процессе общения. Для того чтобы пробудить в адресате внутреннее слово, нужно знать, что именно заставит читателей внимать.


Следовательно, нужно быть хорошим знатоком жизни, всех её проявлений, знать фольклорные и риторические традиции, чтобы не оставить равнодушным никого.

В произведениях А. П. Чехова обычно нет непосредственной авторской оценки характеров и событий. И всё же организующую роль в языковом оформлении произведения играет авторская речь, зачастую – особая интонация, которая передаёт состояние души героев. Без этого скрытого голоса писателя речь персонажей не могла бы вызвать у читателя нужного впечатления, кроме оценочного момента. Отношение писателя к персонажу передаётся и путём взаимодействия голоса автора с голосами действующих лиц. Иногда они сливаются (в тех случаях, когда мысли и чувства данного лица близки автору), порой же внутренняя авторская интонация противоречит смыслу и тону речи персонажа. Например, в рассказе «Загадочная натура» монологические высказывания героини перемежаются с авторскими вставками, которые по смыслу и характеру противоречат речи героини. Дамочка усиленно машет веером. Лицо её принимает плачущее выражение.

Ироническая интонация автора в рассказах разрушает чисто внешнее слияние авторского голоса и голосов действующих лиц. Используется риторический приём стилистической аритмии, когда в нить повествования вклиниваются чужеродные по стилю элементы. Этот приём используется А. П. Чеховым в диалогах, когда возникает необходимость подчеркнуть отношение к предмету речи.

Таким образом, рассмотренные в статье некоторые фольклорные традиции и осознанные риторические приёмы, важны для понимания скрытого смысла рассказов А. П. Чехова.

ЛИТЕРАТУРА


  1. Корман Б. О. Практикум по изучению художественного произведения

/Б. О. Корман. – Ижевск, 1977.

  1. Сухих И. Н. Проблемы поэтики А. П. Чехова.- Л., 1989.

  2. Чехов А. П. Собрание сочинений: в 12т. /А. П. Чехов. – М., 1954.