zabika.ru 1 2 ... 9 10

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Милтон Эриксон

Глубокий гипнотический транс:

индукция и использование



ББК88.5 Э77

Эриксон М.

Э 77
Глубокий гипнотический транс: индукция и использование; Вэндлер Р. Искусство Мастера НЛП: Пер. с англ. — Симферополь: «Реноме», 1999. — 208с.

ISBN 966-7198-34-0

Милтон Эриксон — знаменитый американский психотерапевт.

В представляемой читателю оригинальной работе мэтра гипноза в доступной и увлекательной форме описывается применение естественных методов гипноза при индивидуальной психотерапевтической реабилитации клиентов.

Ричард Бэндлер — признанный Мастер НЛП — нейролингвисти-ческого программирования.

НЛП показало высокую эффективность в психотерапии, педагогике, политике, бизнесе, менеджменте и рекламе — т. е. в любой области взаимодействия людей.

Примеры психотерапевтических сеансов, приведенные в книге, дают возможность читателю ознакомиться с искусством Мастера НЛП.

ББК88.5

© Фирма «Реноме», 1998. © ИД «Квадранал», 1998. ISBN 966-7198-34-0 Оформление
Милтон Эриксон

Глубокий гипнотический транс:

индукция и использование
Естественные методы гипноза

Под естественным подходом подразумевается, что психотерапевт принимает ту ситуацию, с которой он сталкивается и использует ее, не пытаясь перестроить ее психологически. При таком подходе поведение пациента становится не помехой, а определенным вспомогательным средством и играет действенную, активную роль при индуцировании транса.

Для пояснения этих положений я приведу несколько историй болезней.

Случай 1

Мужчина в возрасте 30 лет очень заинтересовался гипнозом и вызвался быть субъектом на нескольких экспериментальных сеансах в университете. На первом гипнотическом сеансе оказалось, что он является отличным гипнотическим субъектом, но, к сожалению, потерял всякий интерес к дальнейшим экспериментальным опытам.


Спустя несколько лет он решил, что воспользуется гипнозом у дантиста, так как его зубы требовали обширного лечения, но он очень боялся боли.

Он легко вошел в состояние транса у дантиста; у него возникла анестезия руки после соответствующего внушения, но он не смог перенести обезболивание на полость рта в самой небольшой степени. Наоборот, ему показалось, что полость рта стала еще более чувствительной. Его усилия вызвать анестезию прямым образом также потерпели неудачу.

Дантист предпринял дополнительные, но также не принесшие успеха попытки научить пациента различным методам анестезии и обезболивания. Пациент мог поступать таким образом с любыми частями своего тела, но только не с полостью рта. Тогда его послали к автору, так как это был особый Случай.

Легко было индуцировано состояние транса, и пациенту как бы случайно напомнили о его желании легко и свободно чувствовать себя в кресле дантиста. При этом ему приказали быть внимательным к инструкциям, которые ему будут даваться, и выполнять их четко и полностью.

Ему было сделано внушение, что его левая рука станет очень чувствительной ко всем стимулам, в том числе и болевым. Это гиперстетичное состояние будет продолжаться до тех пор, пока ему не будут даны другие, противоположные, инструкции. В течение всего этого времени ему нужно принять все возможные меры, чтобы защитить его руку от болезненных контактов.

Пациент правильно до конца отреагировал на эти внушения. Кроме гиперстезии и без всякого дополнительного внушения на этот счет, он спонтанно развил анестезию своей полости рта, что позволило выполнить всю зубоврачебную работу без введения других анестезирующих средств.

Даже в последующих попытках анестезию и обезболивание нельзя индуцировать прямо и намеренно, за исключением только части рисунка гиперстезии — анестезии, характерной для этого пациента. Однако это единственный пример поведения такого типа. Автор время от времени встречался с другими похожими случаями.


Очевидно, психологически фиксированное понимание пациента состояло в том, что зубоврачебная работа должна быть абсолютно связана с гиперчувствительностью. Когда это фиксированное жесткое понимание было достигнуто, то стала возможной и зубоврачебная анестезия способом, аналогичным релаксации одного мускула, что позволяет сжатие другого.

Случай 2

Несколько раз безуспешно дантист и его коллеги пытались использовать гипноз на жене этого дантиста для ее лечения. Каждый раз, по ее словам, она от испуга словно каменела, не могла двинуться, а потом начинала плакать. Она не могла сделать ничего из того, что ей приказывали. Она не могла расслабиться. Она не могла выполнить левитацию руки, закрыть глаза. Все, на что она оказалась способной, так это пугаться и плакать.

К ней был применен естественный подход, включая и синергизм. Общая ситуация, сложившаяся вокруг ее случая, была объяснена следующим образом:

«Вы хотите, чтобы при лечении ваших зубов был применен гипноз. Ваш муж и его коллеги хотели того же, но каждый раз, когда к вам применялся гипноз, вас не могли ввести в состояние транса. От испуга вы каменели и плакали. Но ведь можно каменеть, но не плакать. Теперь вы хотите, чтобы я поработал с вами как психиатр, но я не верю, что в этом есть необходимость. Вместо этого я введу вас в состояние транса так, чтобы вы смогли применить гипноз во время лечения зубов».

Она отвечала: «Я тут же испугаюсь, окаменею и заплачу».

Ей ответили: «Нет, сначала вам нужно окаменеть. Это первое, что вам нужно сделать, и вы это сделаете сейчас. А теперь каменейте все больше и больше; ваши руки, ваши ноги, ваше тело, ваша шея становятся все тверже и жестче, гораздо тверже, чем тогда, на сеансах с вашим мужем.

Теперь закройте глаза, и пусть ваши веки начинают каменеть до тех пор, пока не станут настолько жесткими, что вы не сможете открыть их».

Ее реакции были почти адекватными.

«Теперь следующее, что вы должны сделать, так это глупо испугаться, а потом заплакать. Конечно, вам этого не хочется, но вы должны сделать это, потому что вы научились делать так, но не делаете этого сейчас.


Гораздо легче сделать глубокий вздох, расслабиться и глубоко заснуть.

Почему бы вам не попытаться сделать так, вместо того чтобы пугаться и плакать».

Ее реакция на такое внушение была немедленной и достаточно хорошей.

Следующее внушение было таким:

«Конечно, вы можете продолжать глубоко спать в состоянии транса, расслабиться и чувствовать себя спокойно и удобно. Но в любой момент, когда вы захотите, вы можете начать пугаться и плакать. Но, может быть, теперь, когда вы знаете, как это нужно делать, вы сможете сохранить удобное, спокойное состояние транса, так, чтобы вы смогли вылечить свои зубы в самом спокойном состоянии». Затем было дано простое постгипнотическое внушение, чтобы дать возможность для индукции транса в будущем.

После этого ее спросили, интересно ли ей узнать, является ли она компетентным субъектом. Получив ее согласие, к ее удовольствию и удовлетворению, на ней были опробованы различные явления сомнамбулического транса.

С тех пор почти в течение года она была отличным гипнотическим субъектом.

Случай 3

Случай другого типа, в котором был использован тот же подход, произошел со вступившей в брак девушкой, у которой почти в течение недели, хотя она и хотела половой близости с мужем, возникало состояние сильнейшей паники при каждой попытке ее мужа и даже тогда, когда он просто предлагал ей это.

Она вошла в кабинет вместе со своим мужем, запинаясь, рассказала о своих жалобах и объяснила, что нужно что-то сделать, так как ей угрожают бракоразводным процессом. Ее муж подтвердил все, что она сказала, добавив несколько деталей описательного характера.

Мы выбрали способ, который часто использовали в подобных случаях.

Ее спросили, хочет ли она, чтобы мы воспользовались какой-нибудь процедурой для решения ее проблемы. Она ответила: «Да, все, что угодно, но только чтобы меня при этом не трогали. Я ненавижу, когда меня трогают». Ее муж подтвердил ее заявление.


Ее проинструктировали, что будет использован гипноз. Она, колеблясь, согласилась, но снова попросила о том, чтобы ее никто не касался.

Ей было сказано, что ее муж будет постоянно сидеть в кресле на другой стороне кабинета, а автор будет сидеть рядом с мужем. Однако она сама лично поставит свой стул в дальний конец комнаты, сядет там и будет постоянно наблюдать за мужем. Если муж или автор когда-нибудь встанут со своих мест, то она немедленно должна покинуть кабинет; она будет сидеть рядом с дверью кабинета.

Затем ей нужно расположиться в кресле, откинувшись назад, вытянув вперед ноги и скрестив их, и напрячь все мускулы. Ей нужно пристально смотреть на мужа до тех пор, пока все, что она может увидеть, будет им, а автора она будет видеть только краем глаза. Она должна скрестить руки перед собой и плотно сжать кулаки.

Она послушно начала выполнять свою задачу. Когда она все это проделала, ей приказали глубоко уснуть и не видеть ничего, кроме мужа и автора. Пока она будет все глубже и глубже погружаться в сон, она почувствует себя испуганной и запаниковавшей, она не будет в состоянии двинуться или сделать что-либо, кроме того, что она будет наблюдать за нами обоими, все глубже погружаясь в состояние транса, в прямой пропорции к состоянию паники.

Это паническое состояние, в соответствии с данной ей инструкцией, углубит ее транс и в то же время удержит ее в состоянии неподвижности в кресле.

Потом постепенно она почувствует, как ее муж будет касаться ее интимными, ласкательными движениями, хотя она отчетливо будет видеть его сидящим в кресле в другом конце комнаты. Ее спросили, хочет ли она почувствовать такие ощущения, и ей также сообщили, что существующая неподвижность ее тела ослабится в достаточной степени, чтобы позволить ей кивнуть головой в знак согласия или покачать ею в знак отрицания чего-либо, и что на этот вопрос нужно дать ответ не торопясь, вдумчиво.

Она медленно кивнула головой в знак согласия.


Потом ее попросили отметить, что ее муж и автор отвернули головы от нее, поскольку она теперь начнет ощущать постепенно становящиеся все более интимными ласки мужа на своем теле, пока она наконец не почувствует себя полностью расслабившейся, счастливой и удовлетворенной.

Приблизительно через пять минут она обратилась к автору со словами: «Пожалуйста, не оглядывайтесь, я так смущена. Можно нам уйти домой, так как со мной сейчас все в порядке?».

Ей разрешили выйти из кабинета, а ее мужу была дана инструкция отвести ее домой и пассивно ожидать развязки.

Спустя два часа они сообщили по телефону: «Все в порядке». Приблизительно через неделю контрольный телефонный звонок подтвердил, что все идет у них нормально. Приблизительно через 15 месяцев они с гордостью показали автору своего первенца.

Такие методы были использованы и в случаях с брачной импотенцией. Таких случаев у автора было восемь, но здесь дается в виде иллюстрации только один из них.

Случай 4

Этот 24-летний жених, окончивший в свое время колледж, вернулся после медового месяца в очень удрученном состоянии духа. Его невеста немедленно отправилась к адвокату, чтобы начать бракоразводный процесс, а он обратился за помощью к психиатру.

Его уговорили привести свою жену к психиатру и без особых трудностей ее убедили принять участие в гипнотерапии ее мужа.

Ему приказали глядеть на свою жену и заново испытать чувство абсолютного стыда, унижения и безнадежной беспомощности.

Когда он сделает так, то почувствует необходимость сделать хоть что-то, чтобы уйти, избавиться от этого ужасного ощущения. По мере того, как это будет продолжаться, он почувствует, что не в состоянии видеть ничего, кроме своей жены, он не сможет видеть даже автора, хотя и будет слышать его голос. Когда это произойдет, он поймет, что впадает в глубокое состояние транса, в котором он не сможет контролировать действия своего тела. Затем он начнет галлюцинировать свою жену обнаженной, а затем и себя в таком же виде. Это приведет его к удивительному для него открытию, что он ощущает физический контакт со своей женой, который будет все более интимным и возбуждающим, и что нет ничего, что он мог бы сделать, чтобы контролировать свои физические реакции. Однако конец его бесконтрольным реакциям наступит только по просьбе его жены.


Состояние транса возникло быстро и в полном соответствии с данными инструкциями.

По окончании состояния транса ему была дана команда: «Теперь вы знаете, что вы сможете, вы уверены в этом. Фактически, вы достигли успеха, и нет ничего, что могло бы помешать вашему успеху и дальше».

В этот же вечер легко был выполнен половой акт. Автор иногда встречался с ними в роли семейного советчика, и их брак стал намного счастливее.

Другой тип болезни касался ребенка, родители которого привели его в кабинет, угрожая и уговаривая посетить автора.

Случай 5

В данном примере речь идет о восьмилетнем мальчике, страдающем недержанием мочи, которого родители наполовину внесли, наполовину втащили в кабинет. Они уже обращались за помощью к соседям, и за него даже публично молились в церкви.

Теперь его привели к врачу «для психов» как к последнему средству, пообещав в награду обед в отеле после беседы с врачом.

Его отвращение и враждебное отношение ко всему этому носили явный характер.

Автор начал с того, что заявил мальчику: «Ты очень сердишься и собираешься оставаться злым и дальше. Ты считаешь, что ничего не можешь поделать с этим, но на самом деле есть одна вещь, которая вполне в твоих силах. Тебе не хотелось встречаться с доктором сумасшедших, но ты здесь, и тебе хочется что-нибудь сделать, но ты не знаешь что. Твои родители привели тебя сюда, заставили тебя. Ну, ты можешь заставить их уйти отсюда. Фактически, мы оба можем... Ну-ка прикажи им уйти из кабинета». В этот момент его родителям был незаметно дан сигнал уйти, чему они охотно подчинились, к явному удовольствию ребенка, хотя это и вызвало у него удивление.

Затем автор продолжил так: «Ты все еще сердит, и я тоже, потому что они приказали мне вылечить тебя с тем, чтобы ты больше не мочился в постели. Но они не могут отдавать мне приказы, как тебе. Но сначала мы с тобой договоримся насчет них...». И, сделав медленный, выразительный, приковывающий внимание жест, автор добавил: «Посмотри вон на тех щенков. Мне больше всего нравится коричневый, но я думаю, что тебе больше всего нравится черно-белый щенок, потому что у него передние лапы белые. Если ты хочешь быть вежливым, ты приласкаешь моего щенка. Мне нравятся щенки, а тебе?».


Тут у мальчика, охваченного чувством большого удивления, возникло состояние сомнамбулического транса. Он прошел по кабинету и сделал несколько движений, как бы лаская, гладя этих двух щенков, при этом одного больше, чем другого. Потом он взглянул на автора, который сказал ему: «Я рад, что ты больше не сердишься на меня. И я думаю, что нам с тобой не следует рассказывать об этом твоим родителям. Может быть, им послужит уроком, то, что они заставили тебя прийти сюда, то, что ты ничего им не скажешь, пока не кончится этот учебный год. Но насчет одного события договоримся с тобой наверняка. Ты мне должен поверить, что, если в течение месяца постель у тебя будет оставаться сухой, они купят тебе щенка, похожего на нашего Спотти, даже в том случае, если ты им не скажешь ни слова об этом. Им придется это сделать. Теперь закрой глаза, глубоко вздохни, потом глубоко и крепко засни и проснись ужасно голодным».

Мальчик сделал все в соответствии с командами и был отпущен к родителям, которые были проинструктированы частным образом.

Через две недели он был использован в качестве демонстрационного субъекта для группы врачей. Никакого лечения не проводилось.

В течение последнего месяца учебного года мальчик каждое утро демонстративно вычеркивал в календаре по одному дню.

Когда до конца месяца осталось несколько дней, он, хитро улыбаясь, заметил матери: «Вам лучше подготовиться».

31 числа его мать сказала ему, что его ожидает сюрприз. Его ответом было: «Было бы здорово, если он будет черно-белым». В этот момент в комнату вошел отец с щенком в руках. Мальчик был так возбужден и доволен, что не задал никаких вопросов. Спустя 18 месяцев постель мальчика оставалась сухой.

Случай 6

Последний случай касается 16-летней девушки, привычка которой сосать большой палец вызывала негодование и отвращение у ее родителей, учителей, школьных товарищей, водителя школьного автобуса; короче говоря, у всех, кто с ней общался.


После многих усилий со стороны ее родителей, которые искали совета у соседей, после вмешательства священника в местной церкви, после того, как ее заставили в школе носить на груди записку со словами «Я сосу палец», было, наконец, решено обратиться за консультацией к психиатру как к последнему средству, считая это позором для семьи.

Прежде всего родители заявили автору, что они надеются, что лечение их дочери будет основано прежде всего на религии. Но, поскольку болезнь прогрессировала, то автору удалось получить от них обещание, что после того как девушка станет его пациенткой, родители в течение целого месяца не будут вмешиваться в лечение ни единым словом, ни единым жестом, что бы ни происходило с их дочерью.

Девушка неохотно пришла в кабинет вместе с родителями. При этом она шумно сосала свой палец. Родителей попросили уйти из кабинета, и дверь за ними закрылась. Когда автор повернулся, чтобы посмотреть в лицо девушки, она вынула палец изо рта лишь настолько, чтобы можно было сказать о том, что она не любит всяких там докторов.

Ей сказали в ответ: «А мне не нравится, что твои родители приказали мне вылечить тебя от твоего сосания пальца. Мне приказывать!.. Это твой палец и твой рот, и почему бы тебе не делать это, если тебе хочется! Приказывать мне лечить тебя!.. Ну и дела! Мне только интересно, почему, когда ты так воинственно относишься к попыткам избавить тебя от сосания пальца, ты не мочишься так же воинственно, как грудной ребенок, который еще не знает, как воинственно нужно сосать палец?

Мне бы хотелось научить тебя, как сосать пальцы достаточно воинственно, так, чтобы твои старики-родители, черт возьми, пришли еще в больший ужас! Если тебе интересно, я расскажу тебе об этом; если нет, то я буду только смеяться над тобой». Слова «черт возьми!» полностью приковали ее внимание. Она считала, что врач не должен применять такие слова по отношению к ней, выпускнице средней школы, которая регулярно посещала церковь.


Кроме того, высказывание о неадекватности ее агрессивности, воинственности, что два семестра внушал школьный психолог, еще больше приковало ее внимание к автору.

Предложение научить ее, как еще больше досадить своим родителям, о которых автор отозвался так неуважительно, вызвало полнейшую фиксацию ее внимания, так, что вопреки ее намерениям и целям она оказалась в состоянии гипнотического транса. Потом он сказал решительным тоном:

«Каждый вечер после обеда, как часы, твой отец идет в гостиную и читает газету от корки до корки. Каждый вечер, когда он начинает читать, иди туда же, садись рядом с ним, соси свой палец добросовестно и громко и делай это целых 20 минут, чтобы это раздражало его так, как никогда раньше.

Затем иди в комнату матери, где она занимается шитьем каждый вечер, прежде чем идти мыть посуду. Садись около нее и тоже 20 минут соси свой палец, чтобы она лопалась от злости.

Делай это каждый вечер и делай добросовестно. По дороге в школу подумай о том, кто из людей тебе не нравится больше всех, и каждый раз как встретишь его, засовывай палец в рот и смотри за тем, как он будет отворачиваться. И будь готова к тому, чтобы вновь засунуть палец в рот, когда он на тебя поглядит снова.

Выбери себе одного учителя из своей школы, которого ты не любишь больше всего, и проделывай с ним то же самое. Вот тогда, я надеюсь, ты будешь действительно агрессивной».

После некоторых заключительных замечаний автор отпустил девушку домой и пригласил ее родителей.

Он им напомнил об их обещании и сказал о том, что если они твердо сдержат свое обещание, то сосание пальца у девушки скоро прекратится, приблизительно в течение месяца. Оба родителя подтвердили свое согласие на полное сотрудничество.

По пути домой девушка не сосала свой палец, была молчалива всю поездку. Родители были так довольны, что они позвонили по телефону, чтобы выразить свою благодарность.

В тот же вечер, к ужасу своих родителей, девушка подчинилась данным ей инструкциям, о чем они сообщили автору по телефону на следующий день. Им напомнили об их обещании автору относительно будущего девушки.


Целых десять вечеров девушка честно выполняла все инструкции.

Потом ее это начало раздражать. Она начала укорачивать время, потом она начала опаздывать и раньше заканчивать, затем пропустила несколько раз и, наконец, окончательно забыла.

Менее чем через четыре месяца девушка перестала сосать пальцы сначала дома, а потом и повсюду. Она стала сильнее интересоваться жизнью своей группы в школе. Она стала лучше приспосабливаться к жизни во всех отношениях.

Автор встретился с этой девушкой год спустя. Она узнала его, смотрела на него несколько минут, а потом заметила: «Я не знаю, нравитесь вы мне или нет, но я очень благодарна вам».

Одним из основных принципов при индуцировании гипноза является обращение с пациентом, как с личностью, учитывая его потребности как индивидуума. Очень часто делаются попытки приспособить пациента к принятому формальному методу внушения, а не согласовывать этот метод с пациентом в соответствии с его фактической структурой личности. При любой такой адаптации возникает настоятельная необходимость принимать и использовать эти психологические состояния, понятия и позиции, которые привносит сам пациент. Игнорирование этих факторов в пользу какой-то ритуальной процедуры очень часто задерживает, ограничивает и даже предотвращает нужные результаты. Восприятие и использование этих факторов, напротив, способствует более быстрой индукции транса, возникновению более глубоких состояний транса, более легкому восприятию терапии и улучшает общую терапевтическую ситуацию.

Другим важным принципом является необходимость избегать многократного повторения очевидного. Как только пациент и терапевт ясно, четко поймут, что нужно сделать, то следует ждать возникновения только усталости от дальнейших повторений. Восприятие как абсолютное конечное определение понятий того, что пациент ожидает и чего хочет, что нужно сделать, а потом ожидание адекватных реакций пациента служат для более легкого получения результатов, чем многократное повторение команды для определенных реакций. Эта простота инструкций с адекватными результатами четко показана во втором случае.

Короче говоря, в каждом из вышеприведенных случаев была сделана попытка проиллюстрировать использование поведения пациента и его потребностей как натуралистического способа индукции гипнотического транса и гипнотерапии. Была предпринята попытка показать, что адаптация гипнотических методов к пациенту и его потребностям, а не наоборот, легко и быстро приводит к получению нужных терапевтических результатов.


следующая страница >>