zabika.ru 1

РУССКИЙ КЛАССИЦИЗМ

Политика Петра I создала определённые социальные и культурные предпосылки для возникновения в русской литературе XVIII в. классицизма.

Классицизм (лат. classicus — ‛образцовый’) ― направление в западноевропейском искусстве, достигшее расцвета во Франции XVII в. Название направления установилось в ХIХ ст. в соответствии с главной его идеей: подражание классическим образцам. Такие образцы классицизм видел в античной (древнегреческой и древнеримской) литературе.

Классицизм требовал соблюдения в искусстве логики и правил. Правила этого направления впервые были изложены для французской литературы писателем Н. Буало в книге «Поэтическое искусство» (1674). Но в то же время это были и общие правила классицизма как литературного направления. Всё творчество делилось на жанры и для каждого жанра определялись строго предписанные нормы. От писателя не требовалось оригинальности: литературное произведение должно быть ориентировано на законы, вечные и единые для писателей всех времён и народов. Творчество «по правилам» было в то время общепринятым и реальным путём овладения новой художественной культурой, новой системой литературных форм и поэтического содержания. Правила нисколько не мешали классицистам, а наоборот, помогали им осваивать это новое, чтобы двигаться дальше и создавать собственное, своё.

Русские классицисты (Антиох Кантемир, Василий Тредиаковский, Михаил Ломоносов, Александр Сумароков) путём подражания и «состязания» с авторами античных и европейских произведений, признанных образцовыми, осваивали известные мировой художественной практике жанры и их нормы.

Все жанры классицизма делились в зависимости от их проблематики на 3 группы: «высокие», посвящённые государственной и философской проблематике; «средние», в которых ставятся этические проблемы общечеловеческого характера; и «низкие» ― обращённые к бытовой проблематике.


К высоким жанрам относились: эпопея ― героическая поэма, посвящённая выдающемуся событию государственной жизни; ода ― торжественное лирическое стихотворение, излагающее высокие чувства поэта по поводу какого-либо события государственной значимости; трагедия ― драматическое произведение, в котором изображалась борьба чувства и долга; торжественная ораторская речь. К средним жанрам относились идиллия, элегия, дружеское послание, историческая повесть и др. К низкимкомедия, шуточная песня, бытовая сатира, басня, эпиграмма, бытовой роман и др.

В 1758 г. Ломоносов написал статью «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке». В этой статье он разделил русский язык на три стиля: высокий, средний и низкий. К высокому стилю относятся слова церковнославянские (кроме архаизмов) и общеупотребительные, к низкому ― разговорные (кроме вульгаризмов) и общеупотребительные, к среднему ― общеупотребительные, а также некоторые церковнославянские и разговорные. Высоким стилем надо писать произведения высоких жанров; средним стилем ― произведения средних жанров; низким ― низких жанров. Эта система стилей надолго упорядочила стилистику русского литературного языка.

Сумароков в своем трактате «Эпистола о стихотворстве» (1748), который стал поэтическим манифестом русского классицизма, провозгласил принцип равнозначности всех жанров:

Всё хвально: драма ли, эклога или ода –

Слагай, к чему влечёт тебя твоя природа;

Лишь просвещение, писатель, дай уму:

Прекрасный наш язык способен ко всему.

Он также выступил за соблюдение строгого упорядочения жанров по содержанию и стилю

Знай в стихотворстве ты различие родов


И, что начнёшь, ищи к тому приличных слов,

Не раздражая муз худым своим успехом:

Слезами Талию, а Мельпомену смехом.

Основной эстетической задачей русского классицизма явилось создание литературы европейского типа. Русский классицизм имеет много сходных черт с французским классицизмом, хотя и сформировался на сто лет позже. Объясняется это тем, что оба они рождались в сходной исторической обстановке ― в условиях развития и во Франции, и в России придворной дворянской культуры. Однако русский классицизм отличается от французского чертами, придающими ему национальное своеобразие.

Классицизм в России складывался как классицизм просветительский. Большинство писателей ХVIII века разделяли идею просвещённой монархии как наилучшего для современности государственного устройства, опирающегося на разумные законы. В то время монархическая форма правления способствовала национальному объединению и укреплению государственности.

Русский классицизм утверждал идею гражданственности литературы: писатель ― это гражданин, патриот. Поэтому он должен подчинить свою деятельность интересам государства, служить отечеству, оказывать воздействие на монархов, «учить» их царствовать.

Важнейшей признавалась воспитательная функция литературы: развитие ума и воспитание чувств. Поэтому произведения классицистов носили назидательный, дидактический характер.

Человек изображался как человек этический, а не конкретно-исторический, т.е. как носитель положительных или отрицательных этических (моральных) качеств, как «человек вообще». Индивидуальность в литературе классицизма отсутствовала. Характер и поведение персонажей типизировались и не обусловливались социально-историческими причинами. Персонажи наделялись говорящими фамилиями (например, Скотинин, Стародум, Правдин и т.п.). Классицисты считали, что если этическая природа людей в античной Греции, Древнем Риме, Франции ХVII в. или России ХVIII в. одна и та же, то писатели могут и должны обращаться к героям древности как к образцам для подражания.


При этом русские классицисты предпочитали в высоких жанрах использовать не античные (мифологические) сюжеты, а национально-историческую тематику (Ломоносов, например, писал, но не завершил героическую поэму «Пётр Великий», посвящённую деятельности Петра I, Сумароков создал трагедию «Димитрий Самозванец» на историческом материале начала ХVII в. — эпохи «смуты» в России).

Для русского классицизма характерно стремление построить искусство на философских основаниях рационализма и чувственного опыта, которые дополняют друг друга.

Главными требованиями классицизма к литературному произведению были ясность, краткость, правдоподобие.

Важнейший принцип классицизма ― идеализация: изображение того, что должно быть, а не того, что существует на самом деле. Прямая идеализация привела к появлению торжественных од Ломоносова, к созданию им так называемого идеального (или одического) направления в русской литературе. Обратная идеализация ― изображение того, чего быть не должно, но с целью осмеяния, критики, обличения человеческих и общественных пороков — породила так называемое реальное (или сатирическое) направление в русской литературе. Основоположником его явился Кантемир, а наиболее яркими представителями стали Сумароков, Новикóв, Фонвизин, Державин, Крылов.

Специфическая особенность русского классицизма состояла в том, что реальное (сатирическое) направление в русской литературе возникло раньше идеального (одического) и было более сильным, глубоким, жизнеспособным.
РЕФОРМА РУССКОГО СТИХОСЛОЖЕНИЯ

По окончании Петровской эпохи в русском стихотворстве оставалась старая силлабическая система, проникшая в Россию из Польши. Она тормозила развитие национальной поэзии. Силлабический стих был недостаточно ритмичным, и это привело впоследствии к реформе русского стихосложения.


Её начал Тредиаковский, исходя из того, что «способ сложения стихов весьма есть различен по различию языков». В 1735 г. он опубликовал теоретический трактат «Новый и краткий способ к сложению российских стихов». Поэт пришёл к мысли о том, что ритмообразующую роль в русском стихе играет ударение. Силлабические стихи Тредиаковский считал чуждыми мелодическому строю русского языка и называл их «прозаическими строчками». Силлабическому принципу равносложности он противопоставил такой способ сложения стихов, который учитывал правильное чередование ударных и безударных слогов. Однако Тредиаковский признавал только двусложные стопы: хорей (с ударением на первом слоге), ямб (с ударением на втором слоге), пиррихий (без ударения); использовал по преимуществу хорей и только женскую парную рифму (с ударением на предпоследнем слоге в каждой стихотворной строке). И в этом проявилась ограниченность его преобразований.

В 1739 г. Ломоносов в «Письме о правилах российского стихотворства», присланном им из Германии в Российскую Академию наук, развил и углубил идею Тредиаковского об ударении, а также к двусложным стопам добавил трёхсложные: дáктиль (стопа с ударением на первом слоге) и анáпест (стопа с ударением на третьем слоге). Он утверждал, 1) что русский язык позволяет использовать в стихах не один хорей, но и ямб, анапест, дактиль и сочетания этих размеров, 2) что русский язык позволяет применять не только женские рифмы, но также мужские, дактилические и чередовать их в самой разной последовательности. Ломоносов разработал учение об эмоциональной значимости стоп (ямб и анапест подходят для стихов возвышенного содержания, а хорей и дактиль ― для очень эмоциональных стихов). Однако сам Ломоносов стремился писать в основном ямбами, а стихи с пиррихиями относил к неправильным, недооценивая их роли в русском стихосложении. Предложив свою систему, он придал русскому силлабо-тоническому стиху свойства немецкой ритмики.


В 1740-х гг. Сумароков в статье «О стопосложении» обосновал важность пиррихия законами русского языка (прежде всего длиной русских слов). Он ввёл третью трёхсложную стопу ― амфибрáхий (стопа с ударением на втором слоге): в русской силлабо-тонике появился пятый основной метр. Сумароков усилил напевность русского стиха, развил ломоносовскую концепцию об эмоциональной значимости стоп и завершил создание национальной системы русского силлабо-тонического стихосложения.

Таким образом, реформа русского стихосложения ХVIII в. прошла три этапа. Размерами Тредиаковского — Ломоносова ― Сумарокова впоследствии писали Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Фет, Некрасов и другие большие поэты. Силлабо-тонические размеры существуют до наших дней, хотя ХХ век внёс в ритмику стиха много нового.
О ЖАНРАХ ОДЫ И САТИРЫ
Жанром, который приобрёл особую значимость в поэзии русских классицистов, была ода (от греч. ōide ― ‛песня’). Родоначальником жанра оды явился древнегреческий поэт Пиндар, сочинявший хвалебные песни в честь победителей Олимпийских игр. В России ХVIII в. ода стала официальным торжественным поэтическим откликом на какое-либо значительное национально-государственное событие, которое отмечалось как государственный праздник: одержанную победу в войне, рождение наследника престола, коронование нового монарха, годовщину царствования и т.д.

В русскую поэзию этот жанр ввёл Тредиаковский, сочинив «Торжественную оду о сдаче города Гданска» (1734). Однако подлинным создателем русской классицистической оды был Ломоносов. Под пером Ломоносова ода — главный жанр его поэтического творчества — стала ораторским жанром, призванным возвышенно и красноречиво излагать общественно-политические и научные мысли, рассуждения поэта-учёного.

Ломоносов создал жанр оды-рекомендации. В похвальной оде поэт выражал свои гражданско-патриотические идеи советодательным способом (давая советы монархам). Под видом похвалы адресату и тому, чего ещё нет в жизни, что сделать ещё только предстоит, он стремился своими одами-рекомендациями целенаправленно воздействовать на венценосных особ в полезном для всего общества направлении.


Так, в « Оде на день восшествия на всероссийский престол… Елизаветы Петровны 1747 г.», где подводился итог первого пятилетия на троне дочери Петра, Ломоносов, формально восхваляя мудрую монархиню, на самом деле преподаёт ей «урок»: прославляет мир («тишину»), говорит о необходимости разрабатывать земные недра России, развивать науки. В знаменитой концовке оды Ломоносов взывает к патриотическим чувствам молодых русских учёных и создаёт величественный гимн наукам:

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастный случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха.

Науки пользуют везде:

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и наедине,

В покое сладки и в труде.

Но при этом о себе поэт никогда не говорит, потому что личность автора не должна присутствовать в произведении классицизма.

Заметное место среди жанров классицизма занимает лирическая сатира (от лат. satura ― ‛всякая всячина, смесь’) ― стихотворение, в котором разоблачаются и осмеиваются отрицательные явления общественной жизни, человеческие пороки (недостатки). Одним из зачинателей жанра сатиры был древнеримский поэт Гораций.

В русскую литературу этот жанр ввёл Кантемир. Наиболее классический тип русской стихотворной сатиры ― обличительное стихотворение, изображающее быт и нравы какой-либо социальной среды и содержащее портреты-характеристики носителей пороков. Характеристики нередко сопровождаются нравоучительными рассуждениями автора.

По выражению самого Кантемира, его сатиры нацелены на то, чтобы «осмеивая злонравие… исправлять нравы человеческие». Вкладом поэта в русскую литературу и в русскую жизнь были девять сатир, написанных силлабическим стихом.

В сатире первой «На хулящих учения. К уму своему» Кантемир даёт живые примеры пороков, бытующих в русском обществе, с просветительских позиций осмеивая их носителей. Здесь выведены святоша (притворяющийся верующим в Бога) Критон, невежественный помещик Силван, пьяница Лука, модник Медор, консервативный епископ, взяточник судья.


Каждый из них по-своему хулит (т.е. ругает) учения, но все они едины в своей ненависти к науке и просвещению. В этой сатире характеры «хулителей науки» обрисованы метко и точно. Как и требуют правила классицизма, каждый из них представлен только одной наиболее типичной чертой: глупостью, лицемерием, жадностью и др. В конце сатиры Кантемир создаёт печально окрашенный образ современной ему науки, говоря (в отличие от Ломоносова) о её реальном состоянии:

Наука обóдрана, в лоскутах обшита,

Изо всех почти домов с ругательством сбита;

Знаться с нею не хотят, бегут её дружбы,

Как страдавши нá море корабельной службы.

Все кричат: «Никакой плод не видим с науки,

Учёных хоть голова полна, — пусты руки»…

Просветительской идее внесословной ценности личности (естественного равенства людей) посвящена сатира вторая Кантемира « На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений», где утверждается, что основным критерием оценки человека должна выступать его деятельность на пользу государства, а не дворянское происхождение и богатство, доставшееся от предков:

Разнится — потомком быть предков благородных

Или благородным быть. Та же и в свободных

И в холопях1 течёт кровь, та же плоть, те ж кости…

Изображая «дворян злонравных», Кантемир затронул и ещё одну тему, ставшую актуальной в Петровскую эпоху. Вернувшиеся из поездок в «чужие края» молодые дворяне, которые были посланы Петром в Европу для получения образования, далеко не все овладели там полезными знаниями. В числе дворянских недорослей, обучавшихся за границей, оказались и те, кто вывез оттуда только моды, отдельные внешние проявления культуры и безмерное презрение ко всему национальному. Кантемир впервые в русской литературе в сатирическом свете показал таких представителей русского дворянства.

С этой сатиры Кантемира, по сути, начинается гражданская традиция в русской лирике. Поэт, как считал Кантемир, — в первую очередь гражданин. В предисловии к своей сатире он заявлял: «Всё, что я пишу, пишу по должности гражданина…».


Сатирик был глубоко убеждён в том, что истинное благородство не в дворянском происхождении (« Адам дворян не родил»), а в личных качествах и достоинствах человека («благородными явит одна добродетель»). Данная мысль художественно выражена Кантемиром с помощью приёма антитезы (противопоставления, контраста).

В сатире седьмой « О воспитании. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому» Кантемир размышлял о влиянии «среды» на формирование характеров людей («…всё, что окружает / Младенца, произвести в нём нрав помогает») и излагал свои педагогические идеи —

1) о необходимой наставнику (учителю) доброте:

Ласковость больше в один час детей исправит,

Чем суровость в целый год…;

2) о воспитании не на словах, а на собственном примере:

Пример наставления2 всякого сильнее:

Он и скотов следовать родителям учит.

По убеждению Кантемира, воспитание «сынов отечества», настоящих патриотов, должно начинаться в «первые младенчества лета» (с детского возраста).

Критик Белинский ставил в особую заслугу Кантемиру то, что он первый из русских писателей соединил поэзию с жизнью.


1Т.е. в крепостных.

2Т.е. нравоучения.