zabika.ru 1

К ДЕСЯТИЛЕТИЮ КОНСТИТУЦИИ РК

КОНСТИТУЦИЯ:

ОТНОШЕНИЕ ГОСУДАРСТВА

К ЧЕЛОВЕКУ

И ГРАЖДАНИНУ

А. К. КОТОВ,

доктор юридических

наук, профессор
Конституция Республики Казахстан 1995 года ус-тановила для государства принципы и нормы от-ношения к человеку и гражданину, обязанности перед казахстанским обществом и исходные обязательства перед мировым сообществом, закрепила суверенные права народа Казахстана. Действующая Конституция в разной степени охватывает юридические аспекты всей цепочки социальных отношений: "индивид - семья - отношения собственности - народ - суверенитет - международный правопорядок".

Регулирует она эти отношения в парадигмах двух основных, традиционных в опыте мирового конституционализма, объектов регулирования: прав и свобод человека и гражданина как основы гражданского общества; и республиканских устоев государственной власти в Казахстане как политико-правовых условий свободного экономического развития "на благо всего народа" (п. 2 ст. 1 Конституции), непосредственной и плюралистической демократии (п. 2 ст. 1 и ст. 5 Конституции). При этом сама Конституция устанавливает основания и пределы ограничения прав и свобод человека и гражданина: только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения. В ней перечислены основные права и свободы, которые не подлежат ограничению "ни в каких случаях" (ст. 39 Конституции). Реализация этих ключевых аспектов, собственно, и раскрывает потенциал Конституции оптимально сочетать индивидуальную свободу и общественную необходимость.

Сущность государственной власти - суверенитет, который определяет не только качественную полноценность и функциональную самостоятельность государственной власти, но и ее единство. Ибо только тогда, когда государственная власть одно целое, в силу единства своего источника - народа Казахстана как совокупности избирателей и налогоплательщиков, учредивших это государство и содержащих его своим трудом, - суверенно государство. Присвоение власти конституционно недопустимо. "Государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов"1 .


Между тем не следует полагать, что Конституция Казахстана сводит смысл разделения властей к полному и окончательному "дележу" всего мыслимого объема государственной власти между названной триадой ветвей. Смысл в самом их наличии как объективно обусловленных видов деятельности государства, осуществляемой системно-целостными структурами. Наряду с ними действуют другие государственные органы, выполняющие межвидовые функции и подфункции современного государства, например, контрольную или надзорную, в т.ч. в регионах и на местах. Президент республики согласует взаимодействие всех ветвей и структур власти. Государство тем самым становится эффективным и самодостаточным в конституционных пределах.

Естественно возникающее в той или иной степени во всех странах отчуждение власти и общества в силу объективного социально-политического противоречия между публичным характером государственной власти и необходимостью представительного, профессионального ее осуществления в интересах общего блага, не может преодолеваться автоматически одной только Конституцией. Она не подменяет многоуровневую и многоотраслевую систему действующего права. Главное, чтобы содержание Основного закона, его дух и буква пронизывали всю систему права, а легальные возможности "нового прочтения" Конституции позволяли постоянно находить и поддерживать динамическое равновесие политических интересов.

Особую роль в этом Конституция отводит Конституционному совету Республики Казахстан. В массиве более чем ста его нормативных постановлений за время действия Основного закона можно найти правоположения по различным аспектам единообразного официального понимания и применения норм Конституции. В этом она находит развитие и прямое действие.

Обязательные конституционные прецеденты и предусмотренные самой Конституцией "сдержки и противовесы" побуждают органы государства к взаимным уступкам при сохранении их конституционного единства, а с другой стороны, обеспечивают организационно-правовую и функциональную автономность каждого из них.


Сдержки можно определить как правовые условия и оговорки, которые позволяют органу государства действовать решительно при том, что этот орган допускает высокую вероятность наступления для себя весьма нежелательных юридических последствий. К ним, например, можно отнести постановку Премьер-Министром на совместном заседании палат Парламента вопроса о доверии Правительству в связи с непринятием внесенного им законопроекта. Если вотум недоверия Правительству не состоится, то закон по Конституции "считается принятым без голосования". Всего было так принято в Парламенте Казахстана два акта: о пенсионной реформе в1997 году и Земельный кодекс в 2003 году.

Противовесами можно назвать правовые возможности принимать органом государства встречные (ответные) действия в отношении другого субъекта, с которым он не связан субординацией. К таковым относится, например, конституционная возможность Парламента преодолевать "вето" Президента республики по принятому закону, настаивать на отставке Правительства или любого его члена.

В изменении конституционного механизма "сдержек и противовесов", особенно с приданием парламентскому вотуму недоверия Правительству окончательной силы, кроется правовая возможность формирования правительств парламентского большинства и усиления их ответственности перед народом за исполнение Конституции.

В то же время нельзя не учитывать вероятность частой смены правительств вследствие полного перехода на пропорциональную избирательную систему. К тому же, чем больше станет партий-посредников, кооптирующих депутатов по спискам "сверху", тем уже окажется сфера реализации гражданами конституционных прав избирать и быть избранным (п. 2 ст. 33 Конституции), права непосредственно участвовать в управлении делами государства (п. 1 ст. 33 Конституции).

Направления конституционной реформы, предложенные Президентом республики в Послании народу Казахстана на 2005 - 2006 годы, и потенциал Основного закона, в т.ч. результаты изменений и дополнений в него от 7 октября 1998 года, критически обсуждаются в обществе.2


Конституция и правовая действительность соотносятся как должное и сущее. Сближать их призван режим конституционности, полнее обеспечиваемый Конституционным советом, органами прокуратуры и судом, а также самим законодательным процессом и подзаконностью государственного управления.

"Конституционность" не тождественна "конституционной законности", первая включает вторую как принцип соответствия законов и других правовых актов нормам и положениям Конституции. Конституционность более емкое и динамичное явление, поскольку подразумевает такой правовой режим существования и развития государства и общества, который зиждется на верховенстве положений и прямом действии норм Конституции на всей территории республики.3 К сожалению, ещё не выполняются многие нормы действующей Конституции, в том числе о компетенции Парламента и маслихатов, о независимости судебной власти. Органами исполнительной власти, особенно на местах, ущемляются закрепленные в Основном законе права и свободы человека и гражданина. Наблюдаются отклонения от общих положений Конституции о социальном государстве, единстве власти и народа, от установленных ею принципов правосудия.

Конституционность или режим верховенства Конституции складывается не на основе абстрактной, вненормативной идеи права, а благодаря массовости и укорененности того вида сознания и поведения, который проявляется как уважение к закону.

Приговор обыденного сознания закону и власти как "неправовым" по либеральным меркам недостижимой для них святости - вот один из поводов оправдывающего себя правового нигилизма и даже политического экстремизма. Спрашивается, как быть с формированием правовой культуры индивида, которая складывается далеко не под воздействием одних идеалов, а предстает сложным итогом повседневного соблюдения всеми норм Конституции и законов, результатом состояния правопорядка.

Проблема, полагаю, кроется в противопоставлении природы государства и права, в вопросах о первичности буквы закона или духа права.


В действительности, первична воля, только в букве закона она уже воплощена как воля государственная, определяемая смыслом "общего блага"; а в другом - выступает как притязание на истину в себе и для себя мыслящего субъекта интереса. Дух права живет везде, где хочет, и, конечно, в законотворчестве и правосознании. Однако без буквы закона, особенно в правоприменении, он призрачен. Обязательное толкование права без буквы закона делается свободным как творчество поэта. Пусть и одержимого идеями всеобщей любви и справедливости.

В реальном конституционном государстве - начало справедливости общества как среды обитания индивида. Правовое государство - идеальный образ воплощения законов, ниспосланных человечеству на "скрижалях".4 Субъективный идеализм "либерал-правоведов" находит крайнее проявление, вступая в противоречие с собственными постулатами о воплощении идеи права в "формах, приемлемых для данного народа в данную эпоху, т.е. признаваемых этим народом справедливыми и легитимными".5 Таковые оказываются весьма многомерны у разных народов в конкретно-исторических условиях своего бытия. Да и не всё, что не запрещено законом, дозволено богоданным правом и человеческой нравственностью. Цивилизационные тенденции развития права не отменяют сущего, того, что определяет земную природу и само бытие государства и права: суверенитет и нормативно выражаемую волю.

Переход правовой системы от принципа "социалистической законности" к приоритетам "правового государства" не должен ставить под сомнение идею соблюдения закона всеми, необходимость точного и неуклонного выполнения его нормативных предписаний.

Внедрение в сознание масс и распространение на любые отношения и отрасли права крылатого постулата либерализма "разрешено все, что не запрещено законом" приводит к разрыву объективной взаимосвязи прав и обязанностей индивида в обществе. Гипертрофирует понимание прав человека, отрывая их от статуса гражданина в конкретном государстве. Возникает дисбаланс императивности и диспозитивности в системе национального права.


Вдумаемся, ведь получается, если не запрещено законом, подобно красному сигналу светофора, то все можно, даже если регулируется подзаконными актами или является безнравственным. Существует множество видов нежелательных для общества патологий в поведении индивида, формально не подпадающих под прямые запреты законов, как-то: пьянство, сквернословие, прелюбодеяние, девиантное поведение малолетних подростков, распространение панических слухов, гомосексуализм, бытовое насилие и т.п.

Есть и вполне законные права, в осуществлении которых государство однозначно не заинтересовано: они сохраняются, но не поощряются. Это такие, например, субъективные права, как право супругов на развод, право женщины на искусственное прерывание беременности, право на приобретение кем бы - то ни было табачных изделий или на участие в азартных играх и др.

Формула "разрешено все, что не запрещено законом" нивелирует более чем двухтысячелетнее универсальное правило, которое содержат заповеди мировых религий: не поступай по отношению к другим так, как не хочешь, чтобы поступали по отношению к тебе. Раз все дозволено, то мотивационного порога у личности не остается. Абсолютизация прав там, где должна говорить нравственность или юридическое предписание, раскрепощает скотское в человеке.

Понятно, что этот либеральный постулат не годится для государственных органов и должностных лиц. Ведущим для них является принцип компетенции, т.е. точного юридического определения предметов ведения, прав, обязанностей и ответственности. Служебное усмотрение должно быть предельно ограничено и оспоримо в суде.

Из того же диалектического ряда вопрос о примате естественных прав человека. Да, Конституция Казахстана признает человека, его жизнь, права и свободы "высшей ценностью" (п. 1 ст. 1 Конституции). Развитие индивидуальных способностей личности является смыслом и целью государства. Однако, когда т.н. "ситуационная этика" индивида, исходящая из соображений "иметь всё и сразу" и действовать "с позиции силы", ставит свою пользу выше добродетели, происходит противопоставление личных интересов общественной необходимости. Между тем в государстве они взаимосвязаны. "Стремление некоторых авторов, - пишет академик М.Т. Баймаханов, - презюмировать абсолютный характер естественных прав человека, их независимость и непроизводность от государства может создать односторонне-урезанное представление о статусе этих прав, исказить их реальное бытие, осложнить возможность их осуществления"6 .


Права человека - это не личные права кого-то одного, а права каждого, непременно вызывающие обязанности уважать другого индивида как самого себя и относиться к нему как к равному себе в правах человеку. Злоупотребление правом кем бы то ни было в обществе, признающем ценности конституционализма, несовместимо с идеей правового государства. Очевидно, что любое государство обеспечивает права человека по своим реальным возможностям не какому-то отдельному или одному человеку, а всем, прежде всего как гражданам. Не случайно, в Республике Казахстан признаются и гарантируются права и свободы человека не иначе, как в соответствии с Конституцией7 , т.е. так, как они понимаются и закреплены ею. Казахстан, кроме того, присоединился к международным пактам об экономических и политических правах .

Неразрывной с первичным правом человека на жизнь должна признаваться столь же первейшая его естественная обязанность перед обществом, организованным в государство, подчиняться установленному правопорядку, соблюдать правила человеческого общежития. Уважение Конституции, принятой народом Казахстана, исправная уплата налогов и защита, в случае необходимости, Отечества, забота о сохранении исторического и культурного наследия, бережное отношение к природным богатствам, - все это конституционные обязанности гражданина8 , объективно вытекающие из его естественного права на жизнь в обществе себе подобных. Индивидуальность раскрывается не иначе, как через социальность, хотя бы и вопреки ей. Раздел II действующей Конституции назван "Человек и гражданин", ибо одно неразрывно с другим как общее гуманистическое с конкретным юридическим.

Сомнительно понимать равноправие граждан (ст. 14 Конституции) с позиции всеобщего единообразия. Конституция как высшее позитивное право не была бы равной мерой возможного и такой же мерой должного поведения людей в обществе, а государство не способно было бы содействовать удовлетворению разумных потребностей своих граждан, если бы лица одной и той же социальной категории имели бы разные субъективные права и обязанности по одним и тем же основаниям.


Особенности правового регулирования положения разных категорий населения страны, включая обусловленные не только половозрастными особенностями или свободой предпринимательства и конкуренции, но и фактическим неравенством в уровнях социально-экономического развития регионов и местностей, призваны обеспечивать полноту и единство конституционного статуса гражданина республики. Государство должно создавать предпосылки для удовлетворения потребностей и интересов всех слоев населения в разумных пропорциях. В определенных законом случаях и на время это допускает, полагаем, возмещающее правовое неравенство. Через него возможно гуманизировать права человека для всех, т.е. наполнять их как материальным содержанием, так и нравственными целями осуществления, реально приближая эти права для каждого.

Государство, деятельно стремящееся к качествам социального и правового государства, не может упускать из виду функций, проистекающих из смысла "общего блага": из объективных потребностей общества и индивида в обеспечении производства средств к достойной жизни и воспроизведении самой жизни человека, в его всестороннем духовном развитии и национальном равноправии, наконец, в общей безопасности, сохранении политической и экономической самостоятельности страны в целом. За десятилетие со времени принятия на референдуме Конституции 1995 года, ВВП на душу населения в Республике Казахстан возрос с семисот долларов до двух тысяч семисот и к концу 2005 года составит три тысячи долларов США на человека.

Поддержка государственной власти, доверие к ней граждан и народа - узловая проблема конституционно-правового развития Казахстана. Реальное соотношение власти и ее действительного авторитета выступает социально-психологическим критерием профессиональности государства: чем полнее государственная власть совмещает в своих решениях и деяниях историческую необходимость с удовлетворением насущных потребностей и законных интересов личности, тем с меньшим социальным напряжением ей удается продвигаться к качествам социального и правового государства. Послание Президента Республики Н.А.Назарбаева "Казахстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации" подтверждает устремленность государства к этим конституционным ценностям обширной системой ожидаемых и осуществляемых дел.

Претворение конституционных начал отношения государства к человеку и гражданину определяет спокойствие и целостность казахстанского общества.