zabika.ru 1 2 ... 16 17

ПОДВИГ, СОВЕРШЕННЫЙ ВНЕ ПЕРЕДОВОЙ

В последние годы на книжном рынке стало тесновато от произведений литературы мемуарного жанра. Это – как явление, которое представляет одну из отличительных черт нашего времени. В принципе, ничего плохого в этом нет. Подчёркиваю: в принципе! Ибо исхожу из общеизвестного постулата: всё хорошо, когда в меру.

В сфере, о которой идет речь, царствует стихия, а потому ни о каких ограничениях речи быть не может. Потому как главенствует своего рода закон: деньги есть – издавайся. Требование же о непременном условии касательно того, что книжная продукция должна быть качественной, перестало быть первичным. А ведь оно, это требование, предполагает, прежде всего, говоря простым слогом, грамотность. А если деньги есть, а таланта нет, тогда какой выход из положения? Очень простой: за те же деньги нанять человека, пишущего грамотно пусть даже на среднем уровне.

Такой «выход» и привёл к однообразию, стереотипности многих мемуарных сочинений, которые представляют из себя просто очень подробную биографию автора. Штрихом к истории того или иного рода, семьи, книга, безусловно, служить может, но ничего поучительного в ней не найдете. Книга же, которую вы держите в руках, отличается от многих мемуарных самым кардинальным образом. Конечно, в ней тоже есть страницы, касающиеся родословной (без этого и нельзя!), совершается экскурс в прошлое. Но, как мы уже говорили, в меру. Зато как преподнесён «передний край», на который автор был выдвинут жизнью, судьбой! Благодаря глубокой содержательности книга полковника внутренней службы в отставке является не просто жизнеописанием, а своеобразным учебником гражданственности, честности, принципиальности и высоких нравственных начал. В этом убедится каждый, прочтя книгу. Сужу это по себе: читал её ещё в рукописи с упоением.

Достопочтенный аксакал Курмат-ага (он старше меня на несколько лет) не журналист, писательством, тем более, никогда не занимался. А вот ведь сумел на склоне лет создать вполне приличный литературный труд. Значит, всю жизнь носил в себе, как говорится, Божью искру. А такое, согласитесь, дается не каждому. Потому труд его сродни подвигу, Гражданскому Подвигу, совершенному уже вне передовой, на которой он занимал позиции, никогда их не сдавая, не отступая, долгих 40 лет.


Менгали МУСИН,

ветеран войны и труда, Почётный журналист Казахстана.


Лариса ПОЛОМОШНОВА,

начальник пресс-службы ДВД ВКО,

старший лейтенант полиции

ОТ «ЗЕМЛИ» ДО ПОЛКОВНИЧЬИХ ЗВЕЗД

Так устроен мир, кто-то приходит в него, чтобы наследить, а кто-то оставляет глубокий след. Последних, к счастью, больше. Иначе давно бы от крутящегося миллиарды лет шарика во Вселенной не осталось бы даже воспоминаний. Лишь космическая пыль.

К таким глубоким и сильным личностям относится Курмат Рахимович Рахимов – ветеран ОВД, ушедший на заслуженный отдых с должности заместителя начальника УВД Восточно-Казахстанской области по кадровой и воспитательной работе. Общий трудовой стаж полковника в отставке Рахимова равен 52 годам. Из них в органах внутренних дел и внутренних войсках 41 год. Год в Акжарской школе учителем начальной военной подготовки, еще около десяти – на партийной работе (руководящие должности) в Тарбагатайском, Курчумском, Зыряновском районах. И сегодня в будущее ветеран смотрит с оптимизмом. По признанию Курмата Рахимовича оптимизму его научила жизнь. Голощековская или малая революция, свершившаяся уже после Октябрьской социалистической, совпала с детскими и отроческими годами Рахимова, чьи родители хоть и считались бедняками, но при этом держали овец, коров, лошадей, работали, не покладая рук, приучая к труду детей. Кто-то из сельчан, не выдержав уравниловки периода коллективизации, бежал в соседние Китай, Россию. Рахимовы остались переживать тяготы на родине, давшей жизнь и кров многим поколениям их рода.

- Слово «оптимизм» мы тогда конечно не знали, но именно в те годы в нас, почти что подранках, закалялись непоколебимость, стойкость, выдержка, - делится воспоминаниями К.Рахимов, раскладывая дорогие сердцу фотоснимки. Среди них нет детских. Фотография в те далекие годы считалась бо-ольшой роскошью. Зато позже, в школе первоначальной военной подготовки в Кунцево, потом в поселке Чиркизово (Москва) в дивизионной школе сержантского состава курсанты фотографировались часто, старясь заказать карточку и для домашних и для любимой. Тема любви для ветерана и по сей день – особая. Это уже после войны встретил он свою единственную и неповторимую Раисю Абдулакызы, подарившую уютный семейный очаг и двух дочерей. А тогда, в 42-ом невысокий, но жилистый и решительный сын Курчума сводил с ума ни одну девчонку. Глаза ветерана из-под очков блеснули озорно, Не трудно представить курсанта Рахимова, но это уже из другого воспоминания…


- Стоял январь 44-ого. Советские войска победоносно несли красное знамя к границе Европы. Великие битвы под Москвой, Сталинградом, Курском доказали несокрушимость духа народа, монолитом вставшего на защиту свободы и независимости своей родины. Литовский город Клайпеда немцы долго не сдавали, лютуя, открыли шлюзы. Думали ли они о мирных жителях, оставшихся в городе? – задает вопрос нериторического толка Курмат Рахимович. – Среди жителей были родные и близкие солдат Литовской освободительной националистической армии. Той самой, боевые действия которой сегодня активно позиционируют прибалтийские СМИ. – Первая волна была самой сильной. Много наших ребят тогда полегло. – В голосе ветерана, пережившего своих боевых товарищей на целых шесть десятков лет, неподдельная горечь и скорбь. Словно все это было вчера...

…Городок Гертаколе затерялся в лесной полосе. Справа и слева советские фронта. Канонады артиллерийских орудий и мобильных «катюш» иванам да марьям (называли советских солдат фашисты) души греют, а вражеским гансам чудится в той канонаде будущая панихида. Командир разведотделения Рахимов получает задание – взять «языка». В первую ночь к вражескому флангу подошли, когда уже светало. Осмотрелись и вернулись назад. На следующую ночь вместо пяти пошло десять солдат и уже по другой дороге. На старой могла ждать засада. «Языка» взяли, но при возвращении пятеро человек погибли. Вражеские потери составили человек 30. «Язык» оказался начальником штаба Литовского освободительного националистического батальона – фигура не последняя. Погибших литовцев привезли в город для передачи родным. Не трудно представить, что переживали тогда наши ребята, но советский солдат всегда отличался честью и человечностью. За ту операцию Рахимов получил свою первую боевую медаль «За отвагу».

И сегодня нет-нет, а взбудоражат сон фронтовика былые воспоминания… То, приснится протяжное «Ура!» царицы полей – доблестной пехоты, где дожить до второй награды считалось великим счастьем. А то вспомнится Мишка Голованов, друг детства. На старой фотографии они еще вместе. Верили друзья, что война не разлучит их, и заживут они после нее дружно и счастливо. Только сгинул Мишка, видно, где-то в окопах. До сих пор числится уроженец Большенарыма Михаил Голованов в списках без вести пропавших. Эх, Мишка, Мишка…


Просыпается ветеран не от болячек, а больше от думок о прожитом и пережитом.

- Вот ведь какие кардинальные перемены произошли за эти годы в правоохранительных органах?! – удивляется Курмат Рахимович, прищелкивая от удовольствия. – Когда я пришел в областное Управление внутренних дел в 1965 году, с высшим образованием было 120 сотрудников. Через 16 лет специалистов с высшим образованием насчитывалось уже 1400, среднее специальное образование имели 800 милиционеров. Труд защитника правопорядка стимулировался государством. В областном центре для сельской молодежи выделялись общежития, способным к наукам гарантировалось бесплатное обучение в вузах. Сам Курмат Рахимович исторический факультет Казахского Национального университета имени Альфараби окончил будучи секретарем Курчумского райкома партии. На должности второго секретаря райкома партии рекомендовали активного партийного работника в органы внутренних дел для укрепления кадрового состава.

Как-то, когда Рахимов курировал отдел ОБХСС, произошел случай. В горняцком городке Лениногорске (ныне Риддер) сотрудники отдела ОБХСС достигли высоких показателей в вопросе по возмещению убытков государству. За неполный год в государственную казну поступило 123 тысячи рублей (!) Больше других отличился капитан Овечкин. Начальник УВД генерал Джексенев на имя секретаря обкома Протазанова пишет представление капитана к ордену «Знак почета». Тот – ни в какую: спорить с Протазановым, кто помнит, себе дороже. Но Джексенев, посовещавшись с Рахимовым, решил позиции не сдавать. Зря, что ли, носят они высокое звание фронтовика? Прошел еще месяц и капитан Овечкин стал первым обладателем высокой государственной награды среди сотрудников органов внутренних дел на Востоке.

- Поймите правильно, мы не были ангелами, но поощрять людей важно, - наставляет Курмат Рахимович. – Настоящий руководитель обязан думать о личном составе и к каждому подходить с учетом индивидуальных особенностей, являя собой колоссальный пример для подражания.


Как выяснилось, пресс-служба департамента внутренних дел была создана благодаря инициативе и терпению Курмата Рахимовича. Ведущей популярной тогда у народа передачи «В эфире 02» была Зиночка Кобышева ныне Макрушина. Курировала программу не менее популярная в журналистских кругах Прозорова. Здесь же шлифовал мастерство оператор Саид Фазылов – ныне директор студии «Реал-Тайм». Сюжеты репортажей, бьющих не в бровь, а в глаз, поражали новизной художественных приемов и глубиной содержания. Такой вот он новатор – полковник в отставке Рахимов.

Есть мечта у Курмата Рахимовича – написать книгу, в которой нашли бы отражение самые яркие и памятнее даты, не только в его биографии, но в биографии всей страны. Какой? Его! Сначала такой страной было маленькое село с веселой и громкой рекой, горами и прозрачно-звонким воздухом от ягод и грибов. Позже та страна заметно расширила свои границы, вместив в свои просторы белорусские пущи, прибалтийские дюны, после войны раскинулась она до туркменских песчаных барханов и Курильских островов – там, на страже государственной границы стоял бравый и стойкий рядовой Рахимов. Но поманила паренька родина. В ее объятия он вернулся возмужавшим, с грудью, полной орденов и медалей, чтобы сменить форму пограничника на китель милиционера. Свою еще ненаписанную книгу Курмат Рахимов назвал бы просто «Родился в Курчуме». В ней ветеран написал бы о… О многом. О чем, возможно, все эти годы молчало сердце…

Этот материал написан мною за год до того, когда Курмат Рахимович принес для прочтения рукопись уже написанной книги. В марте книга была еще в работе. Курмат Рахимович делился своими соображениями по поводу будущего названия, размещения фотографий, в том числе, из Интернета, рецензии и корректуры. Он попросил меня продумать «переходные мостики» к главам. Я вежливо отказалась, так как не хотелось подводить ветерана из-за дефицита времени – особой приметы нашего времени. Помню, на это Курмат-ага заулыбался, мол, и раньше времени было не больше, но находили и на учебу, и на семью и подвиги совершать успевали… Вот поэтому сообщение о том, что книга уже готова, в июле я встретила как полную неожиданность.


Все никак не могла собраться начать читать. Пугал объем, а времени как всегда, в обрез. Однажды решилась. А потом не могла оторваться. Увлекло. Простота и чистота стиля лишь подтверждали: полковник в отставке Рахимов имеет право на литературное изложение собственных мыслей.

Я не буду подробно останавливаться на главах. Пусть это сделает читатель самостоятельно. Я только хочу заметить, что больше всего меня взволновала та часть книги, где говорится о работе Рахимова в органах внутренних дел. Во-первых, сегодня и я работаю в этой системе. И многое из того, о чем размышляет автор, мне близко и понятно. Например, вопрос самодисциплины и чувство высокой ответственности и перед собой и перед коллективом. Так, работа в периодическом издании – труд в большей степени индивидуальный. Командировка или встреча, написание материала, подпись у редактора или курирующего лица. Даже фотоматериал, пусть и среднего качества, сегодня можно сделать самому. Дальше, ты как автор становишься бестелесным. Когда ставить, за тебя решает шеф-редактор, как ставить – ответственный секретарь. Оценку труду дает читатель, шеф-редактор либо редколлегия.

В ОВД все иначе. Следователь в состоянии индивидуально отработать ту или иную версию, оперативный сотрудник, проявив самостоятельные наработки, предложить план захвата преступной группы, поимки подозреваемого, участковый – отработать район, жилой дом, отдельную семью. Но в любом случае каждый из них помнит, что от непродуманности того или иного шага, не принятого своевременно решения зависит не просто репутация (в случае с ошибкой в газетном материале или искажением факта в видеосюжете), а судьба человека, жизни многих, в том числе, самого полицейского, его родных и близких.

Мне небезынтересно было узнать, как в то время решались социальные вопросы, к примеру, обеспечения иногородних сотрудников, молодых семей жильем, строительство общежитий, вопрос трудоустройства, учебы на курсах и вузах, стажировка, качество медицинского обслуживания и другое. Более двух десятков лет прошло с тех пор, когда Курмат Рахимович ушел на заслуженный отдых, но проблемы сегодня все те же. Очереди в поликлинике и все тот же дефицит койко-мест в госпитале, отсутствие доступного жилья для молодежи, нет своего детского сада и яслей, зоны отдыха для школьников, а цена на путевку в пансионате «Чайка» на Бухтарминском водохранилище серьезно бьет по семейному бюджету. Значит, есть еще над чем работать кадровому аппарату и Министерства и департамента.


Но рациональное зерно, вынесенное лично мной из прочтенного и прочувствованного автором, в том, насколько поколение наших дедов и отцов были бессеребренниками. Нам и тем, кто идет после нас, еще предстоит научиться святому отношению… Не к родному языку, культуре и государственной символике, а к большой и малой родине, трудовому народу и умении переступить через себя во имя общей цели. Если бы сегодня мы все это умели, не стояли бы остро в обществе проблемы, так активно муссирующиеся и так неэффективно пока решающиеся, такие как дороговизна образования, недоступность медобслуживания, невозможность приобрести собственное жилье или получить муниципальное, коррумпированность всех уровней, в том числе, вызывающе шокирующая – в высших эшелонах власти, недоверие народа к армии и правоохранительным органам, разнузданность и продажность идеологического сектора – средств массовой информации.

Мне понравилось, что в своих мемуарах автор не кривит душой и не лукавит. Он честен перед читателем в оценке собственных поступков и мыслей. Как на исповеди. Наверное, так стало надо. Наверное, это чувство знакомо многим, кто переступил определенную возрастную черту. Но не каждый может признаться во всеуслышание в собственных слабостях, и даже себе может признаться не каждый. Для этого нужно «созреть». Мне понятно желание Курмата Рахимовича вспомнить всех, с кем свела судьба в те или иные периоды жизни, с кем приходилось спорить и доказывать свою правоту, а с кем спора не получалось, потому что силы (социальный статус) были не равны. Чего греха таить, в этой жизни проще петь хором и подпевать, чем найти в себе силы спеть собственную песню и не сфальшивить. В общем хоре фальши не услышат.

Я бы рекомендовала эту книгу в учебные заведения МВД, школы, колледжи, библиотеки и кадровые управления горрайорганов. В ОВД существует понятие «работать на земле», значит, работать в сельском районе или городской глубинке. Кто на земле не работал, тот службы не знает, считается у нас. Автор прошел свой путь от самой «земли» до высоких полковничьих звезд.


Добрые люди добрыми рождаются
Выражаю глубокую благодарность руководству и лично начальнику ДВД ВКО генералу Джалмуханбетову Арману Кенесовичу, руководителю пресс-службы Поломошновой Ларисе Борисовне и Президиуму областного Совета ветеранов ДВД и Восточного соединения внутренних войск за оказанную помощь в издании книги.
Автор


следующая страница >>