zabika.ru 1

Это не война цивилизаций, а откровенная борьба без правил за влияние в регионе

26.03.11 в 11:30

Гайдпаркер: Сергей Сибиряков

Тему столкновения цивилизации и возможности цивилизационных войн эксперты портала РОУ обсуждали совсем недавно в статье «Цивилизации: настоящее и будущее».
И вот на днях о столкновении цивилизаций заговорили в России.
Политконсультант Анатолий Вассерман, публицист Юрий Бликов, политолог Александр Кулик, политконструктор Юрий Юрьев, философ Павел Крупкин и историк Юрий Чернышов прокомментировали политологу Сергею Сибирякову эту ситуацию.
Напомним, что заместитель председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата игумен Филипп, заявил: "Сегодня есть опасная тенденция превращения столкновений в Северной Африке и на Ближнем Востоке в конфликт между христианами и мусульманами... Так, ливийский лидер Каддафи назвал начавшуюся военную операцию Запада в Ливии "новым крестовым походом, беспрецедентным в своей вероломности".
Премьер РФ Владимир Путин говорит о том, что резолюция ООН напоминает средневековый "призыв к Крестовым походам". Президент РФ Дмитрий Медведев - о том, что недопустимо использовать выражения, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций, типа «крестовых походов». Бывший глава кремлевской администрации Александр Волошин предлагает не драматизировать события вокруг мнимого конфликта в тандеме и в своем микроблоге отмечает, что, говоря о крестовых походах, президент критиковал Каддафи, который эти походы так назвал. А Путин лишь цитировал того же Каддафи... скандал устроили непонятливые журналисты, причем на пустом месте.
Анатолий Вассерман: Журналисты очень даже понятливые. Попытки расколоть российское руководство вряд ли в обозримом будущем прекратятся.
Сергей Сибиряков: Есть ли реальный конфликт в тандеме или это технология имитирования раскола Путина и Медведева медийными скандалами?

Анатолий Вассерман: Поводы и причины для реальных конфликтов есть в любом руководстве. Именно поэтому их по возможности маскируют ложными скандалами -- дабы скрыть от внешних ударов действительно болевые точки.

Юрий Бликов: Да, на мой взгляд, уже началась реальная борьба за власть. Я уже как-то писал о том, что какую бы марионетку не поставил Путин, раньше или позже наступит момент, когда марионетка почувствует вкус абсолютной власти. Президент в России обладает такой полной властью, о которой цари-самодержцы могли только мечтать. Человек, владеющий такой властью достаточно долгое время, каким бы нерешительным он не был, войдет во вкус и не захочет быть вторым номером. Это произошло и с Дмитрием Медведевым.
В свою очередь, Владимир Путин, уже не может быть номером два. За оставшееся до выборов время, эти двое будут бороться насмерть за кресло №1. Поэтому совершенно не случайно Медведев пошел по пути заигрывания с западом, в противовес последовательной антизападной политике Путина, направленной на превращение России в полноценный геополитический полюс, не уступающий США.
Юрий Юрьев: В "тандеме" раскол невозможен. Когда у Путина был выбор между "ястребом" Ивановым и "голубем" Медведевым, Путин выбрал Медведева в качестве преемника и гаранта мирных взаимоотношений с миром, где правят доллар и капитализм. Поскольку у этого мира есть множество возможностей повредить любому должностному лицу любой страны - Путин изначально контролирует и Медведева и варианты давления на себя "международным сообществом". Роли распределены изначально - Медведев добывает средства, а Путин тратит их на укрепление России. Если и есть какие-то прения, то они вполне могут быть списаны на "демократичность", "плюрализм" и прочие символы демократии. Будь конфликт реальным - последствия были бы как в прошлом веке с членами Политбюро или же Никсоном или Кеннеди.
Павел Крупкин: Факт шумихи в СМИ по обмену мнениями Путина и Медведева о ситуации в Ливии скорее говорит о том что суетливо нервничает «политическая среда».

Обычные несогласованности в российской правящей команде значительно усиливаются в своих последствиях в преддверии ожидаемого всеми вовлеченными в политику решения по кандидатуре следующего президента России, а политические оппоненты правящей команды пытаются «влить» в ситуацию «яду», однообразно интерпретируя естественные факты несогласованности выступлений / действий командного «политбюро». В общем – обычная наша российская «пикейно-жилетовщина».

Юрий Чернышов: Скорее, второе. Это еще и работа на разные адресные группы.
То, что одна фигура в тандеме отчитала другую за недопустимые высказывания, многие комментаторы связывают с приближением выборов. Одна фигура рассчитывает на популярность среди отечественных "джамахирийцев", другая хочет выглядеть цивилизованно в глазах мирового сообщества. Курьез порожден самой искусственностью этого тандема. Если же посмотреть на содержание сказанного, возникает вопрос - кто из них более корректен в оценках по поводу "крестового похода"? Безусловно, Медведев.
Сергей Сибиряков: Можно ли рассматривать войну западной коалиции с Ливией как практическое воплощение теории Хантингтона о столкновении цивилизаций: западнохристианской и мусульманской?
Анатолий Вассерман: Можно. А можно - как очередную попытку специалистов по имитации народовластия уничтожить любые эксперименты по реальному допуску народа к принятию решений (от советов до джамахирии). А можно - как очередной американский способ дестабилизации главного конкурента - Европейского Союза. А можно - как попытку прибрать к рукам важный природный ресурс. В любом крупном конфликте переплетается множество мотивов.
Юрий Бликов: Теории Хантингтона – это бред воспаленного мозга. Здесь нет никакого столкновения цивилизаций. Единственное цивилизационное различие в этом конфликте – только в технологическом уровне вооружений, применяемых сторонами конфликта. Это война не цивилизаций, а откровенная борьба без правил за влияние в регионе, за энергоресурсы, против конкурентов и за личные интересы.

Не случайно, даже при начавшихся боевых действиях, нет единства среди западных союзников, но нет единства и среди арабов. Часть арабов не просто поддерживают запад, а всячески провоцировали и подстрекали западные страны, к ливийскому вторжению. С другой стороны, США, НАТО, Франция, Британия, Италия никак не могут договориться о едином командовании операцией, о единых целях и стратегии. США весьма привлекает возможность создать проблемы старой Европе и получить преференции в конкурентной борьбе на мировом рынке. С другой стороны, совсем не хочется уступать ливийские месторождения своим союзникам. НАТО не хочет брать на себя ответственность за войну, которую начинал не альянс, да и не может, без одобрения Германии. А Германия совсем не спешит влезать в ближневосточную кашу, с весьма неясными перспективами развития и сомнительной выгодой.

Юрий Юрьев: Конфликт Запада с Каддафи это скорее конфликт капитализма и социализма, чем религиозный конфликт. В эпоху кризиса всё больше людей стали вспоминать о социализме, и мусульмане тоже стали к нему тяготеть. В самих США впервые за несколько десятилетий в 50 штатах состоялись массовые протесты социального характера, так называемые "Амеро-Манежки", но с захватом нескольких правительственных зданий. Принцип "деньги важнее людей" в кризис очень многих утомил. Начались социалистические по своей природе протесты в монархических и диктаторских арабских странах, которые США почему-то рекламируют как "демократические"... Но природа этих протестов экономически-социальная, что было доказано прекращением протестов в одной из арабских монархических держав, где резко раздав деньги - правящая династия упредила протесты. Все религии мира в какой-то мере социальны, но в наименьшей мере социальны и наиболее монетарны - "протестанты", которые и правят США.
Александр Кулик: Не думаю, что ливийский конфликт – порождение цивилизационных противоречий между мусульманами и Западом.
Тут дело скорее в безнаказанности и праве сильного. Если для нарушения суверенитета Ирака Запад ещё искал какой-то формальный повод в виде мифического оружия массового уничтожения, то в Ливии обошлись без формального повода к нападению. Западные страны бомбят Ливию, поскольку некому противостоять их военному вторжению, и делают они это из тех же самых соображений, что руководили ими в колониальную эпоху.
Павел Крупкин: Я уже выражал свой скепсис по поводу теории Хантингтона в статье «Цивилизации: настоящее и будущее», и антураж западной интервенции в Ливии не дает мне фактов, чтобы пересмотреть указанное свое понимание. Ранее я говорил, что в части оснований для политики «концепция цивилизации по Хантингтону полностью «работает» лишь применительно к обобщенному Западу.

Причем в последнее время можно наблюдать тенденцию расширения достигнутого там качества согласования политики в направлении «демократических стран» – смотри «Лигу демократий» Маккейна, другие виды американского «либерального интервенционализма». И именно в этом аспекте становится понимаемой интуиция Хантингтона – в своем противостоянии «Великому Шайтану» значительно более слабые антиамериканские элементы используют любые способы мобилизации союзников.

Но возникает ли что реальное позади такого пропагандистского дыма? – этот вопрос требует ответа при включении концепции Хантингтона в выстраивание реальной политики». И именно в русле указанного в цитате антизападничества находится и пропаганда самого атакуемого Западом Каддафи, который пытается найти хоть каких-нибудь союзников, кто мог бы облегчить ему бремя обороны, и гримасы других недовольных чрезмерной на их взгляд западной активностью. Мотивация же Запада, на мой взгляд, тоже не может быть понята в рамках цивилизационной парадигмы. Она скорее обусловлена тем, что за долгие годы своего правления в Ливии Полковник реально всех достал. Причем достал до такой степени, что даже отсутствие альтернативной политической субъектности в стране, а значит и высокий риск ее «сомализации», не кажется западным лидерам бóльшим злом, чем продолжение царствования Каддафи. Потому «западники» и воспользовались активизацией масс у соседей, чтобы организовать свержение лидера Джамахирии.
Юрий Чернышов: Да, соблазн сравнить операцию коалиции в Ливии с "крестовым походом" существует. Внешне вроде бы многое, похоже: в основном страны христианского Запада выступили против правителя мусульманской страны Востока. Однако на самом деле это ложное сходство: религиозный фактор здесь не стоит ни на первом, ни даже на пятом месте. Более того, перевод акцента на конфессиональные расколы (христианский мир и мусульманский) может действительно обострить и разжечь и без того опасные межконфессиональные конфликты. Поэтому сравнение с "крестовым походом" в официальном выступлении государственного деятеля может звучать сейчас не только некорректно, но даже и провокационно. Путину не следовало повторять то, о чем вещает сейчас замешанный в связях с терроризмом Каддафи.

Обращают на себя внимание и стереотипы атеистической пропаганды, отразившиеся в суждении Путина о крестовых походах: "...всё это мне напоминает средневековый призыв к крестовому походу, когда кто-то призывал кого-то идти в определённое место и чего-то освобождать".

Человек, регулярно стоящий со свечкой в храме перед телекамерами, мог бы и знать, какова была провозглашенная цель тех походов и "чего именно" собирались освобождать. Освободить пытались самое святое для всех христиан место на земле, Палестину - место зарождения христианства, захваченное незадолго до этого мусульманами.
Это была попытка консолидировать христианский мир перед лицом стремительной экспансии с Востока. Огромные территории от Восточного Средиземноморья до Западного, прежде христианские, были завоеваны арабами. От Палестины и Египта до юга Испании христианское население было истреблено или порабощено, христианские святыни подверглись поруганиям. Да, в реальной истории крестовых походов было много хаоса и "сопутствующих" очень больших издержек, однако в целом они помогли сдержать агрессию мусульман в сторону Европы.
В общем, сказать вот так о крестовых походах - это примерно то же, что и заявить, будто и перед битвой на Куликовом поле "кто-то призывал кого-то идти в определённое место и чего-то освобождать". Звучит очень убого и необъективно.
Наконец, бросается в глаза еще следующее: у премьера вообще-то нет полномочий определять направления внешней политики России. Согласно выработанным путинской же бюрократической вертикалью кодексам поведения госслужащих, чиновник не имеет права публично критиковать решения вышестоящих начальников. "Не согласен с проводимой политикой - подавай в отставку!" Поэтому налицо явное нарушение премьером действующих правил поведения госслужащих.
В этом смысле сказанное Медведевым вполне оправданно - и про недопустимость каддафиевско-путинского выражения о крестовом походе, и про открещивание от уже принятого Россией решения по резолюции ООН.

Медведев пояснил: "Все, что происходит в Ливии, связано с безобразным поведением, которое осуществлялось руководством Ливии, и преступлениями, которые были совершены против собственного народа, об этом не нужно забывать, все остальное является последствиями". Кроме того, президент заявил, что Россия не будет принимать участие ни в какой операции против Ливии. По его словам, Москва готова предложить посреднические усилия в мирных переговорах по Ливии, но пока в этой стране не с кем официально вести переговоры.

Сергей Сибиряков: С какой цивилизацией Запад будет воевать дальше?
Анатолий Вассерман: С любой, не способной дать достаточно крупную сдачу. В частности, с нашей, если мы и впредь будем идти по пути наименьшего сопротивления и наибольшего разрушения.
Юрий Бликов: Запад не воюет, и не будет воевать с цивилизацией. Запад втягивается в геополитический вакуум, образовавшийся из-за падения СССР и нарушения геополитической системы противовесов. Единственное чем руководствуется запад в этой ситуации – это прагматичные интересы своих транснациональных монополий.
Александр Кулик: Нынешнее положение дел в мире таково, что жители любого государства могут увидеть в небе своей страны натовские томагавки. Именно поэтому ООН давно не принимает решений, что не устраивали бы США и их сателлитов. Руководитель любой страны, если он конечно в своём уме, понимает, что сейчас есть лишь одна сверхдержава и что у этой сверхдержавы есть экономические, политические интересы, осуществление которых будет гарантировано любыми средствами.
Павел Крупкин: У США некоторое время назад в качестве основной цели их геополитики проявилось то, что можно было бы обозначить словами «переформатирование Афразии». Методом такого переформатирования является «либеральный интервенционизм», который я в некоторых аспектах уже рассматривал ранее.
Посмотрим далее на географию штатовской геополитической активности: Ирак, Афганистан, Пакистан и Судан уже «в переработке». Сейчас вот поступили «на переработку» три страны Северной Африки. Высокий риск «свалиться туда же» у монархий Аравийского полуострова. В осаде находится и главный текущий ненавистник Израиля – Иран.

Казалось бы, что набор стран «в переработке» может быть объединен в духе предыдущего вопроса через слоган «атака Запада на мусульманскую цивилизацию», но мы видим, что (1) основные ценности цивилизации никто, в общем-то, под сомнение не ставит, и что (2) согласованной субъектностью обладают лишь страны Запада, в то время как «перерабатываемые» страны выступают лишь в виде пассивной аморфной массы. Да и политический вес стран после переработки вряд ли будет сильно отличаться от того, что было до нее.
И еще в этом месте, конечно же, следует отметить начавшуюся активацию усилий некоторых кругов США по мобилизации соседей против Китая.
Юрий Чернышов: На самом деле «Запад» не воюет ни с какой «цивилизацией», и не будет воевать, просто потому, что сама теория «войны цивилизаций» искусственна и не соответствует реальности. В реальности нет ни единого христианского Запада, ни единого мусульманского мира. Есть меняющиеся интересы разных стран, вступающих между собой в разные коалиции. Нужно адекватно смотреть на международные отношения, чтобы всегда принимать адекватные обстановке решения.