zabika.ru 1




































































































































































Это не случайно: многочисленные примеры показы­вают, что ружья со стволами, расположенными один над другим, наиболее соответствуют современным требовани­ям.

— Пусть так,— сказал один мой знакомый.— Но где
же достать итальянскую «Беретту» или немецкий «Мер-
кель-303» ЕТ, бокфлинт фирмы «Перацци» или бельгий­
ский «Браунинг» ФН? Ведь в продаже их нет. А без та­
кого оружия вряд ли станешь чемпионом.

Подобное мнение, к сожалению, бытует среди моло­дых спортсменов. И далеко не случайно многие любители стендового спорта гоняются за ружьями иностранных марок.

— Что же тут удивительного, — говорят они. — Лю­
бой мастер спорта обязательно приходит на соревнова­
ния с «Береттой», «Браунингом» или другим оружием
импортного производства.


Но вот что здесь примечательно. Обычно оружием иностранных марок пользуются стрелки старшего поко­ления. В свое время иностранные фирмы выпускали, да и сейчас выпускают, неплохое оружие. Оно ценилось в спортивных кругах. И мастера спорта предпочитали его, за долгие годы привыкнув к нему, подогнав и изучив. И потому не расстаются с ним. Но если быть объективным,; то следует признать: немало рекордов установлено стен­довиками из отечественных ружей. Пример тому — успе­хи выдающейся советской спортсменки Ларисы Гурвич-Корчинской.

Ладно, точно подогнанное ружье с вертикально спа ренными стволами Ижевского завода помогло ей стать двукратной чемпионкой мира и трехкратной чемпионкой Европы.

В 1968 году Евгений Петров, когда соревнования на круглом стенде впервые включили в программу олимпий­ских игр, вел упорную перестрелку со спортсменом из ФРГ Конрадом Вирхнером и итальянцем Романом Гарагнани.

30

Из тульского ружья, снаряженного отечественными пат­ронами, он сумел обстрелять своих противников.


Юрий Цуранов, Арий Каплун и другие мастера стен­довой стрельбы уверенно выходят на соревнования с тульскими ружьями. Николай Дурнев, например, четыре раза добивался высоких титулов чемпиона Европы и чем­пиона мира с феноменальным результатом — 200 из 200. И все четыре раза — с отечественным русским оружием и патронами.

Могут сказать: «Но это же на круглом стенде! А как обстоят дела на траншейном?»

Тут тоже за примерами далеко ходить не придется. Юрий Никандров, Юлия Сидорова и я, выступая с оте­чественным оружием, стали чемпионами СССР, Европы и мира на траншейном стенде. Как видите, ружья отечест­венного производства великолепно служат нашим стен­довикам на любых состязаниях. Главное, подчеркиваю еще раз, — индивидуальная подгонка ружья.

Индивидуальная! Нельзя стрелять из любого ружья, которое под рукой. А между тем мне нередко приходи­лось видеть: на площадку выходят совсем еще юные уча­стники соревнований, а у них ружья весом 4 килограм­ма! Наблюдал подобное й на первенстве Украины 1970 го­да, и на многих других состязаниях. Запомнилась дев­чушка, которой дали ружье ведущего стрелка команды, мастера спорта. Вполне естественно, что в руках неопыт­ной спортсменки оно оказалось... никуда не годным. Де­вушка не поразила и трех десятков мишеней из 100 и по­кинула стенд с травмой плеча.

Когда из одного ружья стреляют несколько человек, на результатах это сказывается самым отрицательным образом. Тем более что большинство стрелков, даже маститых, свои неудачные выступления обычно относят за счет оружия и постоянно подгоняют его под извест­ные им образцы — то подпиливают или, напротив, нара­щивают ложу ружья, то «прижимают» или «недожима-

31
























































































































































































































































































































































































































































































Я обратился за помощью к Маттарелли. Его товарищи по команде набросились на него с упреками, требовали, чтобы он не продавал патронов.


Но как же я могу не выручить друга из беды,—

отшучивался Маттарелли,—это будет не по-спортив­ному...

— Ну разве только для Зименко,— наконец согласи­
лись итальянцы.— А больше ни одного патрона.

Вместо двухсот обещанных Маттарелли отсчитал мне более девятисот патронов, улыбнулся и попросил никому об этом не говорить.

Кто-то из корреспондентов задал ему вопрос: зачем он продал патроны сопернику? Маттарелли ответил:

— Эти русские — отличные ребята. Они когда-то пре­
подали мне урок честной спортивной борьбы. А я добро­
совестный ученик.

Говорил итальянец об этом «уроке» ( я еще расскажу о нем) вроде шутя, но в его словах звучали взволнован­ные нотки.

Еще один случай, о котором не рассказать просто нельзя. Произошло это на III Спартакиаде народов СССР. Мастера спорта Цуранов и Петров, выступая на круглом стенде, закончили стрельбу с результатом 200 попаданий из 200 возможных. Им назначили пере­стрелку. Но у обоих кончились патроны. Все стрелки, следившие за этим поединком, собрали кто сколько мог патронов и отдали их спортсменам. Получилось так, что одному из них повезло больше — попались патроны при­мерно одной зарядки. Следовательно, и шансов на победу больше. Тогда Цуранов и Петров смешали патроны и за­тем разделили их поровну.

Стрельба продолжалась. В перестрелке оба сделали по 75 выстрелов и ни одного промаха. Кто же из них сильнее?

Этот честный поединок заставил судейскую коллегию принять несколько необычное решение: обоих стрелков

119