zabika.ru 1

Центр дистанционного образования "Эйдос"


Всероссийская дистанционная эвристическая олимпиада по литературе
24 сентября 2009 год


Белова Е. Н.

Комплект заданий по литературе для Всероссийской дистанционной эвристической олимпиаде по литературе для 8-9-х классов «Точка зрения»

ВасильеваЕ.М.
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Уважаемые участники эвристической олимпиады по литературе!
Задания нашей олимпиады помогут вам раскрыть некоторые секреты (но не исчерпать!) одного из важнейших понятий в литературе - «точке зрения». Каждое из заданий предлагает вам обратиться к точкам зрения разных участников литературного процесса: автора, героя, ученого. Но главные участники это процесса все-таки мы с вами, читатели. Поэтому ваша точка зрения, выраженная в различных формах, в том числе художественной, будет самым главным результатом олимпиады.

Надеемся, что эта олимпиада позволит вам не только проявить свои способности и возможности в литературе, но и сделать ещё один шаг на пути к постижению литературных тайн.

Успехов вам, эйдосовцы!


  1. ТОЧКА ЗРЕНИЯ АВТРА. Лирическое произведение выражает чаще всего точку зрения лирического героя. Нередко лирический герой является автором лирического произведения. Познакомьтесь со стихотворением Марины Цветаевой, в котором представлен взгляд (точка зрения) поэтессы - лирической героини на обычное дерево рябину, и с миниатюрой А. Солженицына «Лиственница», где представлена точка зрения автора на дерево лиственницу:


М. Цветаева
Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья.

Я родилась.
Спорили сотни

Колоколов.

День субботний

Иоанн Богослов.
Мне и доныне

Хочется грызть

Красной рябины

Горькую кисть.

А.Солженицын «Лиственница»:
Что за диковинное дерево!

Сколько видим её — хвойная, хвойная, да. Того и разряду, значит? А, нет. Приступает осень, рядом уходят лиственные в опад, почти как гибнут. Тогда — по соболезности? не покину вас! мои и без меня перестоят покойно — осыпается и она. Да как дружно осыпается и празднично — мельканием солнечных искр.


Сказать, что — сердцем, сердцевиной мягка? Опять же нет: её древесная ткань — наинадёжная в мире, и топор её не всякий возьмёт, и для сплава неподымна, и покинутая в воде — не гниёт, а крепится всё ближе к вечному камню.

Ну, а возвратится снова, всякий год как внезапным даром, ласковое тепло, — знать, ещё годочек нам отпущен, можно и опять зазеленеть — и к своим вернуться через шелковистые иголочки.

Ведь — и люди такие есть.
Какой изобразительный прием использует автор для выражения идеи произведения? Как вы понимаете последнее предложение? О каких людях говорит автор? Чем они для него «диковинны»? Применяя данный прием, опишите интересного, важного для вас человека. Или себя описать?
Второе задание? Рябина в стихотворении М. Цветаевой – отражение судьбы, личности автора. Присмотритесь к окружающим Вас деревьям. Какое из них для Вас или важных для Вас людей самое близкое? Почему? Выразите свой взгляд (свою точку зрения) на это дерево через сочинение-миниатюру или стихотворение, используя художественные (ый) прием(ы) А. Солженицына или М. Цветаевой. Зачем? Дайте комментарий к своему тексту, в котором поясните, какой(ие) прием(ы) Вы использовали.
Белова Е. Н. + Шерстова Е. В.
2. ТОЧКА ЗРЕНИЯ ГЕРОЯ. Чаще всего в эпическом произведении мир и события в нем представлены с точки зрения разных героев и автора-повествователя, иногда герой и автор-повествователь - одно лицо в разные временные и возрастные периоды своей жизни. Прочтите рассказ А. П. Чехова «Кто виноват?». Чьи точки зрения представлены в рассказе? Чья точка зрения вынесена в название рассказа (чей это вопрос)? Какое(ие) название(я) могли бы отражать другую (ие) точку(и) зрения? Оформите результаты своих размышлений в таблице:


Чья точка зрения представлена

Цитаты из текста рассказа, в которых представлена эта точка зрения


Название, отражающее эту точку зрения

Смысл этого названия







































А.П.Чехов
Кто виноват?
Мой дядя Петр Демьяныч, сухой, желчный коллежский советник, очень похожий на несвежего копченого сига, в которого воткнута палка, как-то, собираясь в гимназию, где он преподавал латинский язык, заметил, что переплет его синтаксиса изъеден мышами.

- Послушай, Прасковья, - сказал он, входя в кухню и обращаясь к кухарке. - Откуда это у нас мыши завелись? Помилуй, вчера цилиндр погрызли, сегодня синтаксис обезобразили... Этак, пожалуй, начнут одежу есть!

- А что ж мне делать? Не я их завела! - ответила Прасковья.

- Надо же что-нибудь сделать! Кошку бы ты завела, что ли...

- Кошка есть; да куда она годится?

И Прасковья указала на угол, где около веника, свернувшись калачиком, дремал худой, как щепка, белый котенок.

- Отчего же он не годится? - спросил Петр Демьяныч.

- Молодой еще и глупый. Почитай, ему еще и двух месяцев нет.

- Гм... Так его приучать надо! Чем так лежать, он лучше бы приучался.

Сказавши это, Петр Демьяныч озабоченно вздохнул и вышел из кухни. Котенок приподнял голову, лениво поглядел ему вслед и опять закрыл глаза.

Котенок не спал и думал. О чем? Не знакомый с действительной жизнью, не имея никакого запаса впечатлений, он мог мыслить только инстинктивно и рисовать себе жизнь по тем представлениям, которые получил в наследство вместе с плотью и кровью от своих прародителей тигров (зри Дарвина). Мысли его имели характер дремотных грез. Его кошачье воображение рисовало нечто вроде Аравийской пустыни, по которой носились тени, очень похожие на Прасковью, печку, на веник. Среди теней вдруг появлялось блюдечко с молоком; у блюдечка вырастали лапки, оно начинало двигаться и выказывать поползновение к бегству; котенок делал прыжок и, замирая от кровожадного сладострастия, вонзал в него когти... Когда блюдечко исчезало в тумане, появлялся кусок мяса, оброненный Прасковьей; мясо с трусливым писком бежало куда-то в сторону, но котенок делал прыжок и вонзал когти... Всё, что ни мерещилось молодому мечтателю, имело своим исходным пунктом прыжки, когти и зубы... Чужая душа - потемки, а кошачья и подавно, но насколько только что описанные картины близки к истине, видно из следующего факта: предаваясь дремотным грезам, котенок вдруг вскочил, поглядел сверкающими глазами на Прасковью, взъерошил шерсть и, сделав прыжок, вонзил когти в кухаркин подол. Очевидно, он родился мышеловом, вполне достойным своих кровожадных предков. Судьба предназначала его быть грозою подвалов, кладовых и закромов, и если б не воспитание... Впрочем, не будем забегать вперед.


Возвращаясь из гимназии, Петр Демьяныч зашел в мелочную лавку и купил за пятиалтынный мышеловку. За обедом он нацепил на крючок кусочек котлеты и поставил западню под диван, где сваливались ученические упражнения, употреблявшиеся Прасковьей на хозяйственные надобности. Ровно в шесть часов вечера, когда почтенный латинист сидел за столом и поправлял ученические тетрадки, под диваном вдруг раздалось "хлоп!", и такое громкое, что мой дядюшка вздрогнул и выронил перо. Немедля он пошел к дивану и достал мышеловку. Маленькая чистенькая мышь, величиною с наперсток, обнюхивала проволоку и дрожала от страха.

- Ага-а! - пробормотал Петр Демьяныч и так злорадно поглядел на мышь, как будто собирался поставить ей единицу. - Пойма-а-алась; по-одлая! Постой же, я покажу тебе, как есть синтаксис!

Наглядевшись на свою жертву, Петр Демьяныч поставил мышеловку на пол и крикнул:

- Прасковья, мышь поймалась! Неси-ка сюда котенка!

- Сича-ас! - отозвалась Прасковья и через минуту вошла, держа на руках потомка тигров.

- И отлично! - забормотал Петр Демьяныч, потирая руки. - Мы его приучать будем... Ставь его против мышеловки... Вот так... Дай ему понюхать и поглядеть... Вот так...

Котенок удивленно поглядел на дядю, на кресла, с недоумением понюхал мышеловку, потом, испугавшись, вероятно, яркого лампового света и внимания, на него направленного, рванулся и в ужасе побежал к двери.

- Стой! - крикнул дядя, хватая его за хвост. - Стой, подлец этакий! Мыши, дурак, испугался! Гляди: это мышь! Гляди же! Ну? Гляди, тебе говорят!

Петр Демьяныч взял котенка за шею и потыкал его мордой в мышеловку.

- Гляди, стервец! Возьми-ка его, Прасковья, и держи... Держи против дверцы... Когда я выпущу мышь, ты его тотчас же выпускай... Слышишь? Тотчас же и выпускай! Ну?

Дядюшка придал своему лицу таинственное выражение и приподнял дверцу... Мышь нерешительно вышла, понюхала воздух и стрелой полетела под диван... Выпущенный котенок задрал вверх хвост и побежал под стол.


- Ушла! Ушла! - закричал Петр Демьяныч, делая свирепое лицо. - Где он, мерзавец? Под столом? Постой же...

Дядюшка вытащил котенка из-под стола и потряс его в воздухе...

- Каналья этакая... - забормотал он, трепля его за ухо. - Вот тебе! Вот тебе! Будешь другой раз зевать? Ккканалья...

На другой день Прасковья опять услышала возглас:

- Прасковья, мышь поймалась! Неси-ка сюда котенка!..

Котенок после вчерашнего оскорбления забился под печку и не выходил оттуда всю ночь. Когда Прасковья вытащила его и, принеся за шиворот в кабинет, поставила перед мышеловкой, он задрожал всем телом и жалобно замяукал.

- Ну, дай ему сначала освоиться! - командовал Петр Демьяныч. - Пусть глядит и нюхает. Гляди и приучайся! Стой, чтоб ты издох! - крикнул он, заметив, как котенок попятился от мышеловки. - Выпорю! Дерни-ка его за ухо! Вот так... Ну, теперь ставь против дверцы...

Дядюшка медленно приподнял дверцу... Мышь юркнула под самым носом котенка, ударилась о руку Прасковьи и побежала под шкаф, котенок же, почувствовав себя на свободе, сделал отчаянный прыжок и забился под диван.

- Другую мышь упустил! - заорал Петр Демьяныч. - Какая же это кошка?! Это гадость, дрянь! Пороть! Около мышеловки пороть!

Когда была поймана третья мышь, котенок при виде мышеловки и ее обитателя затрясся всем телом и поцарапал руки Прасковьи... После четвертой мыши дядюшка вышел из себя, швырнул ногой котенка и сказал:

- Убери эту гадость! Чтоб сегодня же его не было в доме! Брось куда-нибудь! Ни к чёрту не годится!

Прошел год. Тощий и хилый котенок обратился в солидного и рассудительного кота. Однажды, пробираясь задворками, он шел на любовное свидание. Будучи уже близко у цели, он вдруг услыхал шорох, а вслед за этим увидел мышь, которая от водопойного корыта бежала к конюшне... Мой герой ощетинился, согнул дугой спину, зашипел и, задрожав всем телом, малодушно пустился в бегство.

Увы! Иногда и я чувствую себя в смешном положении бегущего кота. Подобно котенку, в свое время я имел честь учиться у дядюшки латинскому языку. Теперь, когда мне приходится видеть какое-нибудь произведение классической древности, то вместо того, чтоб жадно восторгаться, я начинаю вспоминать ut consecutivum, неправильные глаголы, желто-серое лицо дядюшки, ablativus absolutus... бледнею, волосы мои становятся дыбом, и, подобно коту, я ударяюсь в постыдное бегство.

Белова Е. Н. + Шерстова Е. В.
3. ТОЧКА ЗРЕНИЯ УЧЕНОГО. Не секрет, что точки зрения ученых на одно и то же произведение, одного и того же героя часто бывают противоположны. Так, самый известный герой русской народной сказки Иван-дурак оценивается с позиций ряда фольклористов и культурологов как воплощение доброты, смекалистости, удали, находчивости и пр., а ряд ученых подчеркивает леность, нерасторопность этого героя, его неумение распорядиться тем, что имеет. Напиши небольшую критическую статью на тему «Иван-дурак – главный герой русской народной сказки». Отрази в ней свою точку зрения на этого героя, аргументируя текстами сказок.

Может быть, заострить вопрос:

Иван-дурак: «за» и «против»?

«Иван-дурак: герой или антигерой русской сказки?»

Белова Е. Н.
МОЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Сочинять – это придумывать, выдумывать или..? Прочитайте размышления поэта Александра Кушнера о поэзии:

Поэзия — не выдумка поэтов. Будь она выдумкой, вряд ли бы мы так любили стихи. Поэзия растворена в самой жизни. Вот почему не так уж важно, что мы читаем: стихи или прозу, чем мы любуемся: статуей или картиной, всматриваемся ли в архитектуру, слушаем ли музыку... Важно, чтобы произведение искусства запечатлело в преображенном и осмысленном виде эту поэтичность мира, о которой в Библии сказано: “И увидел Бог, что это хорошо”.

Что для Вас поэзия? Согласны ли Вы с точкой зрения автора текста? Выскажите свое мнение в форме письма, обращенного к поэту, свою позицию аргументируйте, используя прочитанные тексты (стихотворение М.Цветаевой и А.Солженицына).

Васильева Е.М.