zabika.ru 1

Джилл на брата смотреть уже устал. Это было невероятно. Как могли они быть такими непохожими? Джилл радовался, что их разделили почти десять лет назад, ведь они бы просто убили друг друга, кто-то один точно задушил бы другого в припадке гнева.

Они никогда не приходили к согласию, а Джету всегда нужно было оставить последнее слово за собой, о чем бы ни шел разговор. И неважно, что он понятия не имел о девяноста процентах происходящего в мире, ведь мнение у него было на все, и он считал себя обязанным поделиться этим мнением со всеми и с каждым.

Иногда шрам болел, этого Джилл отрицать не мог. Он болел в дождь, как сегодня ночью, в холод, а иногда болел просто так, и Джиллу казалось, что это что-то значит. Может, это у Джета были какие-то проблемы, а он чувствовал?

Хотя, нет, это же Джет верит в сверхъестественный бред, а Джилл - реалист, он мыслит логически. И зная Джета, он уверен был, что братец уже давно растрепал бы все свои проблемы, чтобы его все жалели. Да и не было между ними никакого «единства».

А Джиллу хотелось иногда обняться и почувствовать, что они не просто мешающие друг другу родственники, а настоящее «целое». Но это казалось полным абсурдом - обнять Джета. Он же ненормально отреагирует, заржет или вообще не станет слушать, примет Джилла за конченного педика, который по-бабски жалуется и ноет.

«Ага, а сам-то», - Джилл сидел в столовой, держа в руке только бутылку с водой, а Фриц никак не мог привлечь его внимание.

- Эй, блондинка, - он пальцем смахнул с лица Джилла прядь, портившую весь вид идеальной прически. - О чем думаешь?

- Он опять прыгает с малявками в одной очереди. Детский сад, - Сустрис хлопнул себя по лбу и отвернулся, перестал в спину братца смотреть. А тот извивался, как мог, чтобы протиснуться сквозь жирных детей к кассирше.

Через пять минут Джилл опять нашел его взглядом и обнаружил за столом с Лупецией и новеньким.

- Обалдеть, он уже к этому укурку подсел! - вырвалось у него, и Фриц выглянул из-за его плеча.

- Который как пальма?

- Да! Какого черта, они же вообще незнакомы. Он себя дико в автобусе вел, как шизик, вообще. Начал ему глазки строить, как лохушка.

- ДЖЕТ?! - Фриц вытаращил глаза и захохотал. - Ой, не могу. Не смеши, окей?


- Ты куда? - Джилл удивился, увидев, что самый красивый парень параллели поднимается и явно собирается оставить его одного.

- Пойду к медсестре, голова болит.

- Серьезно? Что с ней?

- Да несерьезно, пропущу пару уроков, посижу там.

«И попристаю к медсестре», - добавил Джилл за него мысленно.

- Ладно, иди.

- И ты позвони, если вдруг вынырнешь из своего мира. А то хрен докричишься до тебя сегодня, - высказал обидную претензию Фриц, развернулся, взмахнув челкой, и ушел.

- И ты позвони, бе-бе-бе... - Джилл его передразнил, открыл свою бутылку, набрал полный рот воды и оглянулся. Вода чуть не брызнула из носа, и он успел зажать рот и нос ладонью, фыркнул и закашлялся, так что на него уставились с соседних столов.

Лупеция сидела напротив новенького, уже почти пришедшего в себя и вполне вменяемого, а Джет как-то оказался на одной лавке с ним, между ними оставалось сантиметров пятнадцать.

И Симон что-то показывал на столе, это было расписание его уроков, которое он сверял с новыми дружками в виде «парочки кретинов». План школы Лупеция рисовала ему в режиме прямой трансляции, ей нечем было заняться, как обычно. И Джет вдруг сократил расстояние между ним и Симоном, подвинувшись к нему плавно и незаметно.

Не заметил этого только Симон, а вот Джилл увидел сразу. И ему зубы свело, когда Джет не просто прижался грудью к плечу новенького, руку упер в край скамейки за его спиной.

Он просто вульгарно навязывал свое общение, а Симон и не был против, ему это не мешало, его это даже радовало. Джет был симпатичный, его вздернутый нос, большие губы, как будто надутые, гипнотизирующий взгляд. Джет старался вести себя так же сладко, как пытался в автобусе.

Лупеция на него косилась недоуменно. Она-то знала, что он - большой ребенок, между ними ничего «такого» не было, кроме детских «покажи и я тебе покажу». У них даже секс был всего пару раз и очень тупо, «для эксперимента», «ради практики», «попробовать». Потому они и встречались, были скорее друзьями, критично и честно обсуждающими внешность и характер друг друга. «Мужские» привычки Джета в виде заглядывания на ее грудь не считались, это было что-то за гранью понимания Лупи, и она объясняла это природой.


Но даже она, знавшая его так давно, не могла понять, какого черта ярый гетеросексуал вдруг лезет к угашенному новичку так откровенно. В глазах ее читалось «Какого хрена?..» А Джет будто не замечал, он видел боковым зрением, что Джилл остался за столом один, да еще и смотрит, повернувшись.

«Что, совсем уже не хочется трахаться с этим тупым турком?» - подумал он ехидно.

* * *

- Спокойной ночи, - пожелал Джилл, выключая свет над своей головой и натягивая одеяло.

- Сладких снов, - отозвался Джет с верхней полки. И голос его был таким будничным, обычным, будто ничего и не случилось странного в этот первый школьный день.

- А ты, смотрю, сошелся с этим укурышем?

- Да он нормальный, на самом деле. Просто нервничал в первый день. Блин, да все нервничают в первый день, а он еще и новенький. Потом-то его отпустило.

- А я бы так не сказал. Его схватило. Прямо-таки сжало, прижало и стиснуло. Не подскажешь, кем?

- Чего?.. - Джет сделал дурацкий голос «крутого парня», который хочет затеять скандал. На деле же у него было лицо настоящего тролля в этот момент, взгляд ласкал потолок с безумной любовью.

«Отлично...Забыл про уродца своего... Да вы же летом даже не виделись, с чего бы ты так запросто пошел с ним и трахнулся? Совесть не позволяет?»

- Ничего. Спи, педик.

- Рот закрой, а то вообще уже мозги выветрились. Из нас двоих педик - ты, а не я.

«Но не я лезу к кому попало вдруг так внезапно, ни с чего. У кое-кого здесь девушка есть, вообще-то. И плевать, что она на это все смотрела, да? Так, что ли?» - подумал Джилл, но стиснул зубы и запретил себе вступать в конфронтацию с идиотом, вроде его умственно отсталого братца.

* * *

Джилл молился, чтобы Джет не полез снова к новенькому. Так не хотелось, чтобы он опять к нему приставал, как девчонка. Но надежды не оправдались, как всегда.

Симон отреагировал позитивно, когда к нему внезапно подошла парочка Сустрисов, такие отвратительные и привлекательные одновременно.


- Привет, - Джет начал, и Джилл понял - все, понеслась.

- О, привет, - Симон улыбнулся, они так друг на друга посмотрели, что Джилл почувствовал себя лишним, такой неудачник, прикованный к собственному брату. Эти двое разговаривали, как настоящие друзья, а ведь они всего второй день общались, всего лишь о мелочах успели поговорить в первый день. Что у них могло быть общего, кроме курения травки?
Ничего, абсолютно ничего, и Джилл не понимал жестокости брата по отношению к нему. Почему он настолько его не уважал, что заставлял выслушивать свои заигрывания с каким-то придурком? Почему Джилл уступил ему, не согласившись в этот первый день пойти с Фрицем к нему, как красавчик предлагал? Он уступил, он подумал, что Джет, возможно, в чем-то прав. Они все лето с Фрицем не виделись, и вряд ли турок хранил верность, вряд ли он действительно планировал встречаться с Джиллом и дальше. Но ему точно было жалко тех полутора лет, что он потратил на него, и даже если он уже совсем ничего к нему не чувствует, если изменял с десятком девчонок летом, он не упустит возможность получить хоть что-то.

«А я не дебил наивный, да и это не только мое тело, я же не буду заставлять его мучиться ради этого идиота», - подумал Джилл о Джете заботливо. Он никогда бы не смог пожертвовать братом ради собственных желаний, не смог бы заставить Джета сделать что-то. Он всегда боялся его всерьез обидеть, всегда уступал, заставляя себя быть если не по-настоящему старше, то точно взрослее, терпеливее, умнее.

Но как теперь Джет мог вести себя настолько неблагодарно? Хотелось напомнить ему прямо при Симоне, что Фрица он продинамил, что пошел этот красавчик к черту. Может, хоть тогда Джет перестал бы корчить сладкие мордочки этому растаману?
«Он еще и небритый опять. Вообще никак время не уделить?» - раздраженно отметил Джилл.

- Пошли уже, звонок, - он переставил ногу, и Джета потянуло за ним.

- Окей, увидимся в столовке! - радостно, дебильно, как обычно, выкрикнул братец, Симон ему помахал, окинув напоследок совсем не дружеским взглядом. Джилл молчал, Джет спокойно переставлял свою ногу сразу после ноги близнеца, чуть ли не напевал радостно.


- И что?

- Что?

- Вы теперь друзья, что ли? На второй день? Сразу, вот так?

- Ммм, родственные души, - Джет усмехнулся и махнул рукой. - Бывает, что люди очень похожи и подходят друг другу. Как близнецы. Ну, в нашем с тобой случае все через жопу, мы вообще не похожи. Ты - зануда.

- А ты был натуралом недавно, нет?

- А все меняется. Ты мне когда-то говорил, что школа - наш единственный и последний шанс. Так почему нет? Тебе он не нравится?

- Тогда почему не Фриц?! - Джилл разозлился.

- Потому что мы оба знаем, что он тебя не любит, никогда не любил. Как можно тебя любить, если мы такие? И мы с тобой знаем, что он просто хочет тебя использовать, а потом всем расскажет. Это издевательство, а ты же не хочешь, чтобы над нами издевались?

- Почему тогда этот левый урод?! Тоже из-за родственных душ?! А я?! Меня ты спросил?!

- Да ты еще вчера ныл, что очень жалеешь, что своему Аладдину отворот поворот дал, - Джет на него уставился, поморщился непонимающе. - В общем, ты прав. Мы его совсем не знаем, в том и плюс. Я же ему нравлюсь, а целей у него никаких нет, друзей здесь нет. Знакомых, кроме нас, нет. Кому он будет рассказывать потом? Да никому. Какая ему выгода? Никакой. Так что если он попадется и захочет, то это нам с тобой крупно повезет, а не ему.

- Но ты...

- Ты сам всегда так говорил. Тебе не надоело играть в понятия и твои двойные стандарты? - Джет резко его перебил, оборвав начавшиеся претензии. - Хватит. Ты думаешь, мне что-то светит с Лупи? Мы просто друзья. Нам с тобой никогда ничего не светит с девками, о чем речь?

- Почему-то раньше ты этого не понимал, когда я говорил про Фрица!

- Потому что именно он мне противен, и я думал, что со всеми так. А Симон, он... Брутальнее, - Джет усмехнулся опять и покачал в воздухе пальцами. - Я приглашу его сегодня? Если он не захочет, просто посидим, посмотрим фильм, поедим попкорн и все такое.


«А если я не захочу?» - подумал Джилл. Но он решил, что лучше сделать и пожалеть, чем пожалеть, что не сделал. Таким был его принцип по жизни, поэтому проще было перетерпеть.

- Приглашай, - процедил он сквозь зубы и совсем замолчал. Желание общаться с братом испарилось, как будто его и не было, настолько сильно начал Джет раздражать.

* * *

Дальнейшее Джилл почему-то помнил плохо, хоть и уверен был в реальности происходящего. Не мог быть сном ворс на ковре, раскаленное масло в миске с попкорном. Но он не помнил даже, как прошел первый день, как они попали домой, и когда успел явиться этот дурацкий растаман.

Они сидели, молча хрустели, глядя в экран, прислонившись спинами к подножью кровати. Дверь в комнату оказалась закрыта, а Джет постоянно косился на Симона, не обращая внимания на брата.

Первый секс в его жизни оказался дурацким. И он был, скорее всего, последним в этой жизни, потому что еще раз Джилл бы ни за что не согласился, а сам не рискнул бы даже подумать о том, чтобы предложить кого-нибудь соблазнить. Ему не очень-то импонировала роль наблюдателя, которому, к тому же, было до тошноты больно. Хоть нижняя половина тела и была одна, но болевые пороги у близнецов были разными, а Джет об этом вечно забывал и думал, что если расшибет чужое колено, неудачно развернувшись, то Джиллу будет не больно.

Симон увлекся именно Джетом, что было более чем логично на взгляд Джилла.

«Ну, еще бы. Это же он ему понравился, он к нему клеился. С чего бы ему на меня смотреть», - подумал он, но обида только усилилась. Его игнорировали, занимаясь с ним сексом, это было хуже некуда. И если Джет с Симоном обнимались и выглядели так, будто они в комнате только вдвоем, то Джилл просто терпел, стиснув зубы и зажмурившись, думая, что лучше умереть, чем так жить. Он даже не знал, ненавидел он Джета или просто был на него обижен за несправедливость. Ведь даже если Фриц всего лишь использовал его и хотел всем похвастаться, самому Джиллу было бы куда попробовать в первый и последний раз с красавчиком, который изображал любовь, а не вот так.


«Это не может быть так...» - думал он, лежа прямо на полу, одетый частично, в отличие от братца, глядя на это все и чувствуя только постоянные, непрекращающиеся толчки Симона. Новенький укурыш увлеченно целовал Джета, и лично его совсем не смущало наличие второго близнеца, ему в голову даже не пришло, что он тоже все ощущает.

Все как-то мелькнуло, изменилось, и Джилл обнаружил, что ему членом водят по губам. Он вытаращил от удивления глаза, открыл было рот, чтобы возмутиться, но это было ошибкой в корне.

- Ммм!! - он замычал, подавился и наконец проснулся, сел.

Джет, стоявший на полу перед его кроватью на коленях, повалился на ковер от смеха.

- Ой, не могу...

- Что... Какого хрена ты делал?! - Джилл уставился на него в ужасе, а потом увидел у себя на одеяле очищенный банан.

- Ты ныл и чуть ли не ревел во сне, а я решил тебя не будить так резко. Я думал, ты сразу проснешься, а ты пытался отсосать банан, - Джета все еще трясло.

- Пошел вон! - Джилл вскочил, схватил свою подушку и со всей дури ударил по лежащему на ковре близнецу. Он так разозлился, что даже забыл про свой ужасный сон и не стал радоваться, что это был именно сон.

«Это все этот козленок виноват! Напомнил с утра про свой сраный сон, про все это!» - думал он, наворачивая подушкой по Джету.

- Да куда?! Это и моя комната, как бы!

- Убирайся! - Джилл заорал, топая ногами, схватил его за майку, вздернул на ноги и вытолкал за дверь.

- Но где мне спать-то?!

- В будке собачьей!