zabika.ru 1 2 3 4

ПРИЕМНЫЙ ДЕНЬ

Едва лучи солнца позолотили рой пушистых облаков, сбившихся в стайку к вершине горы, утреннюю тишину пронзил крик петухов. Вставать не хотелось. Не потому, что сладко спалось, а потому что впереди ждал напряженный день. Петухи отпели второй куплет гимна Солнцу, когда из облаков, наконец, высунулась заспанная седовласая голова старца. «Нет, ну ты подумай, охрана, называется! Опять дрыхнут без всякого зазрения совести! Потому по ночам и творится не знамо что», - озираясь, подумал старец. Словно в ответ на его мысли, из соседних облаков показались не менее заспанные лица архангелов.

- Ну что, опять спим на посту? – сварливо спросил старец.

- Никак нет, - по-военному бодро отрапортовал Михаил. – Бдим, Отче!

Отче в ответ только укоризненно покачал головой, но распекать не стал - поберег нервы. Сегодня в Небесной канцелярии был назначен приемный день для Ангелов-хранителей, а это не предвещало ничего хорошего. Сплошная трата нервов, энергии и здоровья. Отче уже не раз подумывал сократить эти приемы с ежемесячных до одного раза в год. Но, если честно, зачастую и одного дня в месяц не хватало.

«Дай им только волю, так они каждый день будут тут шастать», - по-стариковски беззлобно ворчал Отче. – «Все только на халяву небесную и надеются. Совсем не хотят работать».

Отче вылез из перины облаков, рукой отогнал от них одно маленькое, кряхтя, взгромоздился на него и поплыл в сторону синевшего сквозь облачность моря. С высоты птичьего полета он осмотрел свое отражение в морском зеркале, пятерней расчесал волосы и бороду, вынув при этом несколько перышек облаков, застрявших в бороде. Из проплывавшей мимо грозовой тучи выжал пригоршню воды, умылся, еще раз глянул на свое отражение, крякнул от удовольствия и отправился в обратный путь.

Михаил и Гавриил уже успели не только привести себя в порядок, но и растащили лишние облака по сторонам, разровняв из оставшихся площадку и соорудив кресло для Отче.

- Много просителей сегодня? – поинтересовался Отче.


Гавриил раскопал дырочку в гряде облаков и взглянул вниз.

- Страсть Господня! Да их с каждым разом все более и более…

- Сам виноват! – покачал головой Отче. – Выдумал для чего-то этот День открытых дверей, будь он неладен, а теперь и не соображу, как бы мне эти двери захлопнуть. Ладно, как принимать-то будем: по номерам, или по живой очереди?

Михаил тоже взглянул в дырочку, выковырянную Гавриилом.

- Что ты, Батюшка, какая очередь?! - Замахал он руками. - Да тебе и года не хватит, не то, что одного дня! Вон в прошлый раз по регионам принимал, и то чуть не до рассвета проколготились. Боюсь, сегодня одним днем не управимся.

Отче так же, как и Архангелы, склонился над дырочкой.

- Н-да, сотворил себе заботу! - почесал он в затылке. – Что ж они по всякому поводу сразу ко мне бегут? А что службы Святых не работают что ли? Для чего их канонизировали, в чудотворцы производили?! Почему Ангелы к ним-то не обращаются? Ведь должна же быть хоть какая-то субординация! – уже гневался Отче, грозно сдвинув седые кустистые брови. - Не могу же я, в самом деле, один за всех работать?!

- Жалуются Ангелы-хранители, что от Святых никакого проку нет, - робко доложил ему Гавриил. – Обещаниями разными тешат, обнадеживают, и на этом все заканчивается.

- И что, все Святые таково работают? - Грозно поднял бровь Отче.

- Да почти, - чуть слышно признался Гавриил. Михаил при этом делал вид, что не слышит этого разговора, а внимательно разглядывает вершину горы, под которой и расположился импровизированный «кабинет».

Отче сел в кресло и надолго задумался.

- В общем, так: со Святыми разберусь позже. Подашь мне список, кто бюрократию разводит. А принимать сегодня буду по тематике. Не отменять же приемный день.

- Это как «по тематике»? – не понял Михаил.

- Сейчас допустишь до моего лика всех, кто явился по вопросам здравоохранения, потом собьете всех в группы по культуре, бизнесу, образованию, ну и так далее. Короче, разберемся по обстановке.


Михаил с Гавриилом пошли растаскивать в разные стороны облака, чтобы открыть проход Ангелам-хранителям.

- Ты что же это, крысятничать вздумал? – сквозь зубы, чтобы его слова не коснулись уха Отче, недружелюбно спросил Михаил, по колено увязая в облачности.

- Не понял, - удивился Гавриил.

- Своих закладываешь, - пояснил Михаил.

- Да достал уже этот Божественный бардак! – Вспылил Гавриил. – Кто-то пашет без продыха, а кому-то только манна небесная сыпется.

- Смотри, как бы хуже не вышло! – предупредил его Михаил. – Узнают Святые, кто заложил их, греха не оберешься…

- А кто им про то расскажет? - Гавриил изучающе взглянул на сотоварища. - Если только ты…

- Молчание, оно, как известно, золото, – многозначительно пожал плечами Михаил.

- Понял, - недовольно буркнул Гавриил. – Что хочешь?

- Две пары крыльев.- Потупив очи, безобидно произнес Михаил.

- Ты не офигел часом?! – взвился Гавриил от возмущения.

- Да из моих перья повылезли, а новые еще не скоро получать. У тебя, я знаю, есть одна запасная пара.

- Перья у него повылезли, - зло буркнул Гавриил. - На Землю меньше надо мотаться.

- Ох, грехи наши тяжкие, - горько вздохнул Михаил. – Ну, смотри, друже, мое дело предложить…

- Еще и другом называешься, – упрекнул Гавриил.

- Дружба дружбой, а крылышки врозь, - беззлобно усмехнулся «друг». – Ты забыл, как ты меня на прошлой неделе обул?

- Так ты же самочинно на землю летал!

- Мог бы тоже по-дружески прикрыть меня.

- Ладно, - обреченно согласился Гавриил. - Ночью отдам. Слова-то какие – «обул, крысятничаешь»! Где только ты их набрался?

- А ты не отрывайся от народа, еще и не то услышишь.

Они молча прошли еще немного.

- Ох, облачность сегодня густая! – вздохнул Гавриил.

- Да, тяжелая, - согласился с ним Михаил.

Архангелы принялись растаскивать облака в разные стороны.


Едва показалась небольшая щель, как в нее тут же десятками начали впархивать первые нетерпеливые просители.

- Куда? – безуспешно пытался остановить их Гавриил. – Назад!!! А ну осади!!!

Михаил лязгнул мечом по ножнам, отчего в небесах раскатился грохот пушечного выстрела:

- Всем оставаться на местах!!! Соблюдать тишину и порядок!!! Заходят только болящие!!!

В облачном проеме образовалась давка. Михаилу с Гавриилом пришлось приложить немало усилий, чтобы навести порядок. Пространство пред «креслом» Отче тем временем заполнялось сотнями и сотнями Ангелов-хранителей. На вскидку их было не менее пяти-шести тысяч. Это были небольшого роста Ангелочки, (по пояс исполинским Архангелам), напоминающие сусальных Амуров. С той только разницей, что в отличие от Амурчиков, все они, как один, были одеты в униформу: строгие белые, до пят, хитоны, которые скрывали их половую принадлежность.

На первый взгляд это была совершенно безликая толпа. Их различали лишь номера похожие на татуировку, которые красовались у каждого Хранителя на лбу. Номера были выполнены по точному подобию автомобильных номерных знаков. На них имелся даже код региона. Кроме того, в белокурых локонах у многих ангелов мерцали красноватые огоньки. У кого - один, у кого – два, три, и уж совсем редко – пять, расположенных кругом, наподобие нимба. У большинства же ангелов этих посверкивающих огоньков не наблюдалось вообще.

- Следующие пойдут студиозусы. Вас завсегда множество. Готовьтесь заблаговременно, - прогудел Михаил вниз, и они с Гавриилом принялись гнать облака вспять, закрывая проход.

На пространстве перед сидевшим в кресле Отче тем временем творилась полная сумятица. Все старались протиснуться поближе, пред самые очи Господа, при этом совсем небожественно толкались, пинались, пыхтели и ругались. Тут и там только и слышалось:

- Ты тут не стоял. Я был первый!

- Где ты первый? Я с шести утра тут стоял…

- А я с ночи.


- Первыми надо пропустить, кто из дальних регионов…

- Правильно, нам еще добираться…

- А нам не добираться?

- У меня клиент брошенный. Болеет сильно…

- А у меня кто, хвост собачий?..

Над всем этим ропотом опять громом среди ясного неба прогремел лязг меча Михаила, и Гавриил громогласно объявил:

- Тихо всем!!! Отче говорить будет!

Толпа благоговеянно замерла. Отче встал, откашлялся, достал из складок своего белоснежного хитона, такого же, как и у всех Ангелов-хранителей, бумажку и начал зачитывать:

- Все просители с ОРЗ, ОРВИ, ангиной, гриппом, и остальными простудными заболеваниями сию минуту отправляются к Святому Пантелеймону.

Толпа возроптала:

- Как же так, батюшка? – слышалось отовсюду. – Ведь столько ждали этого дня…

- Указы не обсуждаются! – сурово прикрикнул Отче. – Ступайте, ступайте, - несколько смягчился он, - я лично поручил ему исцелять немощных. А это не такие уж и страшные заболевания.

Михаил с Гавриилом приоткрыли «врата», пропуская ходоков, отправленных к Пантелеймону. Плотно закрывать за ними не стали, но стояли на страже, чтобы в них не проникли другие страждущие. Толпа поредела более чем на половину.

- Теперь, кто с онкологией, СПИДом, гепатитом - можете сразу отправляться по домам…

- Почему?! – недовольно взревела толпа.

- Сами не знаете? Сколько можно повторять? Это неизлечимо. К сожалению, от этих болезней нет спасения.- И, помолчав, добавил. - Пока.

Толпа продолжала роптать.

- Да, признаю, допустили упущение, прошляпили дьявольские штучки. Беда в том, что биоритмы у нас с ним разные. Я – жаворонок, а он – сова. Не владею я собой по ночам, вырубаюсь по полной. – Разоткровенничался Отче, чтобы разрядить обстановку. - Вот и пользуется этим, мерзавец, пакостничает по ночам, когда сплю. Клятвенно обещаю, что тот, кто не добдел в свое время, будет наказан со всей строгостью Божьего суда. – Отче выразительно посмотрел в сторону Михаила и Гавриила. - А пока ступайте, ступайте. Мы будем думать, как исправить положение.


Толпа еще более поредела.

- Теперь, что касаемо вывихов, переломов, травм различной степени тяжести и ДТП. Это уж будьте любезны, разбирайтесь-ка сами со своими подопечными. А у кого еще и с летальным исходом – пожалуйте на Божий суд за недогляд. Каждую вторую среду месяца – милости просим!

На этот раз толпа редела безропотно, в полнейшей тишине. На утоптанной площадке, осталось всего сотен пять-шесть Хранителей, и те как-то непроизвольно разделились надвое. Одна, кучка, состоящая из двух-трех десятков ангелов, гордо посверкивала четырьмя и пятью звездами над головами. В другой – более многочисленной, почти никто из ангелов ничем не блестел. Редко-редко у кого над головой в этой толпе проблескивал жалкий одинокий огонек.

- Ну, рассказывайте, о чем просите? Только не все сразу, по одному, - обратился Отче к толпе без звездочек.

Из толпы вышел один, видимо, самый решительный:

- Отче наш, об одном молим за наших подопечных – пошли им, Господи, денег…

- А при чем деньги-то? Вы же пришли просить о выздоровлении. – В недоумении застыл Отче.

- Так как же, батюшка, без денег-то лечиться? Ведь не то, что на операцию, на лекарства никаких денег не наберешься! Да еще каждого доктора, да медсестер подарочком, либо денежкой ублажить надобно. За каждый укол, за каждую банку, клизму…

- А это еще зачем? Ведь это их работа! – недоумевал Отче.

- Да как же без этого-то, родимый? Без подношений они ведь даже градусник не поставят, не то, что лечить станут. Все жалятся, что, дескать, мало получают за свою работу. А нашим подопечным, где же набраться денег на все? Почитай, от начала и до конца жизни платят. В роддом – дай, в ясли – дай, в школу – дай, в институт – дай, за устройство на работу – дай, на погребение – дай. Мы уж не говорим про все житие их тяжкое. На лечение-то и не остается ничегошеньки. За то и прилетели молить, чтобы было на что им снадобий прикупить.

- А сами-то эскулапы среди болящих есть? – поинтересовался Отче.


Ответом ему было молчание.

- Так что же, они сами-то не болеют, что ли? – поразился Отче.

- Как же не болеют, - ответствовал все тот же бойкий Ангел. – Болеют, как и все. Только не будут же они друг дружке за то деньги платить. Бесплатно лечатся. Системная консолидация, значит.

- Как завернул-то! – умилился Отче. - А снадобья? Говорите же, что дорогие непомерно?

- Так ведь, батюшка, это они нашим по договоренности с разными фирмами дорогие выписывают, а себе-то копеечные покупают. А которые при больницах служат, тем и вовсе бесплатно все выдается. Нет, не выдается, - смешался Ангел, подбирая нужное слово. - …Берется…

- А что же ваши подопечные, глупые совсем, что покупают подставные снадобья? – не переставал удивляться Отче.

- Так ведь у них медицинского образования-то нет! Не разбираются они в снадобьях, – негодующе выкрикнул Ангел из толпы. – Уж что накажут, то и берут!



следующая страница >>