zabika.ru 1 2 ... 49 50




СЛОВА МОЕГО ВСЕБЛАГОГО УЧИТЕЛЯ

КУНСАНГ ЛАМЭ ШАЛУНГ

(kun bzang bla ma'i zhal lung)

KUN-ZANG LA-MAY ZHAL-LUNG

THE ORAL INSTRUCTION OF KUN-ZANG LA-MA

On The Preliminary Practices

Of DZOG-CH'EN LONG-CH'EN NYING-TIG

As transcribed by Pal-trul O-gyen Jig-me Ch'o-kyi Wang-po Rin-po-ch'e

Translated from the Tibetan and edited by Sonam T. Kazi

Diamond-Lotus Publishing. 1989

ПАТРУЛ РИНПОЧЕ

СЛОВА МОЕГО ВСЕБЛАГОГО УЧИТЕЛЯ

Устные наставления по предварительным

практикам учения к лонгчен нингтиг

Перевод с тибетского и редакция: Сонам Т. Кази

Санкт-Петербург. Уддияна. 2004

ББК 86.35

Патрул Ринпоче.

Слова моего всеблагого учителя. Устные наставления по предварительным практикам учения Дзогчен лонгчен нингтиг. — Пер. с англ. — СПб.: Уддияна, 2004. — 536 с.

«Слова моего всеблагого учителя» — один из наиболее известных текстов старой (нингма) традиции тибетского буддизма, посвященный внешним и внутренним предварительным практикам буддийской йоги. В книге подробно излагаются общие и тайные методы подготовки ума, речи и тела, составляющие основу традиционного обучения в тибетском буддизме.

Перевод с английского: Ф. Маликова Редакция: Т. Науменко, А. Кулик

ISBN 5-94121-024-8

© Sonam T. Kazi, перевод, введение, 1989

© Ф. Маликова, перевод, 2004

© Культурный центр «ЭДщияна», 2004



Патрул Ринпоче

(1808-1887)


Dzogchen Ranyak Patrul Rinpoche

Rue Saint-Norbert 39 B-1090 Brassels

T:+32 (2) 514 18 38 F:+32 (2) 723 89 87 E: patrulrinpoche@hotmail.com

Предисловие к русскому изданию

Дзогчен Раняк Патрула Ринпоче1

Драгоценные учения несравненного сына Шуддходаны — это, бесспорно, источник любого счастья, блаженства и высших благ в нашем мире. Эти учения живы и поныне не только благодаря просветленному уму и великой доброте переводчиков-лоцав прежних времен, но и благодаря труду множества знающих людей, которые, обладая оком Дхармы, переводят индийские и тибетские священные тексты на современные великие языки. Совершенно очевидно, что это приносит огромную пользу всем бесчисленным существам нашего мира.

Я хорошо знаком с группой, подготовившей этот отличный русский перевод текста Патрула Ринпоче Джигме Чоки Вангпо «Слова моего всеблагого учителя. Устные наставления по предварительным практикам учения Дзогчен лонгчен нингтиг». Опираясь на тибетский оригинал и английский перевод, участники группы, движимые благородными и бескорыстными намерениями, успешно справились с задачей.

Возможность претворять в практику это глубокое учение — большое счастье для их соотечественников. В этом всеобъемлющем учении содержатся не только общие и особые предварительные практики, но и некоторые из главных практик, в том числе получение благословений с помощью гуру-йоги и практика пова. Поэтому, хотя в заглавии указано, что текст посвящен предварительным практикам, по сути, он охватывает всю совокупность практик, подразделяемых на вводную часть, главную часть и заключение.

Если я и другие люди будем с искренними помыслами безупречно претворять этот глубокий путь в практику, мы обретем ее плоды, потому что в этом тексте указан совершенный путь, позволяющий обрести состояние будды. Вследствие пяти видов упадка наша жизнь стала короткой. Если те из нас, кто стремится к освобождению, будут по-настоящему практиковать этот путь в течение отпущенного нам краткого срока, то знаки обретения его плода проявятся быстро. И это не просто слова. Я искренне желаю, чтобы мы, всем сердцем восприняв эту мысль, как можно больше посвящали себя практике.


С надеждой, что практика Дхармы достигнет своей цели, я, Раняк Патрул, написал эти слова 28 июня 2004 года, в одиннадцатый день пятого месяца года дерева-обезьяны по тибетскому календарю.

От издателя

Перевод основополагающих текстов буддизма, к которым можно смело отнести и «Слова моего всеблагого учителя» великого Патрула Ринпоче, — задача сложная, требующая от переводчика не только совершенного владения языком оригинала, но и практического знания материала, непосредственного знакомства с учениями, составляющими содержание первоисточника. Должно, вероятно, смениться не одно поколение переводчиков и практиков буддизма, прежде чем сформируется своего рода «культурный слой», достаточный для полноценного осуществления подобной задачи. До тех пор любой перевод, по существу, становится лишь звеном в цепи проб и ошибок, сопровождающих выработку нового буддийского языка, и воспринимать его следует не как истину в последней инстанции, но, скорее, как попытку помочь заинтересованному читателю в изучении столь глубокого предмета, как учение Будды.

Перевод с тибетского, взятый нами за основу, выполнен ламой Сонамом Кази — известным буддийским учителем, принадлежащим к той же традиции, что и сам Патрул Ринпоче. Мы также сверялись с переводом издательской группы ПадмакараI, — надеемся, это позволило нам избежать какой-то части ошибок и неточностей обоих английских переводов и соединить их достоинства. В трудных случаях мы обращались к тибетскому оригиналу.

В книге используются две параллельные системы сносок: в постраничных сносках с арабской нумерацией приведены примечания ламы Сонама Кази, а сноски с римской нумерацией отсылают в конец книги, где даны наши собственные примечания, организованные по Главам.

Мы благодарим всех, кто содействовал публикации этой книги, и просим читателя простить нам возможные ошибки.


Предисловие Чатрала Ринпоче

к английскому переводу


Здесь с должным почтением к океану явивших себя видьядхар трех линий передачи излагается история Дхармы от изначального будды и до милосердного коренного гуру.

Ниже дано краткое описание трех линий передачи1, как их понимают в великом тайном учении школы нингма: трех разделов внутренних тантр2 в целом и, в частности, того, каким образом до нас дошли традиции кама II и тэрма III учения нингтиг IV.

Линия прямой передачи будд, идущая от ума к уму

Будда Шакьямуни обрел полное просветление неисчислимые кальпыV тому назад. Вслед за тем он явил свои дхармакаю, самбхогакаю и нир-манакаю, приняв облик Самантабхадры, будд пяти семейств3 и великого Ваджрадхары в чистых высших мирах богов. Кроме того, он явил свою нирманакаю — будд шести семейств в шести мирах живых существ. Все эти [проявления] изрекли непостижимое количество учений, соответствующих различным способностям живых существ.

В самовозникшей чистой стране Огмин Тугпо КопаVI изначальный будда [Самантабхадра] проповедал высшее из бесчисленных учений, именуемое Осал дзогпа ченпо VII, своим последователям — пятерым буддам-самбхогакаям, его собственным проявлениям. Он передавал это учение не словами, а благословениями своего ума. Далее эту традицию путем передачи изначальной мудрости получили Ваджрасаттва и другие, и ее стали называть передачей будд, идущей от ума к уму 4.

Линия символической передачи видьядхар VIII

Внутренние [тантры] делятся на три раздела [внешний, внутренний и тайный]: до, или кепа, — маха-йога; гю, или лунг, — ану-йога; и сэм, или дзогпа — ати-йога. Кепа — маха-йога, внешняя йога, далее подразделяется на раздел тантр и раздел садхан IX.


[Раздел тантр] основал Ваджрасаттва, который передал его трем семействам бодхисаттв. Те, в свою очередь, передавали его дэвам, нагам и якшам, освобождая сотни тысяч своих последователей.5 Ваджрапани также передал это учение видьядхарам из числа людей и нелюдей, пребывая на горе Малая и в других точно не установленных местах. В то время это учение записал ракшаса Лодро Табдэн. Он начертал [тантры] на листах из драгоценностей и укрыл их на небесах. Впоследствии эти книги опустились на крышу дворца царя Индрабхути1. Так постепенно стало распространяться учение раздела тантр.

Пребывая в чистой стране Огмин, Кунсанг Чемчог Херука2 проповедовал Дхарму раздела садхан посредством звука самого дхармадхату. Ригдзин Дордже ЧоX, собрав эти [тантры], записал их в виде книг и вверил дакини Леки ВангмоXI. Она поместила эти общие и особые тантры в драгоценные ларцы и укрыла их как клады-тэрма в Индии, в ступе Дэ-дже Цегпа. Позже, когда настало благоприятное время, эти ларцы с особыми тантрами были вручены восьми видьядхарам3.

Тот ларец, в котором содержалось общее собрание и суть этих драгоценных тантр, получил Гуру Падмасамбхава.

После того как Будда [Шакьямуни] ушел в нирвану, Дхарма и условия, при которых она распространялась, начали ухудшаться. Когда иноверцы стали ее очернять, это огорчило пятерых возвышенных благородно рожденных существ4, и они вышли из глубокой медитации. Поднявшись на вершину горы Малая, они вознесли молитвы из двадцати трех строк, в которых выразилось их беспокойство по поводу происходящего. В ответ на это Ваджрапани, побуждаемый милосердием будд трех времен, явился им в своем истинном облике. Он передал им ану-йогу, которая, таким образом, стала распространяться.

Ваджрасаттва дал посвящения тайной ати-йоги и передал ее учения Сэмлхагчену XII, сыну богов. С тех пор ати-йога начала распространяться в мирах богов.


В нашем мире Лев Шакьев, Гуру живых существ завершил наставление своих последователей в учениях Тела и Речи. Когда же пришло время обучать их Дхарме Ума, случилось так, что дочь Аши, царя ЭДщияны, пребывала в медитации на берегу Золотого океана. Царевне привиделось во сне, что хрустальный человек удивительной наружности дал ей посвящение хрустальным сосудом, на котором были начертаны письмена. Вследствие этого благоприятного сна она родила Гараба Дордже, чудесное воплощение. Позже Ваджрапани дал Гарабу Дордже посвящение гялтаб чилуг5 и вручил учения дзогчена в восемнадцати томах, озаглавленные Сэммэ чоге, двадцать тысяч томов учения Лонгчен и сходные тантры. Гараб Дордже стал единственным держателем учений маха, ану и ати.

После двадцатилетней медитации на горе Нима Нангдже [Гараб Дордже] преобразился в сущность солнца, что позволило ему перемещаться в небе. Он стал изрекать шестьдесят четыре тысячи сотен тантр дзогчена, изначально пребывавших в его уме. Дакини собрали их и записали, объединив в три, семь и двадцать одну тантру.

Главным учеником [Гараба Дордже] и источником этих тантр стал МанджушримитраXIII, сын цейлонского царя Шоннупала.

Хотя он был способен обрести освобождение просто узрев символ учения, ему были даны посвящения и передачи всех тантр и тайных методов, чтобы он стал держателем буддийского учения в целом. Позднее, когда его гуру растворился в сиянии света у истоков реки Дханти, он получил книги заветов [своего гуру], которые спустились из середины этого сияния. Благодаря этому [Манджушримитра] обрел знание, равное знанию своего гуру [Гара-ба Дордже]. Затем он объединил шестьдесят четыре сотни тысяч тантр в три раздела: сэмдэ, лонгдэ и мэннагдэ XIV. Самое важное из всех важнейших учений [мэннагдэ] — это нингтиг, которое он подразделил на шегю 1 и наргю 2. Второе он записал, но первое счел слишком драгоценным, чтобы его можно было распространять, а потому укрыл в Бодхгае как клад.


[Манджушримитра] прожил на кладбище XV Сосалинг сто двадцать девять лет, и у него было двадцать пять великих учеников, все — великие пандиты. Главный из них, Шрисингха, был родом из Китая. Один из лучших учеников, Нагарджуна, передав учение Арьядэве, обрел радужное тело. Манджушримитра передавал учения Шрисингхе на протяжении двадцати пяти лет, после чего переродился чудесным образом в Западной Индии и стал зваться поздним Манджушримитрой. Именно он передал Ургену Рин-поче3 множество тантрийских учений, а Санге Еше был его учеником и получил от него учение Джампал шалунг. По сути, его учения не что иное, как дзогчен; они получили широкую известность у последователей тантрийских учений, распространившихся [в Тибете] в более поздний период.

Получив передачу практик учения нингтиг, Шрисингха подразделил учение о тигле 4 на четыре раздела: внешний, внутренний, тайный и наивысший. Первые три раздела он спрятал как клады, а последний сокрыл в своем уме, после чего отправился на кладбище Силджин и стал жить там. Среди его учеников были Падмасамбхава, Вималамитра и другие. Главным из них был Джнянасутра, которому учитель вверил все посвящения, линии передачи и тайные учения.

Уходя в нирвану, Шрисингха оставил [Джнянасутре] свой завет «Семицветные лучи» и объяснения тайных методов. Далее, Джнянасутру посетил Вималамитра, получивший перед этим предсказание от одной дакини, и тот дал ему все тайные учения. После того как тело [Джнянасутры] растворилось в радужном свете, его завет перешел к Вималамитре. Благодаря этому [Вималамитра] смог обрести изначальную мудрость, равную изначальной мудрости Джнянасутры.

Всё это были учителя, которые обрели наивысшее духовное свершение и растворились в радужном свете, не оставив после себя мертвых тел. Они были видьядхарами — продолжателями символической линии передачи1. Существуют неисчислимые способы передачи трех упомянутых традиций Тантры и безмерное количество тантр, освещающих каждую йогу в отдельности. Поскольку таких произведений бесконечно много, боюсь, что мне не удастся коснуться их подробно.


Линия устной передачи среди людей

Вот как учения появились в Тибете.

Царь Трисонг Дэуцен пригласил Кенпо Шантаракшиту и Гypy Падма-самбхаву [прибыть из Индии в Тибет]. [Затем царь] построил монастырь Самье Мингюр Лхундруб и снабдил его убранством — буддийскими символами, которые [Кенпо и Гуру] по всей форме освятили и благословили, дабы народ мог их почитать. [Позже царь] отправил трех посланцев — Ма, Няга и Чога — к индийскому царю, чтобы те передали ему царское послание и много золота [с просьбой послать в Тибет великого пандиту]. В ответ на эту просьбу индийский царь отправил Вималамитру, одного из самых выдающихся среди пятисот великих пандит. Великий пандита Вималамитра передавал обычные буддийские учения Сутры и Тантры. Благодаря тому, что он широко распространял и особое, тайное учение Дзогчен нингтиг, передавая его счастливцам — своим достойным последователям, это учение расцвело. Большинство из последователей этой традиции обрели радужные тела. Преемственность этого учения сохранялась благодаря никогда не прерывавшейся передаче устных учений от одного гуру к другому. Эту линию передачи — нингтиг кама — называют линией устной передачи среди людей 2.

Согласно традиции нингтиг тэрма, Падмасамбхава, получив это учение от Шрисингхи, должен был руководствоваться четырьмя соображениями: чтобы учение не исчезло, чтобы в его воззрение не вкрались ошибки, чтобы его благословения не иссякли и чтобы его линия передачи была «близкой линией». Имея все это в виду, он изложил тайные учения, раскрыв метод обретения свершения3 с помощью тантр, способ освоения сокровенных методов4 и наставления о том, как применять сокровенные методы на практике1. Сопровождаемые благопожеланиями2, силой посвящения3, свидетельствами достоверности4, предсказаниями5 и т.д., эти [совершенные учения], предназначенные для тех счастливцев, которые в будущем их обнаружат [были сокрыты в маленьких ларцах]. Ларцы, содержавшие главное — глубокие, тайные учения о трех самосущих каях; собрания [священных] книг со словами, выражающими смысл; вещества, дающие освобождение при их вкушении; а также символы тела, ума и речи — были запечатаны пятью первоэлементами и схоронены в различных потаенных местах. Позднее, когда настало благоприятное время для помощи живым существам, люди будущих поколений, отмеченные благословением и удачей, извлекли эти клады из земли и стали распространять учение.


Одним из этих кладов, сокрытых в земле и в уме согласно описанному способу, было учение [нингтиг], которое Вималамитра спрятал в Уру Шаи Лхаканге, а обнаружил его Нэтэн Дангма Лхунгял. Оно стало известно как Вима нингтиг. [Учение нингтиг] сокрытое Гуру Падмасамбхавой в Тонглунг Трамо Драге, обнаружил Пэма Ледрал Цал, и оно стало называться Кандро нингтиг. Эти два учения называют двумя материнскими нингтигами. Их подробное объяснение и сжатое изложение их тайного смысла называют Лама янгтиг и Кандро янгтиг, а текст, содержащий тайную суть их обоих, носит название Сабмо янгтиг.

Без учета этого третьего текста [Лама янгтиг и Кандро янгтиг] называют двумя дочерними нингтигами. Тайные учения, которые КункенXVI Дримэ Осэр6 (1308— 1663) получил как клады, сокрытые в уме 7, называют ранней традицией нингтиг8.

Поздняя же традиция нингтиг9, Лонгчен нингтиг, возникла [таким образом]. Среди восемнадцати различных учений-кладов лучшее — это то, что потаенно хранится в уме. Наивысший способ [его] обнаружения — путем прямого постижения10 в состоянии пробужденное™, средний способ — путем знания, полученного в переживании, и низший способ — в сновидениях.

В ответ на просьбу Лотосорожденного Будды11, воззвавшему к его милосердию, Гараб Дордже, учитель дзогчена, еще раз явил себя в мире на благо живым существам, населявшим Тибет, как Рангчжунг Дордже Джигмэ Лингпа, Второй Кункен (1729—1798). Однажды, когда алая1 его ума преобразилась в ясное состояние дхармакаи, Джигмэ Лингпа оказался в блаженстве и ясности нерассудочного состояния, которое было отражением познающей ясности. В этот момент он увидел себя на дороге, идущей вокруг ступы Чжарунг Кашор в Непале2, и там повстречал джняна-даки-ни, которая вручила ему подлинные письмена, выражавшие необъятность [внутренней] ясности. Он также ощутил истинные благословения джняна-кай3 великого Ургена [Ринпоче]4 и Лонгчена Дордже Сиджи5, которые приняли его как своего ученика. Это наполнило его воодушевлением, благодаря чему он получил гонгтэр — цикл учений сокровищницы пространства, который называется Дзогпа ченпо лонгчен нингтиг XVII. Это учение содержало тайные методы сунгджуг6 традиций кама и тэрма, сущность подобных океану разделов тантр и садхан линии передачи нагюрнингмаXVIII , включающей в себя четыре русла.


Даже с помощью одного из этих методов, не применяя никакого другого учения, можно обрести состояние будды. Этот глубокий, прямой путь, найти который в нашем мире столь же трудно, как цветок удумбару, содержится в восьмитомном сочинении Джигмэ Лингпы7.

Его линию передачи, которую подкрепляют посвящения для созревания и освобождения, держали прямые ученики Джигмэ Лингпы: Чодаг Додруб Джигмэ Тинле Осэр, Джигмэ Гялвэ Нюгу, Чагсампа Еше Лхундруб, Пра-ти Нагчанг Тинле Дордже, Джигмэ Кундрол, Джигмэ Лосал Осэр, Джигмэ Ноцар и другие, а также их собственные ученики: Гялсэ Шенпен Тае, Кенчен Падмаваджра, Джамьянг Кенце Вангпо, Джигмэ Калсанг, Пэма Таши, Таши Гяцо, Лодро Дримэ, Алаг Тэндар, Мингюр Намке Дордже, Чойинг Тобдэн Дордже, Рэпа Дамциг Дордже, До Кенце Еше Дордже и другие.

В этой обширной плеяде ученых и йогинов главным учеником Дза Тра-ма Ламы8 был Дза Патрул9 (1808—1887), духовными достижениями равный своему учителю. Именно он записал устные наставления своего гуру по предварительным практикам, озаглавив свой труд Кунсанг ламэ шалунг XIX.

Гялсэ Чангчуб Дордже, [известный также под именем] Лунгтог Тэнпэ Нима Палсангпо, был учеником Дза Патрула в течение двадцати восьми лет и получил от него сосуд, полный тайных учений. Мой несравненный спаситель, владыка моей чакры блаженства, Осал Ринчен Нингпо Пэма Ледрал Цал1 (1879—1941), получивший это имя от своего йидама, был учеником [Гялсэ Чангчуба Дордже] в течение шести с лишним лет. Он получил передачу устного, тайного и философского методов с помощью действенных практических наставлений и получил звание «Наместник Дхармы».

Следуя этому учителю семь лет, я, Нагким Санге Дордже, получил полные передачи для созревания и освобождения, которые предварялись посвящениями, принадлежащими к ранней и поздней традициям нингтиг.

В частности, я получил устную передачу Кунсанг ламэ шалунг три раза, а комментарии к нему, называемые Синдри XX ,- тринадцать раз, и выучил их наизусть. Если не считать меня, все гуру этой линии передачи были удивительными арьями, достигшими исключительного совершенства. Среди них не было ни одного обычного человека: все они были ваджра-дхарами — держателями трех линий передачи. Я говорю о них так не потому, что у меня сложилось такое впечатление, а потому, что их свершения соответствуют их славе.


Что до меня, то я просто пытаюсь следовать упомянутым линиям передачи. Не обладая сильной кармической связью и не обласканный удачей, я обзавелся семьей и живу в век упадка2, бессовестно получая незаслуженные вознаграждения3.

Сейчас я пишу это предисловие, потому что мой ученик Сонам Казн перевел Кунсанг ламэ шалунг с тибетского языка на английский. Поскольку я не знаю английского, я не смог проверить этот перевод, но, каково бы ни было изложение на английском языке, я совершенно уверен, что Сонам Гхази не допустил грубых ошибок ни в значении слов, ни в том, что они подразумевают. По моему мнению, перевести буддийское учение на самые распространенные в мире языки — все равно что открыть врата буддизму и наделить его благими дарами ныне и в будущем всех тех, кто интересуется буддизмом или верит в него и хотел бы претворить его в практику. Поскольку английский язык знают во всем мире, я уверен, что именно английский перевод будет наиболее полезен.

В течение многих лет, преодолевая все трудности, Сонам Казн проявляет рвение к Дхарме. Результатом явился этот замечательный труд, который я встречаю с полным одобрением и благодарностью.

Написано в пятнадцатый день первого месяца года огня-зайца по тибетскому календарю в ответ на просьбу Сонама Казн, высказанную им в личной беседе и предшествовавшей переписке. Да принесет эта книга мир и счастье всем.

Чатрал Санге Дордже


Введение переводчика

Введение к первой части

Я очень благодарен высокочтимому Гуру Чатралу Санге Дордже Ринпоче за его ясное описание всей линии передачи ранней и поздней традиций Дзогчен нингтиг. Как он пишет, Второй Кункен, Джигмэ Лингпа (1729— 1798), обнаружил сокрытые учения ранней традиции Дзогчен нингтиг, которые стали называться поздней традицией Дзогчен нингтиг, или Лонг-чен нингтиг. Первый Додрубчен, Джигмэ Тинле Осэр (1745—1821), — один из его самых выдающихся учеников, награжденный титулом Чодаг XXI, получил это учение и собрал его воедино.


«Превосходный путь к всеведению» (Намкен ламсанг) XXII — это практика, созданная Кункеном Джигмэ Лингпой как подготовка к Дзогчен нингтиг. Один из его выдающихся учеников, Джигмэ Гялвэ Нюгу, создал к ней замечательный устный комментарий (шалунг).

Этот несравненный устный комментарий отчетливо сохранился в памяти Дза Патрула Ринпоче — самого выдающегося ученика Джигмэ Гялвэ Нюгу. Позднее Дза Патрул Ринпоче безошибочно его записал по просьбе своих товарищей. Его исключительное литературное дарование еще больше повысило ценность этого комментария. Поскольку Дза Патрул Ринпоче считал своего гуру не кем иным, как самим Кунтусангпо XXIII (Буддой Саман-табхадрой), он озаглавил свое сочинение Кунсанг ламэ шалунг. Этот комментарий чрезвычайно популярен среди последователей этой традиции, кем бы они ни были, в Тибете и повсеместно, поскольку высочайшее учение объясняется в нем простым и ясным языком. Он изобилует занимательными притчами и меткими аналогиями. Многочисленные изречения Будды и известных индо-тибетских учителей ведущих буддийских школ приведены так, чтобы учение глубоко запало в души учеников. Удивительно, как много людей сумели понять учение дзогчен, следуя этим предварительным наставлениям.

Эти наставления согласуются с изречением: «Наилучшие из наставлений — те, что бьют в самую середку наших изъянов». Содержащиеся в них критические замечания, пронизанные великим состраданием, не щадят никого, будь то ламы или миряне, перерожденцы или родственники высокопоставленных лам, родители или дети, чиновники или дельцы, богатые или бедные, мужчины или женщины, поскольку их единственное намерение заключается в достижении немедленного освобождения от страданий нашего мира.

Кунсанг ламэ шалунг состоит из тринадцати глав. Главы первой части посвящены внешним подготовительным практикам, общим для всех колесниц, главы второй части — особым, внутренним предварительным практикам Парамитаяны и Ваджраяны, а в третьей части содержится описание практики поваXXIV — метода переноса сознания на более высокий уровень.

Каждая из шести глав общих, внешних предварительных практик состоит из двух разделов:

  1. Как слушать учение.

  2. Само учение.



следующая страница >>