zabika.ru 1 2 ... 7 8

Дэвид Уилкок - Более глубокий секрет


Перевод: Любовь Подлипская
Часть 1

27-28 марта 2007 года

Проповедники “закона притяжения” упускают ключевые элементы. Мои последние опыты и опыты моей семьи помогают заполнить концептуальный пробел и раскрыть более глубокие ключи к пробуждению.

Погрузившись в рутину, множество встреч и решение текущих проблем, связанных с реструктуризацией сайта, я прошел через кратковременный период синдрома Да Винчи - отца, покинувшего ребенка. Я обещал регулярные обновления и выполняю обещание, пользуясь четырехдневным отдыхом.

Давайте посмотрим, как все прослеживается до открытий в детстве,… и познакомимся с моими мыслями о том, почему “секрет” не так прост и доступен, каким может казаться.

ФИЗИЧЕСКИМ ДВОЙНИКОМ ОВЛАДЕВАЕТ ГНЕВ



Как вы уже знаете из ежедневника, я уехал в Лос-Анджелес, чтобы поработать над фильмом о работе моей жизни – фильмом СБЛИЖЕНИЕ, - и столкнулся с необходимостью приспосабливаться к быстрому темпу жизни и холодам Санта Моники. Все оказалось не так плохо, как я думал, но я все еще скучаю по провинции, которую покинул для приезда сюда. Раньше я никогда не жил в городе, это всегда был, по крайней мере, пригород, если не настоящая деревня.

Когда вы живете в изоляции, физически это намного спокойнее; легче входить в контакт со своим Высшим Я, потому что не приходится сопротивляться влиянию других умов.

Договор об аренде жилья в Санта Монике заканчивался, и я сходил с ума от волнения, где буду жить. Это было старое шаткое здание, и я слышал каждый шаг жильцов, живущих этажом выше. В дом не проникал ни один луч света, поэтому в квартире всегда было темно, будь то день или ночь. От коврового покрытия пола исходил отвратительный запах, из круглосуточно работающей прачечной поднимались ядовитые испарения, оглушала какафония шума от всех соседей, включая пирушки крайне невежливых алкоголиков и наркоманов, занятия энтузиастов-спортсменов, крики детей, лай собак и вопли младенцев.


Я даже не осознавал, насколько все плохо, пока не вернулся в провинцию погостить у матери в маленьком арендованном домике в окрестностях Нью-Йорка, посреди леса. Перед отъездом я тяжело заболел, поскольку погода становилась все холоднее; я не мог открывать окна и был вынужден дышать ядовитыми испарениями с пола.

Выздоровев в материнском доме, я понял, что моя болезнь была проявлением намного большей проблемы – жизни в скученной городской атмосфере и влиянием, которое она оказывала на мое сердце, ум и дух. Я немного писал о хаотических мыслеформах группового ума, о том, как много людей мечтают об одном и том же, но лишь немногим удается осуществить мечты. И это вызывает непрерывную потребность в энергии других людей. И даже среди тех, кому удалось осуществить мечту, велика зависимость от энергии других людей. Лишь у немногих есть постоянная работа и достаточно денег для поддержания стабильного образа жизни.

Тем не менее, я был вынужден оставаться в Лос-Анджелесе из-за фильма, поскольку все говорили, что Санта Моника – это лучший выбор. Поэтому сразу же после Нового года я вернулся в Санта Монику с одной лишь мыслью – УЕХАТЬ из этой ужасной токсичной темной квартиры и найти нечто лучшее.

Однако после двух недель интенсивного поиска я был очень разочарован. Казалось, ничто не работало.

Каждый раз, когда я думал, что нашел подходящее место, хозяин сдавал его кому-то, кто пришел раньше меня. Или происходил какой-то зловещий синхронизм, выявлявший, что мне не следует переселяться туда, - звук убийства птицы котом прямо у меня за окном сразу же после того, как мне показалось, что я нашел подходящее место. Такие пугающие вещи… мы не говорим о мягких или легко оспоримых “знамениях”, мы имеем в виду наглядные предостережения.

Я пытался найти то, что хотел найти любой житель Санта Моники, - ближе к Montana Avenue или Promenade, ближе к океану, спокойствие и тишину, гарантированную парковку, прачечную не в доме, две спальни, верхний этаж, и все это за $2.000 в месяц (что, к сожалению, НЕ дорого для Лос-Анджелеса). Каждый раз, когда я к этому приближался, все заходило в тупик.


“Домики для гостей” оказывались крошечными коробками, гнездящимися так близко друг к другу, что вы могли открыть окно, вытянуть руку и коснуться соседнего домика.

Квартиры в аренду были комплексами, напоминавшими улей, где, даже если вы живете “наверху”, со всех сторон и снизу вас окружают люди.

И даже если удавалось найти “угловую” квартиру, чтобы не быть окруженным со всех сторон, как только вы выглядывали из окна спальни, прямо перед вами оказывались высоковольтные провода.

Я слишком хорошо знал об ужасном воздействии сильных электромагнитных полей на психическую чувствительность, поэтому это тоже было не для меня. Если вы снимаете квартиру, выходящую на фасад, ваши окна открываются шуму и загрязнению от движения транспорта.

Казалось, каждое место, куда я ходил, обладало каким-то существенным изъяном. Особенно мне понравилась одна квартира – легкая парковка, угловое расположение, деревянные полы, встроенные шкафы, много деревьев. Но линии высоковольтных передач были всего в 3 метрах от спальни. Тупик.

Никогда я не испытывал больших трудностей с проявлением чего-то в своей жизни.



следующая страница >>