zabika.ru 1
Процесс коммуникации как взаимодействие субъектов социума

Исаева Жибек Кайруллиновна

Евразийский гуманитарный институт г. Астана
Если брать язык в его предметном бытии как общественное явление, он есть единство двух сторон /5/. С одной стороны, он результат адекватной ему деятельности. Так как язык является общественным достоянием и элементом общественно – исторического опыта, в нем опредмечиваются развивающиеся индивидуально и непосредственно испытывающие на себе воздействие социальной среды речевые умения отдельных носителей языка. С другой стороны, язык – это объективная основа речевой деятельности индивида. Речевую деятельность можно охарактеризовать как, с одной стороны, «деятельность познания» /5/, то есть прежде всего такая деятельность, которая заключается в решении с помощью языка познавательных задач, выдвигаемых процессом общественной жизни. С другой – это деятельность общения, коммуникативная деятельность.

Под деятельностью общения не следует понимать простую передачу от одного индивида к другому некоторой информации. Коммуникация – это «специфический вид деятельности, форма социального общения, которая всегда имеет личностный смысл для одного из участников коммуникации, протекает в естественных условиях» /4, 20/.

В чем общественный смысл речевой деятельности, коммуникативных актов? В том, что она обеспечивает любую другую деятельность, имея непосредственной целью либо овладение этой деятельностью, либо планирование этой деятельности, либо координацию ее. Это может быть непосредственное соотнесение коммуникативных действий субъектов одного коллектива, выработка для них общих целей и общих средств.

Деятельность познания – это не пассивное восприятие внешних свойств предметов и явлений действительности. Это – «специфическое взаимодействие человека как субъекта познания и объективной действительности как его объекта при помощи языка» /5, 23/. Специфика этого взаимодействия в первую очередь в том, что язык выступает как система общезначимых форм и способов вещественно – предметного выражения идеальных явлений. Кроме того, язык – это «система знаков, естественно возникшая и постоянно развивающаяся в человеческом обществе, облеченная в звуковую (устная речь) или графическую (письменная речь) форму» /4, 65/.


Соотношение деятельности общения и деятельности познания представляет очень важную проблему не только для лингвистической трактовки языка, но и для психологической. Основной, важнейшей отличительной чертой, отделяющей речевую деятельность от других видов коммуникации, является умение рассматривать его как «единство мышления и речи, …как единство обобщения и общения, коммуникации и мышления» /2, 271/. В то же время, как считает Л.С. Выготский, «общение, основанное на разумном понимании и на намеренной передаче мысли и переживаний, непременно требует известной системы средств… Для того чтобы передать какое – либо переживание или содержание сознания другому человеку, нет другого пути, кроме отнесения передаваемого содержания к известному классу, к известной группе явлений, а это…непременно требует обобщения… Таким образом, высшие присущие человеку формы психологического общения возможны только благодаря тому, что человек с помощью мышления обобщенно отражает действительность» /2, 270/.

Речь может занимать в системе деятельности различное место. Оно может выступать как орудие планирования речевых или неречевых действий. Речь может выступать как орудие контроля, орудие сопоставления полученного результата с намеченной целью. Это обычно происходит в тех случаях, когда акт деятельности достаточно сложен. Речевая деятельность – это «вид деятельности человека (наряду с трудовой, познавательной, игровой и другими), который представляет сумму актов говорения и понимания» /4, 45/.

Речевая деятельность, в психологическом смысле этого слова, имеет место лишь в тех, сравнительно редких, случаях, когда целью деятельности является само порождение речевого высказывания, когда речь самоценна. А собственно коммуникативное употребление речи предполагает известную неречевую цель. Мы говорим, чтобы достичь какого – либо результата. Например,

- Ты приготовься, - сказал он Зарипе. – Прибываем уже. Значит, так и порешили – детям пока ни слова. Хорошо, так и будем знать. Ты, Зарипа, сделай так, чтобы не выдать себя. А сейчас приведи себя в порядок. И иди в тамбур. Стой у дверей. Как только поезд остановится, спокойно выходи из вагона и жди меня. Я выйду, и мы пойдем.


- Что ты хочешь сделать?

- Ничего. Это оставь мне. В конце концов, ты имеешь право сойти с поезда /1, 193/.
Гневом переполнилась его душа, ибо большей несправедливости по отношению к Абуталипу быть не могло. И он сказал, едва сдерживая себя:

- Ты вот что, не знаю, какой ты там начальник, но в этом ты его не задевай. Дай бог каждому быть таким отцом и мужем, и любой здесь тебе скажет, какой он есть человек. Нас тут по пальцам перечесть, и мы все знаем друг друга.

- Ладно, ладно, успокойся, - ответил кречетоглазый /1, 166/.

Часовой задумался, переминаясь с ноги на ногу,наморщив лоб.

- Да ты не сомневайся, - сказал Длинный Эдильбай. – Все по уставу. На пост прибыли посторонние лица. Ты докладываешь начальнику караула. Вот и вся механика. Что ты на самом деле! Ты обязан доложить.

- Ну, хорошо, - кивнул часовой. – Сейчас позвоню. Только начальник караула все время по территории колесит, по постам. А территория – то вон какая!

- Может, и мне разрешишь рядом быть? – попросил Длинный Эдильбай. – В случае чего подсказать, что к чему.

- Ну давай, - согласился часовой /1, 262/.
Другими словами, речь «включается как составная часть в деятельность более высокого порядка…Речь – это обычно не замкнутый акт деятельности, а лишь совокупность речевых действий, имеющих собственную промежуточную цель, подчиненную цели деятельности как таковой» /5, 25/.

При анализе общей схемы речевой деятельности человека правомерно говорить о трех взаимообусловливающихся, взаимосвязанных сферах деятельности: познавательной (индивидуально - психической), общественно – производственной и коммуникативно – общественной /3/.

Индивидуально – психическая сфера деятельности определяется совокупностью психических деятельностей (перцептивная, мнемическая, мыслительная), в основе которых лежит взаимодействие психических процессов, осуществляющих непосредственное или опосредованное активное отражение предметов и явлений действительности в их связях и взаимоотношениях. Индивидуально – психическая деятельность человека в плане синхронии может быть определена как совокупность высших специфически человеческих форм психической деятельности.


Таким образом, обусловливаясь общественно – историческими законами развития, индивидуально – психическая деятельность либо входит составной частью в общественно – производственную и коммуникативно – общественную деятельность людей, либо является вспомогательной деятельностью в составе другой, более широкой деятельности, например, слушание и понимание в деятельности общения.

С другой стороны, следует подчеркнуть, что специфика человеческой деятельности во всех ее проявлениях, обусловленная социально – историческими законами развития, тем самым опосредуется специфически человеческой формой отражения действительности – вербальным мышлением, языком – речью. Опосредуя человеческую деятельность, речь, как способ формирования и формулирования мысли посредством языка, является основой, сущностью коммуникативно – общественной деятельности, деятельности общения. Вербальное общение – «общение людей с помощью языка как в устной форме, так и в письменной форме» /4, 7/.

Основная цель вербального общения – обмен мыслями (сообщениями, информациями), который, в свою очередь, может рассматриваться как форма активного взаимодействия людей в процессе более широкой созидательной деятельности.

Форма коммуникативно – общественной деятельности – вербальное общение – представляет собой взаимодействие людей при помощи речи. Как способа формирования и формулирования мысли посредством языка. При рассмотрении двух процессов – говорения и слушания- говорение (или производство речи) носит более самостоятельный, активный характер, тогда как слушание (понимание) выполняет вспомогательную роль условия общения.

Как известно, в качестве основных характеристик деятельности выступают /3/ такие, как наличие побудительно – мотивационной части (потребность – мотив - цель); предмет деятельности; соответствие предмета деятельности и ее мотива; наличие продукта или результата деятельности. Кроме этого, деятельность характеризуется планируемостью, структурностью, целенаправленностью. Если рассматривать говорение, то оно возникает в результате того, что у субъектов возникает потребность в сообщении какой – либо информации друг другу. Эта потребность, объективируемая в мотиве, осознается в цели говорения как определенном уровне воздействия на других людей в сфере коммуникативно – общественной деятельности. Вторая составная часть деятельности – аналитико – синтетическая /3/- представлена в говорении в виде свернутых, глубоко интериоризированных умственных действий по программированию и структурированию речевого высказывания. Аналитико – синтетическая часть процесса говорения лежит в основе той стороны деятельности, при которой деятельность планируется с ее конечной целью и намеченными средствами их осуществления. Исполнительная часть говорения носит явно выраженный внешний характер и реализуется в артикуляции, которая представляет собой последовательность целенаправленных, целесообразных, структурированных, произвольно управляемых действий.


Одной из основных характеристик деятельности является, как известно, предмет деятельности. Говорение имеет свой идеальный предмет – выражение мысли, на что и направлена вызывающая говорение потребность. Продуктом, или результатом, говорения является ответное действие коммуниканта речи, вне зависимости от того имеет ли это действие внешнее выражение или нет. Следует отметить специфичность того, что продукт говорения воплощен в деятельности других людей, он сам как бы является связующим звеном. Таким образом, можно с достаточной определенностью сказать, что говорение представляет собой самостоятельную, внешне выраженную деятельность в сфере коммуникативно – общественной деятельности людей.

Слушание (или смысловое восприятие речи) так же, как и говорение, характеризуется побудительно – мотивационной частью, но, в отличие от говорения, потребность слушания и соответственно его мотивационно – целевая сторона вызываются деятельностью говорения другого участника общения. Слушание является как бы производным, вторичным в коммуникации. Цель слушания, реализуемая в его предмете, - раскрытие смысловых связей, осмысление поступающего на слух речевого сообщения.

Слушание, таким образом, может характеризоваться как вспомогательный вид индивидуально – психической деятельности, включенный в сферу коммуникативно – общественной деятельности человека. Представляя собой разные виды деятельности, говорение и слушание тем не менее объединены общностью предмета и речью как способом формирования и формулирования мысли посредством языка.

В говорении происходит выражение собственного способа формирования и формулирования мысли, то есть говорение в известном смысле есть речь, но только в одной из ее форм – внешней. При слушании имеет место анализ выражения способа формирования и формулирования мысли другого человека. Но и в том, и в другом виде деятельности способом ее является речь, в силу чего оба эти вида, с обязательным учетом их специфики, могут быть определены как виды речевой деятельности в общей сфере коммуникативно – общественной деятельности людей.


Таким образом, «речь по существу своему – не дело индивида, не дело изолированного носителя языка: это прежде всего внутренняя активность общества, осуществляемая им через отдельных носителей языка или, точнее, при их помощи» /5, 23/.

Литература


  1. Айтматов Ч. «Буранный полустанок (И дольше века длится день…)». – М., 1984. – 303 с.

  2. Выготский Л.С. Психология. – М.: Апрель пресс, 2000. – 1008 с.

  3. Зимняя И.А. Речевая деятельность и психология речи // Основы теории речевой деятельности. – М.: Наука, 1974. – С. 64 – 72.

  4. Исаева Ж.К. Краткий словарь терминов и понятий теории речевых актов. – Астана: Акмолинский ЦНТИ, 2005. – 87 с.

  5. Леонтьев А.А. Речевая деятельность // Основы теории речевой деятельности. – М.: Наука, 1974. – С. 21 – 28.