zabika.ru 1 2

Фантастический рассказ.


Размышления возле аквариума.


Автор, Волков Ю.В.

2011г.



Спать было душно и неудобно. Все время было такое ощущение, что меня смыли в унитаз. Все вокруг булькало, хлюпало и пузырилось. Дышать было абсолютно нечем. Сквозь сон одолевали идиотские мысли о том, что, наверное, жена забыла открыть на кухне форточку и, поэтому воздуха в квартире не хватает.

К этим ощущениям добавлялся привкус соленой морской воды во рту, и это было невыносимо. Ко всему прочему, через весь этот бред, кто-то наглым образом в упор смотрел на мои мучения холодным немигающим взглядом.

Во сне я фыркал и отплевывался, как бегемот в дельте Нила от мутной воды, которая упрямо проникала мне в уши и нос и уже булькала в горле.

Внезапно я проснулся оттого, что чуть было, не захлебнулся собственной слюной и долго еще не мог понять, где нахожусь. Было раннее утро, приветливое и солнечное и, пора было собираться на работу, но ощущение того, что меня только что вынули из унитаза, не проходило.

Я нехотя встал с тахты и поплелся в ванную комнату приводить себя в порядок. Проходя мимо окна, я на секунду задержался возле аквариума своего одиннадцатилетнего сына Стасика, который располагался у меня в комнате на подоконнике. Из аквариума, прижавшись к самому стеклу, на меня в упор смотрел самец скалярии. У рыб ведь нет никакой выразительности взгляда, но мне, почему-то показалось, что самец смотрит на меня с упрёком, и это напомнило мне что-то из недавнего кошмарного сна. Снова подступил комок к горлу и, чтобы избавиться от неприятного наваждения, я поспешил на кухню поприветствовать домочадцев с добрым утром.

В последнее время, кроме обычных, общепринятых гурами, гуппи и меченосцев, в нашем аквариуме стали появляться и более редкие рыбки. Несколько месяцев назад мы привезли с птичьего рынка вишнёвых барбусов и цихлазому. А буквально на прошлой неделе у Стаса был день рождения, и мальчишки подарили ему двух взрослых скалярий, которые теперь были его очередным предметом гордости.


Конечно, ухаживать за аквариумом и заботиться о пропитании рыбок больше приходилось нам с Маринкой. Стасику постоянно было некогда. У него с друзьями всегда была куча каких-то абсолютно неотложных дел и проектов. Ведь всем известно, что мальчишки в возрасте одиннадцати лет – народ самый, что ни на есть, занятой. Но, все же иногда, для порядка, я с напускной строгостью интересовался: «Стас, ты вчера своих рыбок не забыл покормить?». Или, в какой-то из выходных дней пытался привлечь сына к участию в чистке аквариума и замене в нём воды, устраивая из этого события, чуть ли не культовое мероприятие.

Когда Стасу купили компьютер, места для аквариума в его комнате и вовсе не оказалось. И вот, в один прекрасный момент, пока я был на работе, жена с сыном нашли простой и оригинальный выход из создавшегося положения. Они перетащили аквариум на подоконник моей комнаты, посчитав, что он как нельзя лучше, вписывается в интерьер именно здесь, а не в каком-то другом месте нашей квартиры.

Конечно, когда я вернулся с работы, моему возмущению не было предела. Как это? Без меня, меня женили? Так, что ли получается? А в следующий раз что? В мой письменный стол ножи с вилками и столовые приборы начнут складывать? Маринка, как видно, готовилась к такой реакции с моей стороны целый день, и поэтому встретила бурю моего негодования во всеоружии: «Паша, ну только не устраивай, пожалуйста, из этого трагедии», - сказала она с улыбкой, пытаясь меня успокоить: «Работа у тебя нервная, а рыбки, знаешь, как успокаивают нервную систему? Ты заметил, что в приличных учреждениях, где есть комнаты эмоциональной разгрузки, кроме приятных звуков, цветового оформления и продуманного освещения всегда устанавливаются аквариумы, потому что это реально не раздражает зрения и помогает людям успокоиться? А у Стаса в комнате, действительно ведь нет места. Ну сам посмотри: один письменный стол для уроков, другой для компьютера со всякими прибамбасами, футбольные, баскетбольные и волейбольные мячи, теннисные ракетки, гантели. Да у него вместо одежды, уже полный шифоньер всякого хлама от старых игровых приставок, который он ни в какую не хочет выбрасывать. А еще и телескоп к этому всему прибавился, третью часть комнаты занимает. Ну и куда там аквариум пихать? А пацанов к нему в гости сколько ходит? А какие все беспокойные? Расколошматят ведь наш аквариум, как пить дать, не сегодня, так завтра. А у тебя на подоконнике ни горшка с цветами, ни принадлежностей никаких, и розетка для аквариумных приборов рядом, за шторами. Я бы его, конечно, себе поставила, но ты же знаешь, у меня там цветы. Хотя, если хочешь, можем поменяться». Я уже успокоился и пробурчал в ответ: «Ну, уж нет, только горшков с геранью мне еще здесь не хватало». И пробурчал еще, для порядка что-то о том, что на подоконниках и не должно ничего стоять. Превратили, мол, квартиру в какой-то склад. Маринка за словом в карман не полезла: « Паша, ну кто же виноват, что в твоём институте давали такие маленькие и неудобные квартиры, в которые абсолютно ничего не вмещается? Ну, давай аквариум на кухню утащим, но ведь аквариум на кухне, это уж точно дурной тон? Да и рассаду для дачи я там весной выращиваю». Я безнадёжно махнул рукой: «Ладно, проехали», - и на этом разговор был окончен.


После того, как аквариум перекочевал в мою комнату, положение постепенно изменилось почти «до наоборот». Вот и сегодня утром за завтраком, когда сын собирался в школу, а я на работу, уже не я его, а он меня спросил: «Па, ты вчера фишек не забыл покормить?». «Каких это еще таких фишек?», - удивился я не на шутку. «Па, ну ты у нас бестолковый какой-то и совсем не современный», - довольный своим временным превосходством, ответил ребенок: «Фиш, по-английски рыба, а раз большая рыба фиш, значит маленькая рыбка фишка, неужели непонятно?». «Да уж куда понятней, хотя в наше время фишками, совсем другие вещи называли. И вообще ты лучше бы не грубил старшим, а сам бы своих фишек и кормил, - ответил я, пытаясь восстановить справедливость. Но тут как всегда вмешалась Маринка и вступила на защиту интересов малолетнего оболтуса: «Паш, ну чего ты, в конце-то концов? Тебе, что лень рыбкам раз в день дафнии насыпать?». Понимая, что спорить бесполезно, я в очередной раз оставил диспозицию интересов на домашнем «фронте» без изменений и поехал на работу.

На работу я ездил в Академгородок. Чтобы добраться туда из Заельцовского микрорайона Новосибирска на электричке, нужно было, как минимум, сорок минут. Еще минут 15 или 20 уходило на дорогу, которую нужно было пройти пешком от моего дома на улице Жуковского до железной дороги и потом уже в Академгородке, от железной дороги до института. Работа у меня начиналась с девяти утра, а у сына занятия в школе с восьми. Но школа была недалеко от дома и поэтому, выходили из дома мы с ним обычно вместе. Получалось так, что когда у меня рабочий день только начинался, у Стаса в школе уже заканчивался первый урок.

Сегодня, как видно, день не задался с самого начала. Не успел я прийти на работу, как мне сообщили, что срочно просила зайти в приёмную наш менеджер по связям с общественностью Тамара Борисовна. Не переодеваясь, я поднялся на третий этаж в приёмную, по дороге соображая, что же такого срочного могло случиться, когда на часах только без двадцати девять утра и никаких вариантов не придумал. «Павел Петрович, жду Вас, как манны небесной», - с порога раскудахталась Тамара Борисовна: «Мне уже с утра весь телефон оборвали. Позвоните срочно в школу, вот телефон учительской, там что-то с Вашим сыном случилось». От такого заявления у меня даже в глазах потемнело, только этого ещё не хватало. Снова стало нечем дышать, и появился солоноватый привкус во рту. Я бегом, прыгая через четыре ступеньки, спустился в отдел и набрал номер учительской. Трубку взяла старший завуч Людмила Леонидовна. Она сообщила мне, что на уроке физкультуры у Стасика случился острый приступ бронхиальной астмы и, что его увезли на скорой помощи в областную больницу. Я растерялся: «Людмила Леонидовна, что за бред? Какая может быть в одиннадцать лет астма? У меня ребенок и ангиной-то сроду не болел». «Павел Петрович, не знаю насчет ангины, но со слов учителя физкультуры, получается так, что у мальчика во время разминки вдруг резко остановилось дыхание, и он чуть не задохнулся. Не беспокойтесь, пожалуйста, мы приняли все необходимые меры для приведения ребенка в сознание, да и скорая помощь приехала очень быстро», - предложение, не беспокоиться, прозвучало как издевательство, на мой вгляд оно было просто нелепым, если не сказать больше. Я не стал продолжать разговор и побежал к шефу отпрашиваться с работы.


Когда я добрался до больницы, жена и тёща были уже там. Серафима Григорьевна ревела крокодильими слезами, а Маринка ее успокаивала, аргументируя тем, что их в таком заплаканном состоянии не запустят в палату.

Стасик, бледный как полотно, крепко спал на больничной кушетке. Он был в маске, подключенной к аппарату для искусственного дыхания. Доктор сообщил нам, что ребенку сделали укол, снимающий мышечные спазмы и дали снотворное, потому что сейчас ему нужно поспать, чтобы восстановить силы после пережитого стресса.

«Доктор, скажите пожалуйста, что же это такое с ним на самом деле произошло? Я не верю, что у Стасика может быть астма», - умоляющим голосом запричитала Серафима Григорьевна, с надеждой в глазах глядя на врача. Еще совсем молодой доктор для солидности поправил на груди стетоскоп и попытался отделаться от нас стандартной для таких случаев заготовкой: « Точный диагноз можно будет поставить только после того, как будут готовы необходимые анализы. Пока можно сказать только то, что действительно имела место кратковременная остановка дыхания. Сейчас состояние мальчика нормализовалось, ситуация под контролем, поэтому можете оставить свои контактные телефоны для связи и приехать завтра. Посещение больных у нас разрешено с пятнадцати до девятнадцати часов». Но не так-то просто было отделаться от Серафимы Григорьевны, когда дело касалось интересов её внука. Тёща у меня работала до пенсии учитильницей. На пенсию вышла, имея за плечами огромный педагогический стаж и большой опыт работы в старших классах. Поэтому и психолог она была неплохой, и командирских амбиций было, не занимать. Возраст, конечно, брал своё, но несмотря на годы, ох и любила же она покомандовать и взять ситуацию под свой личный контроль.

И вот, внезапно, слёзы в голосе куда-то пропали. Брови бабульки взметнулись в боевую позицию. Взгляд стал слегка надменным и оценивающим. В уголках рта появились упрямые складки. Даже доктор опешил, увидев такую резкую трансформацию. Вместо грузной, несчастной, причитающей и охающей бабушки, перед ним в считанные секунды предстала, не дать, ни взять, Маргарет Тетчер новосибирского разлива, собственной персоной. Таким тоном, что лучше и не возражать, она обратилась к доктору, надвинувшись на него всей массой: «Молодой человек, я всё уже решила и остаюсь в больнице ночевать вместе со Стасиком». Доктор от неожиданности чуть не проглотил свой стетоскоп, но, все-таки робко попытался возразить: «Бабушка, это исключено, и в этом нет никакой необходимости. У нас серьёзная больница, если что-то понадобится или возникнет нештатная ситуация, мы позвоним Вам по телефону». - «Молодой человек, не пытайтесь морочить мне голову. Знаю я, как Вы относитесь к пациентам. Я сама буду за Стасиком ухаживать, у меня это лучше чем у Ваших работников получится. А нештатная ситуация уже возникла, если Вы успели заметить, и она заключается в том, что мой любимый внук находится в этой больнице». Серафима Григорьевна сделала короткую паузу и, вроде как, удивляясь и даже возмущаясь, что доктор всё ещё здесь, нанесла последний удар: «Молодой человек, я что-то непонятно изложила? Или, что Вы ещё здесь ждёте? Идите уже работайте, Вас пациенты ждут». Обескураженный врач решил не связываться больше с грозной бабкой и пошел в сторону ординаторской, бормоча себе под нос, что устроили из больницы проходной двор, вместо лечебного учреждения, а потом удивляются, почему медицина у нас не на должном уровне.


Маринка, недовольная поведением матери, попыталась по-свойски сделать ей замечание: «Ма, ну ты опять, как всегда, устроила целую гражданскую войну из ничего. Видишь ведь, ничего страшного пока не произошло. Стасик уже большой мальчик, как никак в пятом классе учится. Ты что же и в армию вместе с ним служить пойдешь?». Тёща рассмеялась: «Ну, насчет вместе с ним не знаю, а вот вместо Стасика, если разрешат, пойду служить с удовольствием. Пусть только из автомата стрелять научат, я им там покажу «кузькину мать», как нужно воевать. Сразу порядок в Чечне наведу. Да я за своего внучка их там всех и без автомата на части порву». Тёща обвела окружающее пространство грозным взглядом бывалого спецназовца, а вдруг кто-то сомневается в серьёзности её намерений. Но мы с Маринкой не сомневались.

Серафима Григорьевна достала из своей сумки кошелёк и начала отсчитывать купюры, одновременно давая ценные указания для дальнейших действий: «Вы, доча, лучше купите нам со Стасом какого нибудь печенья, только не заграничного, а нашего и фруктов разных…». «Мама, ну прекрати сейчас же, неужели мы на фрукты денег без твоей пенсии не найдём?», - возмутилась Маринка. «Не перебивай, когда мать с тобой разговаривает!», - отмахнулась тёща, чуть ли не насильно засовывая 4 пятидесятирублёвые бумажки в карман Маринкиной куртки: «Мать лучше знает, что делать. Вот Вам ключи от моей квартиры. Привезёте мне сюда раскладушку, она стоит на балконе. Еще возьмёте комплект постельного белья на второй полке шифоньера сверху, домашний халат на четвёртой полке сверху и маленькую подушку, ту, что с белорусским орнаментом, она у меня в зале лежит, в выдвижном отсеке дивана. Мыло, полотенце и зубную пасту со щёткой возьмёте в ванной. На кухне, в колонке захватите пачку с чаем в пакетиках, а в холодильнике, на нижней полке баночку из под майонеза с малиновым вареньем. Да, не забудьте полить цветы, только китайскую розу, ту, что в моей спальне и кактусы в кухне на подоконнике поливать не надо. Всё ясно?». Мы уже просто закивали головами, как глухонемые, потому что в полемику вступать было бесполезно.


следующая страница >>