zabika.ru 1

Согласно официальному выступлению первого заместителя председателя Правительства РФ В.А.Зубкова на правительственном совещании, посвященном законопроекту "О государственном регулировании оборота круглых лесоматериалов", ежегодный объем незаконных рубок в России составляет около 1,3 млн. кубометров (что составляет менее одного процента от общего объема заготовки древесины). При этом большинство независимых экспертов оценивает долю древесины, заготавливаемой в Российской Федерации незаконно, в 15-25%, отмечая при этом, что в последнее время объемы незаконных рубок быстро растут. Такое расхождение данных не может быть результатом незнания, поскольку руководство Рослесхоза в совсем недавнем прошлом оценивало объемы незаконных рубок в 15-30 миллионов кубометров в год. Вот цитаты из выступлений двух последних руководителей Рослесхоза: "Нелегальная заготовка составляет от 25 до 30 миллионов кубов, данные неофициальные, но, по нашим оценкам, весьма похожие" ( А.И.Савинов, сентябрь 2009 г., интервью Российской газете); "Объемы незаконных рубок леса в России, по разным оценкам, составляют 15-20 миллионов кубометров в год (В.Н.Масляков, октябрь 2009 г., выступление на пленарном заседании Всемирного лесного конгресса в Буэнос- Айресе):


Наиболее важным заблуждением, касающимся лесов Российской Федерации, является представление об исключительном богатстве страны лесными ресурсами. Согласно официальным данным, сумма расчетных лесосек (ежегодных разрешенных объемов заготовки древесины) по всем лесничествам и лесопаркам Российской Федерации составляет в настоящее время более шестисот миллионов кубометров, в то время как фактически в 2011 году было заготовлено около 197 миллионов кубометров. Из этого традиционно делается несколько важных выводов: во-первых, что леса России существенно недоиспользуются и имеется значительный потенциал для развития заготовки и переработки древесины; во-вторых, что лесопользование является заведомо неистощительным; в третьих - что экстренные меры по сбережению и возобновлению лесных ресурсов пока не нужны (последнее обычно официально не декларируется, но подразумевается и воплощается в жизнь).

В реальности расчетные лесосеки считаются, во-первых, на основе недостоверных данных о состоянии лесов, и во-вторых, на основе древнего подхода, сформировавшегося в Германии в конце XVIII столетия и использующегося в России в практически неизменном виде с 1911 года. Недостоверные данные о состоянии лесов в сочетании с древними методами исчисления расчетной лесосеки, не отражающими экономическую доступность лесных ресурсов и особенности таежных лесов, приводят к тому, что по хвойным лесам расчетная лесосека оказывается завышенной в среднем примерно втрое по сравнению с уровнем неистощительного лесопользования. Завышенные разрешенные объемы заготовки древесины, в сочетании с большими потерями лесов от пожаров, незаконных рубок, ураганов, болезней и вредителей, приводят к крайне истощительному лесопользованию в регионах расположения основных предприятий деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности и в приграничных регионах. Истощительное лесопользование уже ведет к быстрому уничтожению наиболее ценных в природном отношении лесов, в том числе тех, которые имеют тот или иной охранный статус, или сохранение которых предусматривается федеральными и региональными планами развития особо охраняемых природных территорий. В ближайшие годы истощение и деградация лесных ресурсов в регионах наиболее интенсивного лесопользования (Европейская Россия, Приангарье, юг Дальнего Востока) неизбежно станут причиной остановки части предприятий деревообработки, а также, возможно, тех предприятий целлюлозно-бумажной промышленности, которые не смогут в основном перейти на использование лиственной и низкокачественной древесины из вторичных лесов.


На протяжении всей истории своего развития лесное хозяйство Российской Федерации имело, за отдельными исключениями, экстенсивный характер - т.е. интересы лесопользования, в первую очередь заготовки древесины, обеспечивались за счет естественных ресурсов леса и способности лесов к самовоспроизводству. В масштабах страны, и особенно ее многолесных регионов, это вело к прогрессирующей деградации лесных ресурсов, главным образом за счет смены коренных хвойных и твердолиственных лесов вторичными лиственными и смешанными, как правило, имеющими значительно меньшую хозяйственную ценность (особенно с учетом того, что исторически лесная промышленность страны строилась в расчете на ценную древесину). Последствия деградации лесов сглаживались за счет того, что исходно лесные ресурсы были чрезвычайно велики и обширны, и истощение целых районов легко компенсировалось переносом рубок на более удаленные и в прошлом менее удобные территории. В девяностые и нулевые годы истощение эксплуатационных лесов отчасти было сглажено вовлечением в интенсивные рубки тех лесов, которые ранее достаточно строго охранялись - зеленых и водоохранных зон, особо охраняемых природных територий, других защитных лесов, а также лесов так называемого "мобилизационного резерва", оставлявшегося на черный день. К настоящему времени и эти резервы, в значительной степени использовавшиеся незаконно, в большинстве регионов с наиболее интенсивным лесопользованием уже сильно истощены.

Проблемы лесов и лесного хозяйства Российской Федерации, до конца 90-х г.г. прошлого века накапливавшиеся и нараставшие относительно скрытно, в нулевые годы проявились в полной мере, и привели к глубочайшему за всю историю кризису российского лесного сектора. Главной причиной этого стала серия ошибочных решений, принятых федеральными органами государственной власти в отношении системы государственного управления лесами. Главными из этих решений, обрушивших российский лесной сектор, стали:

указ Президента Российской Федерации В.В.Путина от 17 мая 2000 года № 867 "О структуре федеральных органов исполнительной власти", в соответствии с которым были ликвидированы Федеральная служба лесного хозяйства и Госкомэкологии РФ;


введение нового Лесного кодекса Российской Федерации (федерального закона от 4 декабря 2006 г. № 200-ФЗ), почти полностью разрушившего существовавшую ранее систему государственного управления лесами, но не создавшего основы для формирования новой.

Указ Президента РФ от 17 мая 2000 года № 867-ФЗ и Лесной кодекс 2006 года (федеральный закон № 200-ФЗ) объединяет одна общая черта: они относительно непротиворечивым образом регулируют исключительно административно-бюрократическую сторону государственного управления лесами, не давая ясных ответов на важнейшие с точки зрения практической деятельности в лесах вопросы. После президентского указа от 17 мая 2000 года судьба низовых звеньев системы государственного управления лесами (лесхозов и лесничеств) оставалась неясной в течение примерно года, что привело к уходу многих наиболее грамотных и работоспособных специалистов. После введения нового Лесного кодекса РФ восстановить работоспособность низовых звеньев системы государственного управления лесами - созданных на базе бывших лесхозов лесничеств и хозяйствующих структур - в подавляющем большинстве регионов России не удается до сих пор.

За пять лет действия нового Лесного кодекса РФ в него были внесены 17 наборов поправок (приняты 17 федеральных законов, вносящих поправки в Лесной кодекс). Несмотря на многочисленные поправки (с такой частотой главный лесной закон страны не изменялся никогда), качество Лесного кодекса остается неприемлемо низким - его по-прежнему невозможно использовать в качестве основы для создания эффективной системы государственного управления лесами. Наиболее показательны поправки, внесенные федеральным законом от 29 декабря 2010 № 442-ФЗ "О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации". Эти поправки были подготовлены Правительством РФ по итогам пожарной катастрофы 2010 года на основании поручения Президента Российской Федерации, в их разработке и скорейшем принятии были задействованы все необходимые силы и средства государственного аппарата. Несмотря на это, практическая ценность внесенных поправок оказалась близкой к нулю - они коренным образом изменили структуру и объемы бумагооборота, имеющего отношение к борьбе с лесными пожарами, но почти никак не отразились на реальной противопожарной работе в лесах и на уровне защищенности лесов от пожаров.


В конце 2011 и начале 2012 г.г. произошел ряд важных событий, которые неизбежно отразятся на жизнеспособности российского лесного сектора, и в ближайшее время приведут к усилению кризисных тенденций. К числу таких событий относятся:

передача всех средних специальных учебных заведений лесного профиля, ранее подведомственных Рослесхозу (лесхозов-техникумов) и другим федеральным органам исполнительной власти, в ведение субъектов РФ;

сокращение финансирования лесного хозяйства из федерального бюджета, в том числе сокращение лесных субвенций субъектам РФ на 10% по сравнению с 2011 годом;

отказ от дальнейшего выделения субсидий из федерального бюджета на закупку новой лесопожарной техники и строительство "лесных селекционно-семеноводческих центров" (тепличных лесных питомников);

введение обязательного лицензирования деятельности по тушению лесных пожаров;

значительные кадровые и структурные реформы, как состоявшиеся, так и начинающиеся, в организациях, подведомственных Рослесхозу (Авиалесоохране, системе Мослесхоза, Рослесозащите, ВНИИЛМе и др.).

Неподготовленное введение обязательного лицензирования деятельности по тушению лесных пожаров привело, в частности, к тому, что по состоянию на 10 марта 2012 года в Российской Федерации не оказалось ни одной организации, имеющей законное право тушить лесные пожары (ни одна лицензия на соответствующий вид деятельности не была выдана). При этом пожароопасный сезон в некоторых южных регионах России уже начался. Даже если в ближайшем будущем проблема с выдачами лицензий будет каким-то способом решена, само по себе введение лицензирования сократит количество имеющих специальную подготовку людей, которых можно будет при необходимости мобилизовать на борьбу с лесными пожарами, в 4-10 раз (по разным оценкам и в зависимости от того, как именно будет организован процесс лицензирования). Скорее всего, это станет одним из главных факторов, предопределяющих возможность повторения пожарной катастрофы в лесах летом 2012 года.


Впечатляющим результатом лесных реформ последних нескольких лет (после введения нового лесного законодательства) является рекордный рост убытков бюджетной системы Российской Федерации, связанных с лесным хозяйством. Согласно оперативной информации Федерального казначейства,

расходы консолидированного бюджета на лесное хозяйство в 2011 году составили 44 572 725 344,41 рублей;

расходы бюджетов субъектов РФ (без субвенций) на лесное хозяйство в 2011 году составили 9 941 924 102,31 рублей;

доходы консолидированного бюджета от использования лесов в 2011 году составили 21 210 239 810,89 рублей;

доходы бюджетов субъектов РФ от использования лесов в 2011 году составили 5 276 504 040,31 рублей.

Таким образом, в результате введения нового Лесного кодекса убытки бюджетной системы, связанные с лесным хозяйством, возросли до 23 млрд. руб. в год (по сравнению с примерно 2 млрд. руб. в год до введения нового кодекса), при этом леса остались без охраны и почти без лесного хозяйства. Иными словами - введение нового Лесного кодекса обернулось потерями для всех, за исключением разве что его разработчиков. Показательно, что за такой результат никто из разработчиков и лоббистов нового кодекса не понес ровным счетом никакой ответственности.

К числу наиболее актуальных системных проблем лесного хозяйства, возникших в результате реформ, основанных на Лесном кодексе РФ 2006 года, относятся:

Разрушение экономической основы существования лесного хозяйства, системы самофинансирования лесохозяйственных организаций. Принятие Лесного кодекса 2006 года привело к тому, что лесное хозяйство превратилось из экономически самодостаточной отрасли в отрасль, целиком зависящую от бюджетного финансирования. До введения нового Лесного кодекса деятельность лесохозяйственных организаций на 80-90% обеспечивалась за счет доходов от собственной хозяйственной деятельности, теперь же они практически лишены такой возможности. Номинальные расходы федерального бюджета на лесное хозяйство за время действия нового Лесного кодекса утроились, но реальное финансирование лесохозяйственной деятельности уменьшилось в разы. Это привело к резкому росту социальных проблем в лесных деревнях и поселках, а также к нехватке квалифицированных работников для борьбы с лесными пожарами при высоком уровне пожарной опасности и с другими катастрофическими явлениями (массовым усыханием лесов в результате размножения короеда-типографа, последствиями крупных ураганов и т.д.).


Ликвидация государственной лесной охраны - достаточного количества людей, для которых охрана лесов является единственным или главным видом деятельности. Внесение изменений в старый Лесной кодекс РФ в 2004-2005 г.г. и принятие нового Лесного кодекса РФ в 2006 году привело к тому, что классическая государственная лесная охрана, основанная на системе лесных обходов, исчезла. В декабре 2010 г. в Лесной кодекс были внесены изменения, которые восстановили лесную охрану "на бумаге" - путем возложения соответствующих обязанностей на лиц, исполняющих прежде всего иные обязанности и не обладающих для охраны лесов временем и необходимыми ресурсами. Фактически леса России, за исключением отдельных особых случаев, до сих пор остаются крупнейшей в мире беспризорной и неохраняемой территорией. Это послужило одной из главных причин катастрофической ситуации с лесными пожарами, незаконными рубками, и незаконным использованием земель лесного фонда. Кроме того, обилие дешевой древесины незаконного происхождения делает лесное хозяйство во многих регионах экономически бесперспективным.

Исключение ряда категорий лесов и защитных лесных насаждений из сферы действия лесного законодательства, появление огромной площади бесхозных лесов. С введением Лесного кодекса 2006 года в России появился целый ряд категорий лесов и защитных лесных насаждений, на которые в явном виде не распространяется действие лесного законодательства, за сохранность которых никто не отвечает и которые фактически являются бесхозными и беспризорными. К ним в первую очередь относятся леса и защитные лесные полосы на землях сельскохозяйственного назначения, промышленности, транспорта и др., а также большинство лесов на землях поселений (в связи с правовой неопределенностью понятия "городские леса". Наиболее заметными результатами этого стали: деградация системы полезащитных лесополос, от которых во многом зависит успешность земледелия в засушливых регионах юга России; массовые захваты "бесхозных" лесов или лесов со спорным статусом под застройку, изъятие этих лесов из общего пользования в густонаселенных регионах; многочисленные "бесхозные" пожары, возникающие в лесах тех категорий, на которые не распространяется действие лесного законодательства.


Резкое увеличение бюрократизма, сделавшее поддержание бумагооборота основным видом деятельности в системе государственного управления лесами. Неразумно организованное разделение лесных полномочий между федеральным и региональным уровнями власти, а также между "управленческими" и "хозяйствующими" структурами, привело к резкому росту бумагооборота, который к настоящему времени почти целиком подменил и вытеснил реальную работу в лесу. В настоящее время более трех четвертей рабочего времени руководителей и специалистов лесного хозяйства, и не менее половины средств федерального бюджета, выделяемых на лесное хозяйство, расходуются на поддержание бумагооборота, составление всевозможной отчетности, обслуживание комиссий и проверок. Чем выше должность специалиста, тем большую долю времени он должен тратить на бумажную работу - руководители уровня лесничего и выше во многих регионах вообще не имеют возможности регулярно бывать во вверенных им лесах.

Резкое снижение среднего уровня квалификации руководящих работников органов государственного управления лесами. На протяжении последнего десятилетия федеральными органами управления лесами руководят люди, не имеющие профильного лесного или смежного образования и подходящего опыта работы. Эти люди формируют свои команды, в основном также состоящие из руководителей без профильного образования и опыта работы, или из достаточно покорных лесных специалистов, не решающихся высказывать собственное профессиональное мнение о происходящем (исключения есть, но они редки и погоды не делают). Кадровая политика федеральных органов власти в значительной степени копируется региональными органами, в результате чего происходит массовое вытеснение профессионалов из органов управления лесами. В настоящее время профессионалы с хорошим образованием и опытом работы уже не оказывают решающего влияния на управление лесами Российской Федерации, что ведет к лавинообразному нарастанию ошибочных и непрофессиональных решений.

Разрушение информационной системы лесного хозяйства, утрата источников достоверной информации о состоянии лесов. Принятие Лесного кодекса РФ 2006 года и сопутствующие реформы привели к практически полному разрушению информационной системы лесной отрасли. Лесоустройство (организационно-плановая основа качественного лесного хозяйства) сократилось до символических объемов, создать работающую систему государственной инвентаризации лесов не удалось. При учете пожаров, незаконных рубок и других бедствий и правонарушений данные многократно, иногда в десятки раз, искажаются. В результате органы государственной власти просто не располагают достоверными данными о состоянии лесов и лесного хозяйства, необходимыми для принятия адекватных решений.


К числу основных внешних по отношению к системе управления лесами причин упадка лесного хозяйства в Российской Федерации относятся:

Вымирание сельских районов и населенных пунктов, миграция остатков трудоспособного населения в благополучные города и страны (по данным последней переписи населения, 13% сельских населенных пунктов страны числятся вымершими, еще 24% имеют население до 10 человек). Во многих районах страны ведение качественного лесного хозяйства и организация эффективной борьбы с пожарами становятся невозможными просто в силу вымирания и запустения огромных территорий.

Деградация и глубокий упадок системы общего и специального образования, нехватка квалифицированных специалистов и рабочих. Нехватка квалифицированных специалистов усугубляется непрестижностью лесного хозяйства, основной причиной которой являются хаотические реформы последних двенадцати лет (начиная с ликвидации 17 мая 2000 года Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомэкологии РФ).

Нарастающая общая криминализация жизни, расцвет коррупции, низкая дееспособность правоохранительных органов, неприкасаемость и безответственность чиновников правительственного уровня. Несмотря на очевидную вредоносность Лесного кодекса РФ 2006 года, никто из лиц, участвовавших в его разработке и внедрении, не был привлечен к ответственности. Несмотря на массовое искажение данных о состоянии лесов, пожарах и лесонарушениях, никто за это не привлекается к ответственности.

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России