zabika.ru 1 2 ... 12 13

User: [info]martinis09


Name: martinis09

http://martinis09.livejournal.com/222435.html

Бнай Брит и «Проект Интернационал»

 

Все мы помним о царе Мидасе, проклятие которого заключалось в том, что все,

к чему бы он не прикасался, превращается в золото. О проклятии, согласно

которому происходит превращение идей. Но совсем не в золото,

а другую субстанцию…

 

В какой момент национальные интересы стран и народов стали ставиться под сомнение? Как идеи патриотизма стали превращаться в жупел? Почему системно вытравливаются титульные нации? Что лежит в основе политики по разобщению русских? Что руководило и руководит людьми, продвигающими эту концепцию?

 

 

Ситуация в моей стране, высказывания «видных либеральных деятелей», споры об исторических событиях, просто вынуждает написать -

 

 

«Об интернационализме интернационалистов»

 

Интернационализм стал основой коммунистической теории Маркса, которая, при всей ее внешней привлекательности, на практике стала «интернациональным проектом» решения «еврейского вопроса». Что не удивительно - в основе теории лежит т.н. «реформистский иудаизм», возникший с развитием капитализма к XIX веку, когда старые идеологические и социальные механизмы, формирующиеся еврейские общины вокруг синагог, стали давать сбои. Тогда на рынке идей возник Нахман Крохмаль, объявивший, в т.ч., об устранении «этнического фактора». Он исходил из текста Танаха, где написано, что «иудаизм – это “свет для всех народов”»[1].

 

«Освобождению» теперь подлежали не только евреи, а все, кто будет следовать «реформистскому учению», которое декларировалось как универсалистская и мессианская религия. Нельзя сказать, что эти заявления внушило доверие другим народам, зато оно вдохновило многих еврейских идеологов. Решать, что соответствует учению, а что нет, естественно, стали «избранные» еврейские Учителя, взявшие на себя нелегкое, но благородное бремя освобождения человечества.


 

Мы уже подробно разбирали, что среди ростовщиков, шинкарей, сборщиков налогов и управляющих имений к середине ХIХ века образовался многочисленный еврейский бедный люд, который стал средой распространения социалистического учения. Но, даже поменяв религию, в «реформисткой среде» по-прежнему правил миф об «избранности», практиковалась этническая самосегрегация, а «приближенность к Богу» все также «передавалась по наследству» по материнской линии.

 

Покидая свои местечки и переезжая в город, евреи меняли свой социальный статус, но только не «коллективное бессознательное» «народа Израиля». Дети и внуки раввинов и цадиков, отринув догмы иудаизма, сохранили традиции, поведенческие установки и мораль предков. И как истинные «универсалисты» они искали эти решения в «мировом масштабе». Поэтому не случайно, что отцом учения о «всемирной коммунистической революции» стал внук раввина, профессиональный философ Карл (Мордехай Леви) Маркс.

 

Мечтая об «освобождении всего человечества», новое учение, как и «реформистский иудаизм», осуществляло освобождение не всему человечеству, а «избранными». Только у Маркса «избранность» шла от Исторического Прогресса, разделившего человечество на две части: на избранный «прогрессивный» класс (пролетариат) и на «реакционный» класс (буржуазию и крестьянство). При этом весьма характерно звучит фраза, что пролетариату «предстояло стать могильщиком всех остальных классов»[2]. 

 

При этом, следуя традиции «реформистского иудаизма», Маркс заявил, что и у буржуазии и «у пролетариата нет ни национальности, ни Отечества», превратив освобождение человечества в Интернациональный проект. Маркс полностью проигнорировал понятие патриотизма и приоритет интересов нации, наследуя отсутствие чувства государственности свойственное еврейской среде, ставя проблемы исключительно «мирового масштаба».


 

В 1864 году революционерами-мигрантами в Лондоне было принято решение о создании 1-го Интернационала («Международного Товарищества рабочих») на митинге поддержки… «польского освободительного движения», которое щедро финансировалось из той же Англии. Именно в Лондоне в это же время на деньги Ротшильда увеличенными тиражами Герцен печатает свой «Колокол». И если раньше, во время Крымской войны, Герцен предлагал русским солдатам сдаваться в плен англичанам в Севастополе, теперь он предлагает это делать под Варшавой. Пик пропаганды приходится на разгар восстания, которое начинается одномоментно и только в русской части Польши. Таким образом, изначально «интернационал» имел антирусскую направленность. М.Рюбель признавал: «С начала своей карьеры (сначала как радикальные демократы, позже – как революционно настроенные коммунисты) и до конца жизни Маркс и Энгельс вели борьбу с русским абсолютизмом, предаваясь этой борьбе со страстью, не без основания называемой русофобией»[3].

 

При этом из сотни членов Генерального Совета 1-го Интернационала, не менее половины имели еврейское происхождение, как и предыдущие аналогичные союзы. Маркс входит в тайный эмигрантский «Союз справедливых» (осн.1934, «League of the Just» или «Bund der Gerechten» - в России название «Всеобщего еврейского рабочего союза» трансформируется в просто «Бунд»[4]), куда входит и Гумпель Оппенгейм из семьи[5] близкой Ротшильдам. В 1847 союз преобразован в «Союз Коммунистов»[6]. При этом подавляющее большинство политических эмигрантов и «профессиональных революционеров» живут в Лондоне на деньги еврейского финолигархата, в первую очередь Э.Ротшильда, который щедро финансировал социалистическое движение, считая его еврейским учением и одновременно используя для достижения своих целей. Наибольшего успеха финкапитал добивался в «либерализованных» парламентских странах, а сливки снимались при создании условий для перемещения золота между странами (кризисами и войнами). Ротшильды до сих пор контролируют мировую банковскую торговлю золотом.


Между тем, уже 4-й конгресс Интернационала в Базеле (6-12 сентября 1869 года) выявил следующий «расклад сил»: 63 % делегатов поддержали антиавторитарное крыло («бакунистов»); 31 % сгруппировались под текстами «марксистов»; 6 % поддержали свои мютюэлистские убеждения («прудонисты»). Но «настоящие марксисты» плотно смыкают ряды и на следующем конгрессе 1872 г. в Гааге Бакунин и его сторонники исключаются из Интернационала, а Генеральный совет переносится в Нью-Йорк. Туда, где с 1843 года обосновалась масонская ложа Бнай Брит («Сыны завета») – этнический клуб ростовщиков и торговцев, эксплуатирующий мистику иудаистских сект, взявшего на себя разработку планов отвечающих интересам «клабберов». При этом ложа ставит ту же цель «в объединении лиц еврейской веры в работе, направленной на удовлетворение их важнейших интересов и интересов всего человечества», что и «реформистский иудаизм»[7].

 

Любопытные параллели. В том же 1843 Маркс женится на Дженни фон Вестфален, подруге детства из прусской дворянской семьи и переезжает в Париж. В 1847 г. Лайонел Нейтан Ротшильд не смог занять свое место в палате общин из-за необходимости принесения присяги на Евангелии, семья Ротшильд развернула упорную кампанию за отмену этого правила. В том же году Маркс организует «Союз коммунистов», оказывается в Лондоне, а в начале 1848 он бросает в мир призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» (через год он окончательно перебирается в Англию). В 1858 г. Ротшильд произносит присягу на Торе, совершив «либеральный переворот» Английского парламента. С 1865 они контролируют громадные финансовые потоки от международной наркоторговли совместно с шотландскими масонами - Матесоном и Сазерлендом, распространяя реальный «опиум для народа».


 

«Еврейский мир, образующий эксплуататорскую секту... тесно и дружно организованного не только поверх всех государственных границ, но и поверх всех различий в политических учреждениях, — этот еврейский мир ныне большей частью служит, с одной стороны, Марксу, с другой — Ротшильду. Я убеждён, что, с одной стороны, Ротшильды ценят заслуги Маркса, а с другой — Маркс чувствует инстинктивное влечение и глубокое уважение к Ротшильдам» - писал в то время Бакунин.

 

Этническая связь между евреями-социалистами и евреями-банкирами оказалась более значимой, нежели их классовые противоречия.
 

 

«Мой коммунистический ребе»

 

Маркс не являлся единственным разработчиком «новой теории». У ее истоков (как и у 1-го коммунистического Интернационала) стоял его старший приятель - основатель «истинного социализма» и социал-сионизма Мозес Гесс (1812-1872). Ему же принадлежат многие идеи «сокровищницы марксистской мысли», традиционно приписываемые Марксу. Например, идея о полагании человека творцом истории или религиозно-мессианское послание о том, что «Небесное Царство может быть достигнуто на Земле через революционный социализм». Именно Гесс приобщил Энгельса к идее коммунизма, считается, что он же знакомит его и с Марксом, который называл Гесса своим «коммунистическим раввином».

 

Гесс был не только социалистом, но и одним из основоположников еврейского религиозного мессианства. «Этот народ был изначально призван, чтобы завоевать мир не так, как языческий Рим, силой своей мышцы, но через внутреннюю возвышенность своего духа... Этот дух уже пронизал мир, уже чувствуется тоска по укладу, достойному древней Матери[8]. Он появится, этот новый уклад, старый Закон вновь явится в просветлённом виде».


 

К середине 60-х Гесс переходит от «универсализма и мессианства» к расовой борьбе «нации избранных» и пишет в «настольной книге сиониста» «Рим и Иерусалим»: «Прежде всего - расовая борьба, борьба классов - второстепенна». «Всякий, кто отрицает еврейский национализм — не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семьи… Каждый еврей должен быть прежде всего еврейским патриотом». Он же выводит принцип - «главным условием еврейской революции является возвращение еврейского народа на свою родину». При этом переселиться должны евреи из восточных «варварских стран», а евреи Запада оставаться на своих ключевых финансовых и политических позициях. Конечным пунктом процесса «освобождения», который ознаменует «завершение исторического процесса и наступление мессианской эры», объявлен «Шабад истории» («коммунизм» в терминологии Маркса). Вся разница в том, что согласно Гессу, приход «Царства Божьего – Шабада истории, случится лишь после того, как Израиль возродится».

 

Возродился…

 

Можно предположить, что еврейские идеологи середины ХIХ века не были удовлетворены результатами либеральной эмансипации еврейства и решили испробовать два различных варианта решения еврейского вопроса: «патриотический» (сионистский) и «космополитический» (интернациональный).

 

Подобные «метания» между интернациональным коммунизмом и националистическим сионизмом продолжаются до сих пор. Так что нет ничего удивительного в том, что евреи России, Европы и Америки, особенно реформисты и светские евреи, находили в идеях и целях марксизма много общего с идеологией и практикой иудаизма. В 1919 году лондонская «The Jewish Chronicle»: «Концепции большевизма находятся в полной гармонии с большинством положений иудаизма», поскольку основа доктрины Маркса, обещавшей искоренение зла на этой земле, созвучна вере евреев в приход Царства Божьего на этом свете». 


 

Для евреев же из бедных классов «всемирный коммунистический проект» Карла Маркса был особенно заманчив, поскольку он обещал не только раз и навсегда решить «еврейский вопрос», но и устранить «во всемирном масштабе» бедность и нищету, в которой находились еврейские массы в ХIХ – начале ХХ века. Поэтому в странах, где к началу ХХ века образовались большие еврейские общины – России, Польше, Австро-Венгрии, Германии, США, Румынии – возникли многочисленные и сильные социал-демократические (марксистские) партии, в которых евреи играли ведущую роль (при этом в Венгрии, Германии, Румынии, США руководство компартий практически состояло из одних евреев).
В России и странах Восточной Европы, где евреи, в основном, были либо ортодоксами, либо хасидами, в марксизме победило направление, не доверявшее пролетариату в сознании «истинного коммунизма», переложив на себя роль интерпретаторов и «хранителей священных текстов», подобно раввинам и цадикам.

 

В союзе с «революционным еврейством» в рядах социалистов выступало и множество не-евреев (пусть и в меньшем процентом отношении). Причиной популярности учения стал изначально принимаемый универсализм и совпадение с ожиданиями соответствующих социальных групп. Абсолютистским суждениям были подчинены философия и сформулированы социальные мифы, превратив экономическую теорию в подобие религии, которая начала активно бороться с прочими религиозными учениями.

 

Нужно отметить, что первые сторонники марксизма в подавляющем большинстве являлись «воинствующими безбожниками». Первые русские марксисты готовы идти на что угодно, лишь бы уничтожить ненавистную им русскую «реакционную и варварскую» цивилизацию. Это вполне отвечало эволюции самого Маркса, начавшего свой «поход» не против социальной несправедливости, а против религии, в которой он видел основное препятствие для утверждения приоритетности материального бытия, как базовой ценности. Христианство ставило личности непреодолимую «преграду» для принятия им тезиса о «Шаббате истории»[9].

 

 


следующая страница >>