zabika.ru 1

Город.


Белоснежный, пушистый снег, бесшумно кружась в неподвижном воздухе, мягко опускался на замерзшую землю. Он падал на крыши застывших в безмолвии домов, серебрил седые стены, нежным покрывалом укутывал улицы. Снежинки весело танцевали вокруг фонарей, в нетерпеливом ожидании волшебного мига, когда вспыхнувший свет превратит их в серебрянные звездочки и окрасит мир в яркие цвета. А свет все не появлялся и не появлялся… Прекрасные посланницы неба удивленно летали по улицам спящего города, но они не знали самого главного... Город не спал… Он был мертв… Он был мертв уже очень давно. Когда-то, может быть годы, а может - столетия назад, Город жил своей беззаботной жизнью, радуясь каждому новому дню. Он был счастлив, потому что люди, жившие в нем, тоже были счастливы… А потом все погибли… И сейчас Город, стоящий в самом сердце выжженной пустыни, некогда бывшей прекрасным парком, черными, похожими на глазницы черепа, провалами окон, слепо смотрел в свинцовое небо… Эти окна помнили многоголосие городских улиц тогда - до удара. Они видели тревогу в глазах людей, видели ослепительную вспышку за горизонтом. Они помнили жестокий удар раскаленной взрывной волны, хранили память о миллионах горожан, заживо сгоревших всего за один миг… Город умер не сразу. Как мог, из последних сил он оберегал тех, кто остался в живых. Он отдавал последние крохи своего тепла, своей жизни. На его «глазах» те, кто смог, ушли… Ушли в никуда, настречу смерти. А для тех, кто остался, Город стал братской могилой… А потом умер и он… Сорванные двери домов - как рты, навеки застывшие в последнем страшном, полном боли и ужаса крике… Обрушившиеся мосты через давно пересохшую реку - как сломанные кости… Погнувшиеся от всесокрушающего удара фонари - как вывороченные ребра… Снег понял это… И, отдавая дань памяти умершему Городу, укрыл, подобно смертному савану, его раны и ожоги… Снег в траурном безмолвии падал на Землю… На выжженную Землю с погибшими городами… На МЕРТВУЮ Землю…

Семь дней разлуки.

Летний вечер опустился на вокзальный перрон. Разогретый воздух пах угольным дымом. В сгущающихся сумерках, вдали, были отчетливо видны разноцветные огни семафоров. Поток людей, как маленький океан, плескался у вагонов. Слышались крики, смех, постукивание молоточков рабочих по стальным дискам колес… Они не обращали внимания на суету вокруг… Они были полностью поглощены друг другом. Сейчас, даже находясь в центре шумного людского потока, они были вдвоем. Это был их собственный мир, в основе которого лежала всепобеждающая любовь. В их мире не было войн, ударов рока и смертей. Там не рвались бомбы, не бушевали ураганы и даже «Титаник» благополучно достиг берегов Америки, так и не встретившись с роковым айсбергом. Это был мир без страданий, в который лишь они знали тайную тропу… Им предстояла разлука. Недолгая - для рядового наблюдателя. Почти бесконечная - для них, ибо даже час друг без друга давно стал для них пыткой. Их губы были неразлучны, как и их сердца. Они ничего друг другу не говорили - все переполняющие их чувства выплеснулись наружу в этом нежном поцелуе. У открытой двери вагона, пожилая проводница, немало видевшая на своем веку расставаний и встреч, глядя на них, вытирала уголком белоснежного платка слезы… Миг расставания приблизился вплотную и, словно жалея их, небо расплакалось теплым летним дождем… «Я люблю тебя!» - произнес Он, когда поезд медленно покатился по своему сверкающему стальному пути. «Я тоже тебя люблю!» - ответила Она… Поезд набирал ход. Она стояла у все еще открытой двери вагона и смотрела на убегающий перрон. Туда, где замерла Его одинокая фигура… Наконец и она скрылась за поворотом… «Надолго расстались?» - спросила проводница, закрывая дверь. «Надолго… - ответила Она - На семь безумно долгих дней»… Она ошибалась… ….. Он погибнет в аварии, по дороге домой, не справившись с управлением на скользкой от дождя трассе… Она не узнает об этом - прямо с поезда ее в тяжелом состоянии доставят в больницу, где через 4 дня она умрет от быстротечного вирусного гепатита… … и семь дней обернуться для них вечностью….

****

Синий снег мягко опускался на желтые тротуары. Искаженный до фантасмагоричности мир разлагался под его мутным взглядом. Сжимая в кулаке заветную таблетку, он медленно брел в никуда. Его била жестокая дрожь. Все тело будто терзали раскаленными крючьями и он мечтал лишь об одном - забыться. Маленькая комнатка, скрипучая, растерзанная до неузнаваемости кровать, стол, мертвый монитор на нем - вот и все, что окружало его в ЭТОМ мире. И еще была боль. Не физическая, а та, что подобно подлой змее, разрывала его сердце, высасывала силы и желания, убивала мечты. Здесь его ничего не держало. Он сжимал в слабеющих пальцах одно-единственное, что у него осталось - этот белый символ отрешения, пропуск в иной мир. В этом мире не было назойливой боли, не было проблем, не было ничего… Он не подчинялся закостенелым законам физики. В этом мире он мог летать, касаясь ледяными пальцами горячих звезд. И звезды отдавали ему частички своего тепла, поддерживая его жизнь в том - страшном и нереальном мире, от которого он бежал. Но, главное, здесь - среди звезд - он снова был не один. Она, как и прежде, была рядом. Она - любимая, единственная, та, без которой даже смерть кажется счастьем. Здесь не было ссор, злости и предательства. Они были вместе и были счастливы. Вся их жизнь сливалась в бесконечные полеты и нежные поцелуи… Здесь исполнялись все его мечты и он всем своим существом рвался к ней, чтобы каждый миг чувствовать, как ее сердце бьется совсем рядом, слышать ее дыхание, ее слова любви… Билет в мир счастья не имел вкуса. Проглотив, он лег на смятую постель, все еще хранящую ее запах, в ожидании долгожданной встречи… Глаза застилали слезы и …темная пелена… А яркие краски куда то пропадали… Скорее!!! Ведь там она! Она ждет его!!!… Вторая таблетка последовала за первой… Третья - за второй… Мир стал совсем черным… Никто не знает - где он сейчас… Быть может, он навсегда попал в тот заветный мир - к ней, к СВОЕЙ ЛЮБИМОЙ… …может быть…. …он просто умер от передозировки… *********************************************