zabika.ru 1 2 ... 19 20

РОМАН ПЛАМЕНЕВ

ДОРОГИ ЮНОСТИ
Beta-reader - Екатерина Гудырёва
От автора
События, описанные в данном произведении, произошли через шестнадцать лет после окончания трилогии об Элен и ребятах.
Пролог.
Элен, изредка поглядывая на иллюминатор салона самолёта, в котором уже были видны огни ночного Парижа, размышляла: «Поверить не могу - скоро я снова буду во Франции. Сколько уже лет я не была на родине? Получается, что больше двадцати. Я хорошо помню тот день, когда я получила известие о том, что моя бабушка вновь заболела. Тогда Николя и принял решение отправиться вместе со мной в Австралию. Сколько же с тех пор всего произошло…»

Она посмотрела на расположившегося рядом с ней, на соседнем сидении, подростка пятнадцати лет от роду, держащего открытую книгу в руках, одетого в бело-голубую рубашку и серые джинсы, довольно высокого роста для своего возраста, со светло-русыми волосами, завязанными в хвост, лицом с мягкими чертами, которое было очень похожим на её, и тёплыми карими глазами. Их с Николя сын, единственный ребёнок, которого им подарила судьба, - Блейз…

Роды у Элен прошли крайне тяжело, и она получила предупреждение врачей, что следующие, скорее всего, закончатся плачевно. Впрочем, она была рада тому, что у неё есть Блейз, всегда изо всех сил стараясь быть для него хорошей и внимательной матерью.

Элен оглянулась назад, взглянув на лицо своего мужа, Николя, сидевшего позади неё, в коротких волосах которого в последнее время начала появляться седина, и была встречена спокойной улыбкой. Потом она, обняв сына, сказала ему:
-Милый, оторвись от книжки. Мы уже над Парижем. Самолёт вот-вот приземлится.

Блейз, с сожалением закрыв книжку и оставив закладку на странице, отметив ею место в повествовании, на котором он остановился, положил её в свою спортивную сумку, а потом немного нерешительно обратился к матери:
-Элен, я не уверен, что идею перебраться во Францию можно назвать такой уж хорошей.

Мать в ответ ласково ему улыбнулась:

-Тебе здесь понравится, милый. Просто ты всю жизнь провёл в Австралии, и тебе кажется непривычной мысль, что ты будешь жить в незнакомой стране.

-Надеюсь, - вздохнул в ответ Блейз, продолжая тем не менее испытывать чувство недоверия.

Он хотел продолжить разговор, но тут в салоне самолёта включился динамик и раздался голос, объявивший о начале посадки.

*****

Сойдя по трапу самолёта среди десятков других пассажиров, целью которых тоже был Париж, Элен, Николя и Блейз оказались на посадочной полосе. Эта ночь была ясной, и небо над столицей Франции украшали мириады разноцветных звёзд вместе с почти полной луной.

Не успели они отойти от самолёта, как навстречу им кинулась высокая светловолосая и голубоглазая женщина, примерно тех же лет, как и родители Блейза, и восторжённо закричала:

-Привет, Элен! Привет, Николя! Вы не представляете, как я рада вас видеть! Боже мой, сколько же прошло лет с тех пор, как вы покинули Мартинику!

-Джоанна! - радостно воскликнула Элен. –Это, наверное, сон! Я не могу поверить, что вновь могу тебя увидеть!

Американка, поцеловавшись со старой подругой, перешла к Николя, который её приветствовал:

-Здравствуй, Джоанна. Неужели, это действительно ты?

-Нет, это не я, а индеец Быстрый Ветер из племени команчей, -рассмеялась в ответ Джоанна и дважды поцеловала в щёки и его.

Теперь Элен представила третьего члена их семьи:

-А это наш сын, его зовут Блейз.

Обратив своё внимание на подростка, американка эмоционально воскликнула:

-Господи, как он похож на тебя, Элен!

Стремительно подскочив к Блейзу, она громким голосом провозгласила:
-Меня зовут Джоанна, малыш, и я давняя подруга твоих родителей!

Расцеловав того, явно недовольного, что его назвали «малышом», она спросила:

-Наверное, тебя обрадовало, что вы переезжаете во Францию?

-Не особенно, Австралия мне как-то привычней, - ответил ей Блейз.


-Мне тоже когда-то Франция казалась чужой, а ведь со временем всё переменилось, - проговорила Джоанна.

Потом, мысленно сделав предположение о причине недовольства своего юного собеседника, она поинтересовалась:
-Блейз, а у тебя случайно не осталась в Австралии девочка?

-Осталась, - подтвердил Блейз. –Но вряд ли мои отношения с Камиллой можно считать такими уж серьёзными.

Американка же ему улыбнулась:

-Думаю, что во Франции ты найдёшь себе кого-то получше.

Потом, встряхнув Блейза за плечи, она сказала:

-И, вообще, в твоём возрасте не стоит быть таким мрачным.

Потом повернувшись к его родителям, она продемонстрировала совсем небольшие ключи:
-Я на машине, и с удовольствием подвезу вас к новому дому.

*****

Машина Джоанны, повинуясь резким движениям рук её хозяйки, стремительно неслась по ночным улицам столицы Франции. Блейз расположился на переднем сидении, куда его усадила американка, Элен же и Николя - на заднем. Джоанна, неожиданно заулыбавшись, обратилась к подруге:

-Ты помнишь тот день, когда мы познакомились?
Элен ответила, тоже не удержавшись от веселья, - в её глазах сверкнули весёлые огоньки:

-Очень хорошо помню. Я только-только успела получить ключ от администратора общежития, и уже подходила со своими вещами к комнате, когда навстречу мне выскочила Кати и закричала, что там какая-то сумасшедшая с мечом, которая грозилась снять с неё скальп.

-Я же не могла предвидеть, что она так разнервничается, когда увидит настоящий ацтекский меч из обсидиана, - на губах Джоанны расплылась ностальгическая улыбка.

-Если бы ты ограничилась одним показом, - возразила Элен. -Так тебе ещё понадобилось сказать, что это оружие твоих предков, которым они снимали скальпы с бледнолицых, и изредка у тебя появляется желание пустить его в ход. Мало того, тебе вздумалось сделать им несколько выпадов, испустив при этом дикий вопль.


-Конечно, я преувеличила, что это меч принадлежал моим предкам, - я купила его во время пребывания в Мексике как сувенир, - ответила ей Джоанна. -А что касается остального -мне просто захотелось показать Кати, что представлял из себя настоящий ацтекский воин.

-Очень перепугав её при этом, - иронично заметила Элен. -Вот тогда-то мы с Кати и познакомились. Правда, мне с большим трудом удалось уговорить её вернуться в комнату – изначально она хотела попросить администратора перевести её куда-нибудь в другое место. А после, войдя к тебе, я увидела очень смущённую девушку, которая ничем не походила ни на сумасшедшую, ни на грозного ацтекского воина…

Обе подруги тихо рассмеялись, а после американка спросила:

-А ты помнишь тот случай с видеокамерой, которую принёс в университет Кристиан? И как мы проучили ребят, засняв…

-Джоанна! - строгим голосом сказала Элен.

Американка, со смущением взглянув в сторону Блейза, торопливо проговорила:
-Впрочем, ничего интересного в этом происшествии не было.

-Почему? - возразил тот. -Элен и Николя никогда мне ничего такого не рассказывали.

-Лучше я тебе расскажу о другом, - заговорила Джоанна, стремясь отвлечь внимание подростка от скользкой темы. -Однажды, когда я читала в кафе, сидя за столиком, книгу «Унесённые ветром», ко мне подошёл один странный парень, внешне напоминавший бродягу и попросил одолжить ему сотню…

Воспоминания сменялись воспоминаниями, пока Блейза, которому стало скучно, не начало тянуть на сон и не он погрузился в дрёму, прикрыв глаза и замерев на сидении. Увидев, что он заснул, Джоанна, повернувшись, приложила палец к губам, после чего в салоне автомобиля настала тишина.

*****

Через час они вчетвером поднимались по ступенькам дома. Николя, открыв ключом двери, сказал:

-Добро пожаловать в наш новый дом.

Блейз, очутившись вместе со взрослыми внутри, в пока ещё пустующем обширном холле, огляделся и проговорил:

-Этот дом больше, чем тот, в котором мы жили в Австралии.

Николя поинтересовался у Джоанны:
-Надеюсь, ты ничего не имеешь против чашечки кофе?

Элен же удивилась:

-А что, здесь и кофе есть?

-И не только, -улыбнулся её муж. -Я ведь прожил здесь месяц, пока занимался ремонтом и благоустройством дома. Конечно, я приобрёл кое-какие продукты заранее, перед моим возвращением в Австралию.

Тем временем Блейз, ощутив неожиданный прилив усталости, зевнул, прикрыв при этом ладонью рот, и спросил:

-А где, любопытно, моя комната?

-Я сейчас её тебе покажу, - сказала Элен. -Там уже лежат все твои вещи и книги. Идём, милый, она наверху.

Мать и сын пошли по ступенькам лестницы на второй этаж, покинув холл, а Николя вновь задал вопрос Джоанне:
-Так как насчёт кофе?

-Почему бы и нет? - улыбнулась ему американка. -Думаю, что после стольких лет, которые мы не виделись, нам найдётся о чём поговорить.

Тем временем Элен открыла первую дверь с левой стороны в коридоре, шедшем от лестницы:

-Это и есть твоя комната, милый.

Блейз, войдя внутрь, увидел, что в ней уже размещены шкаф, стол и кровать, а его вещи и книги сложены в нескольких ящиках в углу комнаты. Его же мать проговорила:
-Свои вещи ты сможешь потом расставить как тебе больше нравится.

-Да, я так и сделаю, - механически ответил Блейз, которого одолевал сон.

Он присел на кровать, а потом, подчиняясь непреодолимому желанию войти в царство Гипноса, прилёг. Элен, смотря на него, подумала: «Полагаю, что сказывается резкая смена часовых поясов, - обычно Блейз ложится позднее нас». Тем временем подросток спросил у неё:
-Не могу ли я спросить, что это за история с видекамерой, о которой упомянула эта твоя старая подруга, Джоанна?

Элен, лихорадочно подыскивая подходящий ответ, подумала: «Иногда наше стремление оградить сына от разных неподобающих подробностей кажется смешным - не сомневаюсь, что он относительно некоторых вещей знает не меньше нас. Но по-другому я не могу».


Через несколько секунд она смогла, наконец, подобрать подходящую формулировку. Но, взглянув на сына, Элен увидела, что тот спит крепким сном, положив голову на мягкую цветную подушку и совсем тихо дыша. Улыбнувшись, она разыскала в одном из ящиков одеяло и накрыла им Блейза, а потом наклонилась над ним и, слегка проведя ладонью по его волосам, тихо сказала:

-Спи, милый, и пусть тебе снятся только приятные сны.
Глава первая
Как всё начиналось
Лучи утреннего августовского солнца яростно врывались внутрь кухни, создавая ложное ощущение середины дня, освещая Элен и Николя, которые, сидя друг напротив друга за накрытым столом, вели неторопливый разговор.

-Странно, что Блейз задерживается, - проговорила женщина. -Мы ждём его уже минут пятнадцать. Обычно он несколько более точен.

-Полагаю, что он, видимо, опять читает что-то интересное, - улыбнулся Николя. -Лично я в его годы уже бы мчался за стол.

-Меня тревожит, что Блейз в последнее время слишком поздно начал ложиться спать, - проговорила Элен. –В его возрасте надо спать больше – это может плохо сказаться на его здоровье. Да и аппетит его оставляет желать лучшего.

-Хороший у него аппетит, - сказал Николя. –Просто ты за него слишком сильно переживаешь.

-А что в этом удивительного? - ответила ему Элен. - Ты же знаешь, сколько Блейз в детстве болел.

Потом она улыбнулась Николя и произнесла, сменив тему:

-Надеюсь, что мой последний альбом удастся издать здесь, во Франции.

Тот в ответ вздохнул и его настроение начало потихоньку падать. Последний альбом Элен так и не был выпущен в Австралии - музыкальные компании давали им однотипный и жёсткий ответ. Такие песни не будут иметь спроса при нынешнем состоянии рынка - таков был вердикт.

-Тебе надо было найти себе другого поэта, - грустно проговорил Николя. - Мои песни никогда не пользовались большим успехом, а с последним альбомом… Я, признаться говоря, такого даже не ожидал.


Элен, обняв его за шею, сказала, проведя ладонью по седеющим волосам своего любимого мужчины:

-У меня была возможность петь «популярные» песни. Помнишь, сколько мне их предлагал Томас Фава? Но, ты же знаешь, Николя, я всегда предпочитала петь то, что писал для меня ты. В тех песнях, которые он мне предлагал, не было души, это был просто вроде бы внешне связный набор слов, не несущий в себе ровным счётом никакого содержания.

Она его мягко поцеловала, от чего Николя мурлыкнул, словно кот перед полной миской сметаны, и продолжила:

-Нет, я всегда буду петь только песни, слова которых буду рваться из моего сердца, вне зависимости от их коммерческого успеха. А с такой точки зрения то, что пишешь ты, - вне всякой конкуренции.

Твои песни непонятны для англосаксов - к сожалению, они слишком много думают о деньгах, и то, что всегда было вечными ценностями, для них становится со временем всё более и более далёким. Возможно, в нашей родной Франции всё обстоит несколько иначе.

По крайней мере, я на это надеюсь.

В этот момент в холле раздались стремительные, просто-таки летящие шаги, и, распахнув дверь, внутрь буквально влетел Блейз. Он подбежал к столу, резко остановился перед ним и поздоровался:

-Доброе утро, Элен! Здравствуй, Николя!

Элен, привстав с места, поцеловала его, и нежно спросила:

-Доброе утро, Блейз. Ты хорошо выспался?

-Хорошо, хотя я по-прежнему несколько непривычно чувствую себя на новом месте, - ответил тот, задумчиво пожав плечами.

Николя, поздоровавшись в свою очередь с сыном, предложил:
-Устраивайся за столом. Завтрак готов, мы ждём только тебя.

Блейз, немного смутившись, присел на ожидавший его стул, и проговорил:

-Простите, я немного зачитался и забыл о времени.

-Не извиняйся, милый, - прервала его Элен. - Всё хорошо, никто тебя ни в чём не упрекает, мы неплохо пообщались. Лучше берись за завтрак.


Следующие несколько минут за столом стояла тишина, потом Блейз проговорил, первым покончив со своей порцией:

-Мы могли бы переехать и раньше - до начала занятий в лицее осталось всего лишь несколько дней, а я ещё и с Парижем-то практически незнаком.

Элен, мягко улыбнувшись в ответ, заметила:
-Мы же переехали именно в это время из-за того, что ты хотел как можно позднее уехать из Австралии.

Взявшись за ручку огромного фарфорового чайника, стоявшего в центре стола, она поинтересовалась:

-Налить тебе чаю, Блейз?

-Да, Элен, буду очень благодарен, - ответил ей тот.

Аккуратно придерживая крышку рукой, Элен налила в чашку сына чай, пролившийся в неё длинной тёмно-бордовой струёй.

Николя, немного медленнее, чем Блейз, закончив с завтраком, обратился к нему:

-Вчера вечером ты говорил, что вроде бы собираешься сегодня наведаться в город по какому-то делу?

-Да, так и есть, - ответил Блейз, - я хочу приобрести кое-какие новые книги и программы.

-Ты пойдёшь один? – спросил Николя. –Твоё знакомство с Парижем пока оставляет желать лучшего.

-Возьму с собой карту, - спокойно ответил отцу Блейз. –Я всегда довольно хорошо ориентировался на местности, не заблужусь.

Допив чай, он поднялся из-за стола и поблагодарил:
-Элен, спасибо. Всё было очень вкусно.

Повернувшись, он направился в сторону двери, ведущей в холл, проговорив:

-Возьму с собой спортивную сумку, чтобы было, куда складывать книги с дисками.

Элен окликнула его в свою очередь:

-Блейз, не забудь, у нас вечером ужин с нашими старыми друзьями, так что вернись, пожалуйста, не позже пяти.

Тот ответил, уже успев открыть дверь:
-Хорошо, я приду вовремя.

И Блейз исчез из видимости, направившись в сторону своей комнаты. Элен же задумчиво проговорила:

-Подумать только, сегодня мы увидим наших друзей – Жозе и Бене, Себа и Лали, Кати с Этьеном, остальных… Сколько же лет прошло…


-И мы опять во Франции, - тихо проговорил Николя. - Всё как раньше.

-Не как раньше, а гораздо лучше, - улыбнулась Элен. – Тогда у нас ещё не было сына.

*****

Примерно тремя часами позже в кафе, неподалёку от одного из парижских лицеев за столиком, расположенном поблизости от входа, сидели и разговаривали две девушки примерно пятнадцатилетнего возраста. Одна из них высокая, с короткими чёрными волосами и голубыми глазами, возбуждённо говорила:

-Мы должны с этим что-то делать! В таком возрасте Дениз не может позволить себе оставаться одной! Она завянет, как цветок, который забыли полить водой!

Сидевшая напротив неё красивая девушка среднего роста с длинными вьющимися волосами возразила:

-Но, Валери, что мы можем сделать? И мы же не знаем - возможно, Дениз просто предпочитает оставаться в одиночестве?
Её собеседница с горячностью возразила, одновременно взяв стоявший перед ней бокал с каким-то напитком зелёного цвета:

-Такого не может быть, Кристель! Мы должны помочь найти ей парня!

-Это не наше дело, - рассудительно ответила Кристель. –Не стоит лезть в чужую личную жизнь – вряд ли из этого может получиться что-то хорошее.

Валери ответила голосом, в котором звенела убежденность в своей правоте:

-Я думаю, что ничего хорошего не получится как раз без нашей помощи. Дениз просто катастрофически не везёт с парнями. Вспомни Тино и Натаниэля!

Кристель тихо вздохнула, соглашаясь с ней:

-Да, вряд ли можно считать удачей, что перед первым свиданием один парень ломает себе руку, а второй – ногу, а, после, выйдя из больницы, оба заверяют, что они недостойны такой девушки как Дениз.

Она откинулась на спинку стула и сказала:

-Но, если бы Дениз было бы по-настоящему одиноко, то она могла бы начать встречаться с Дитрихом – он давно уже на неё заглядывается.

-Чушь! – воскликнула Валери. –Ты посмотри на него – ей не нужен такой несимпатичный парень!


Кристель заметила в ответ:
-Ты преувеличиваешь. Не такой уж Дитрих урод, к тому же у него великолепная мускулатура!

-И это его единственное достоинство, - фыркнула в ответ на её фразу Валери, подавшись вперёд, от чего часть содержимого её бокала выплеснулась на столик.

-Осторожно, - с укоризной сказала Кристель. – Мне кажется, что ты слишком сильно разгорячилась.

-Я абсолютно права! – громко сказала Валери. – Он совершенно не подходит Дениз!

В этот момент двери кафе распахнулись, и внутрь вошла невысокая девушка лет пятнадцати от роду, как и Валери с Кристель, с длинными тёмно-русыми волосами и серыми глазами на красивом и одновременно нежном лице, в алой блузке и короткой синей юбке, открывающей длинные, правильной формы ноги. На её шее висело на цепочке небольшое золотое украшение в виде кисти, наложенной на палитру. Расслышав последнюю фразу Валери, она подошла к их столику и поздоровалась:

-Здравствуйте, девочки. Мне послышалось, или вы говорили обо мне?

-Привет, Дениз, - сказала Валери, ощутив некоторую неловкость. – Помнишь, мы были пару дней назад на распродаже? Ты тогда ещё примеряла то жёлтое платье. Так вот, я считаю, что ты правильно сделала, что так его и не приобрела – такой стиль тебе совершенно не подходит, а Кристель со мной спорит.

Та в ответ разъярённо прожгла подругу взглядом, но не стала опровергать сказанное ею.

-Девочки, почему вы всё время говорите только о нарядах? –спросила Дениз. –Это, конечно, очень интересная тема. Но нельзя же думать только о них. Давайте, лучше поговорим об искусстве.

-Хорошая идея, Дениз, - с облегчением сменила тему разговора Валери. –Твоя последняя картина…

*****

В три часа дня, когда жара достигла своего пика, вынуждая людей искать укрытие в местах попрохладнее, Блейз задумчиво шёл по тротуару со спортивной сумкой на плече, уже почти полностью заполненной купленными им книгами и дисками. Для него было странно и непривычно бродить по старинным улицам центра Парижа и смотреть на здания, построенные несколько столетий назад, что казалось сильным контрастом по сравнению с более привычной его глазу современной архитектурой Сиднея.


А теперь он в чужой для себя стране, в Старом Свете, среди чужих людей. Блейз вздохнув, мысленно укорил себя: «Этот город не должен быть для меня чужим. Всё-таки я француз, пусть и проживший пятнадцать лет в далёкой Австралии».

Он вспомнил продавцов магазинов, которые он посетил во время своей прогулки по центру Парижа. Эти люди были вежливы, но, несмотря на его правильную речь, определённо усмехнулись бы, услышав, что Блейз – француз. Его твёрдый англосаксонский акцент не давал никакой возможности поверить в это утверждение.

Блейз на миг остановился, подумав: «Да, я хочу принять Францию такой, какой она есть, но примет ли она меня, и не окажусь ли я здесь чужим?»

Через пару дней, когда начнутся занятия в лицее, куда его приняли по договорённости с родителями, он окажется среди незнакомых ему людей, и кто знает, как они примут его, не очутится ли он в стороне от них, на обочине, или хуже – врагом для них, только из-за того, что он прожил пятнадцать лет в Австралии?

Подняв голову, Блейз обнаружил, что стоит перед дверями какого-то кафе, на вывеске которого была надпись «У норвежского кота», возле которой было изображение упомянутого животного. Окинув окрестности взглядом, он сообразил, что находится возле того лицея, где он возобновит своё обучение.

Блейз, открыв толчком руки двери, вошёл внутрь, подумав: «Возможно, здесь мне удастся встретить кого-то из будущих одноклассников? Заодно возьму какой-то прохладный напиток».

В последние дни перед началом занятий в кафе было относительно немного посетителей. В глаза Блейзу в первую очередь бросилась компания из трёх девушек, уже упоминавшихся ранее в повествовании, - Валери, Дениз и Кристель, а также трёх парней его возраста, расположившаяся за столиком в самом центре помещения и что-то достаточно весело обсуждавшая.

Повесив свою сумку на стул возле выбранного им пустого столика в непосредственной близости от окна, он направился к стойке, за которой стояла высокая молодая рыжеволосая девушка и, ознакомившись с меню, висевшим на стене за её спиной, вежливо сказал:

-Добрый день. Мадемуазель, сделайте мне, пожалуйста, один фруктовый коктейль.

Ему пришлось подождать, пока его заказ был выполнен, но через пару минут он уже возвращался к своему столику, сжимая в правой руке бокал с ледяной жидкостью розоватого оттенка и длинной зелёной соломинкой. Курс Блейза лёг точно возле столика, за которым расположилась ранее замеченная им компания.

Задумавшись, он оказался слишком близко возле стула светловолосого парня с грубыми чертами лица и споткнулся, зацепившись за металлическую ножку. От неожиданности Блейз тихо вскрикнул. Содержимое же его бокала очутилось на рубашке без рукавов, открывавшей мускулистые руки парня. Тот вскочил с места и, яростно посмотрев на Блейза, воскликнул:

-Что ты творишь, придурок? Посмотри, что ты сделал с моей рубашкой!

Тот, в свою очередь, почувствовав некоторую неловкость, сказал:

-Прошу прощения, я не хотел, это у меня получилось случайно.

-Вот сейчас случайно мой кулак и попадёт тебе в зубы! - заорал в ответ светловолосый и стремительно нанёс удар.

Блейз, удивившись такой агрессивности, легко уклонился от выпада, и кулак противника прошёл в стороне. В следующий миг из-за столика вскочила Дениз и оказалась между ними, воскликнув:
-Дитрих, успокойся! Он же извинился!

В следующий миг, повернувшись в Блейзу, она произнесла:
-Простите, наш друг иногда бывает несколько горяч…

И тут их глаза встретились. Блейзу показалось, будто между ними проскочила искра. Нет, не искра, миллионовольтная молния… Его горло перехватило, и теперь он смотрел только в серые глаза незнакомки, как-то мгновенно утратив чувство реальности. Сейчас в этом кафе, в Париже, во Франции, во всем мире не было никого кроме неё…

Он проговорил, не отводя от неё глаз:

-Меня зовут Блейз. Не могу ли я поинтересоваться вашим именем?

Девушка ответила, так же зачарованно смотря в его глаза:

-А моё имя - Дениз.


Потом, встряхнув головой, сказала:
-Познакомьтесь с моими друзьями. Этот обидчивый молодой человек - Дитрих.

-Блейз, - немного неохотно сказал юноша, пожимая руку светловолосого, по-прежнему смотревшего на него недобрым взглядом.

Дениз же, желая удержать нового знакомого от немедленного ухода, начала представлять остальных:
-Это Винсент.

Руку Блейзу протянул очень высокий симпатичный черноволосый и черноглазый парень. Дениз же продолжала:
-А это Джош.

Светловолосый парень, немного выше среднего роста, с голубыми глазами на несколько нервном лице, пожав руку Блейза, хотел было что- то сказать, но его опередила Валери, которая, задорно сверкнув глазами, воскликнула, заканчивая процедуру знакомства:
-Меня зовут Валери! А это - Кристель!

После этих её слов Дениз сказала, улыбнувшись Блейзу:

-Теперь вы знаете нас всех. Присаживайтесь здесь, с краю, рядом со мной, - и с этими словами она подтянула стул от пустовавшего по соседству стола.

*****

Через несколько минут, когда некоторая неловкость в общении прошла, Валери спросила:

-Скажи, Блейз, где ты учишься? Вроде я тебя раньше в нашем лицее не видела.

Парень усмехнулся в ответ:

-В этом году я буду учиться в лицее, что находится по соседству с этим кафе. А раньше… Мы только несколько дней назад переехали в Париж из Австралии, из Сиднея.

-Понятно, это объясняет, почему ты так необычно выговариваешь слова, - протянула Валери.

-Интересно, - сказала Дениз, - моя мать сегодня утром говорила, что из Австралии приехали её старые друзья, и что сегодня вечером мы с ними ужинаем.

Девушка задумалась и добавила:

-Я помню их имена - Элен и Николя.

Брови Блейза изумлённо взлетели:

-Так зовут моих мать и отца.

-Любопытно, - сказал теперь и Винсент. - Я много слышал о твоих родителях.

-И я тоже, - присоединился Джош.


Дениз пояснила, увидев выражение недоумения, возникшее на лице Блейза:

-Не стоит удивляться - наши родители давно друг с другом дружат.

Однако Валери так и не дала развить эту тему, обратившись к новому знакомому с вопросом:

-Блейз, скажи, у тебя есть девушка?

-Нет, - сдержанно ответил юноша, - на данный момент я один.

Валери же, выслушав его ответ, продолжила:

-Так вот, к сведению, я встречаюсь с Джошем, Кристель с Винсентом, а Дениз СВОБОДНА!

На последнем слове девушка сделала ощутимый акцент. Дитрих с явной злостью посмотрел на неё, но не сказал ничего. Блейз же, ощутив от сказанного Валери мгновенную вспышку радости, взглянул на Дениз, которая, порядком смутившись, отвела в сторону глаза.

Кристель же в свою очередь возмущённо воскликнула:

-Валери, угомонись!

Та же проигнорировала восклицание подруги, по-прежнему обращаясь к Блейзу:
-Дениз красивая, весьма умна и к тому же просто потрясающе рисует!

Кристель тихо прошипела, прожигая подругу яростным взглядом:

-Молчи, Валери, ты не в брачном агентстве работаешь!

Та в ответ невинно захлопала ресницами:

-А в чём дело? Я просто рассказываю Блейзу о Дениз.

Кристель неожиданно поддержал Дитрих, сказав в своей обычной грубой манере:

-Нечего этому типу слишком много рассказывать, мы ещё и не знаем толком, кто он, собственно говоря, такой. И вообще - он мне не нравится! Вы только посмотрите, какая у него сомнительная морда, – он наверняка бандит!

-Ты говоришь неправду, Дитрих, - вступилась за нового знакомого Дениз, –по-моему, у Блейза очень симпатичное лицо, он просто не может быть бандитом.

От этих слов Дениз Дитриха буквально перекосило. Блейз же сказал, с некоторой неприязнью посмотрев на грубияна:

-Мне кажется, что ты не очень-то вежлив. По-моему, я не говорил о тебе ничего плохого.

-Не обращай внимания, - посоветовал ему Винсент. –Чего-чего, а вежливости за Дитрихом сроду не водилось. Подозреваю, что ему и слово-то такое неизвестно.


Тем временем Валери воскликнула, вскочив с места и с яростью смотря на грубияна:
-Дитрих, ты перешёл все границы! У нас новый знакомый, а от тебя невозможно дождаться ничего, кроме оскорблений! Немедленно прекрати это!

Тут в разговор вмешался и Джош:
-Валери права. Дитрих, тебе понравилось бы, если бы кто-то сказал, что у тебя морда бандита? Ну, наверное, такой пример не совсем удачный, она у тебя именно такая и есть, но, думаю, что ты уловил суть моей мысли.

Не зная как отнестись к подобной фразе, светловолосый грубиян, поняв, что его никто не поддерживает, и, оказавшись в кольце неприязненных взглядов, неохотно пошёл на попятную:

-Блейз, прости, я немного увлёкся. Но ты меня тоже пойми – нет ничего хорошего, когда на тебя выливают стакан коктейля!

Однако злоба, так и не пропавшая из его взгляда, показала Блейзу, что Дитрих и не думает раскаиваться. Но эта мысль так и не получила развития – ему было просто не до того… Рядом с ним сидела Дениз, от которой шёл аромат каких-то очень приятных духов, искоса с интересом поглядывавшая на него, и Блейзу не хотелось думать ни о чём плохом.

*****

В неспешном, ничего не значащем разговоре прошло около часа, когда Дениз, взглянув на свои наручные часы, сказала:
-Нам пора идти. Не забудьте, скоро у наших родителей встреча в ресторане.

Валери первой вскочила с места, эмоционально вскрикнув:
-Ой, мы задерживаемся! Я не успею переодеться!

Кристель, снимая сумочку со спинки своего стула, спокойно сказала:
-Не преувеличивай. У нас достаточно времени.

-Достаточно? - возмутилась Валери. -Мне нужно на подготовку хотя бы три часа!

Теперь стали подниматься и парни. Последним из-за стола встал Блейз и тихо окликнул сидевшую до этого рядом с ним девушку:
-Дениз! Задержись, пожалуйста, на минутку. Я хочу тебе кое-что сказать.

Услышав эти его слова, Дениз, и без того не очень-то торопившаяся уйти, остановилась и сказала:

тебя слушаю, Блейз.

Юноша взволнованно сказал, смотря в её серые глаза:

-Дениз, хотя мы познакомились только сегодня, но знай – ты мне нравишься больше любой девушки, которую я когда бы то ни было видел.

Девушка ему серьёзно ответила:

-Мне очень приятны твои слова, Блейз.

И, лукаво улыбнувшись, она добавила:

-А я сегодня впервые встретила парня, который показался мне по-настоящему привлекательным.

И, с этими словами, повернувшись, Дениз покинула помещение кафе, а Блейз, сняв со спинки стула спортивную сумку, вышел вслед за ней, одновременно пытаясь усилием воли унять яростно бьющееся сердце.

*****

Ровно через полчаса Блейз лежал на кровати в своей комнате на втором этаже дома своих родителей, закрыв глаза. Со стороны находящегося неподалёку музыкального центра шла красивая тихая мелодия, и доносился голос его матери, Элен, произносившей слова о любви, пронимавшие его до глубины души.

Сейчас Блейз видел перед собой Дениз, её серые глаза, тёмно-русые волосы, прокручивая перед собой, словно кадры фильма, эпизоды их знакомства, встающие перед ним внезапными видениями, будто бы миражи в пустыне, притягивающие мучащегося от жажды путника синими озёрами оазисов.

Вот Дениз вскакивает из-за стола и встаёт перед Дитрихом, пресекая чуть не вспыхнувшую драку, невысокая по сравнению с ним, но более сильная духом.

Вот она называет своё имя, зазвеневшее в его сердце звуками сладкозвучного блюза.

-Дениз…, - тихо проговорил Блейз, - Дениз… Дениз…

От грёз его оторвал тихий стук в дверь и прозвучавший из-за неё голос Элен:

-Милый, я могу войти?

Блейз, стремительно вскочил, быстро пробежал через комнату и распахнул дверь, не желая заставлять мать ждать.

Увидев его, Элен улыбнулась и спросила:

-Ты случайно не задремал, Блейз? Мы вот-вот отправимся на встречу с нашими друзьями, Николя уже пошёл за машиной в гараж, так что начинай собираться.


Блейз ответил, отрицательно покачав головой:

-Нет, Элен, я не спал, а просто думал.

Потом добавил, касаясь поднятого его матерью вопроса:

-Мы уже выезжаем? Хорошо, тогда я сейчас переоденусь.

-Возьми тот костюм и рубашкой, которые я утром тебе в шкаф повесила, только не перепутай, хорошо? – сказала ему Элен.

С этими словами она покинула комнату, аккуратно закрыв дверь с другой стороны.

Блейз вздохнул и окинул взглядом свою комнату, к которой он только-только начинал привыкать. Она была достаточно просторной. По сравнению с моментом их прибытия в Париж здесь уже был наведён относительный порядок. У стены напротив двери находилось большое, на полстены, окно, возле которого располагался большой письменный стол с жидкокристаллическим монитором на специальном возвышении(системный блок компьютера скрывался в нише внизу). С левой стороны была его кровать, возле которой стояла тумба с установленным на ней музыкальным центром. Правая же стена была почти не видна из-за находившегося возле неё массивного шкафа, центральная часть которого была занята книгами, видневшимися за прозрачными дверцами.

В этот момент песня закончилась и музыка оборвалась. Ненадолго позабыв о костюме, Блейз подошёл к тумбе, взял в руки коробку компакт-диска из так не выпущенной партии, на котором была изображена его мать, в серебристой одежде и с микрофоном в руках, всмотрелся в её лицо, и проговорил:
-Если такие песни не хотят выпускать, то этот мир поистине сошёл с ума.

*****

Когда через минут минут Элен и Николя вместе с Блейзом вошли в ресторан, то первым делом они обратили внимание на сложную фигуру, выстроенную из нескольких столов, за которыми устроились десятка три посетителей разных возрастов.

-Похоже, что мы последние, - сказал Николя. - Все наши старые друзья уже здесь, и их дети тоже.

-Поверить не могу, - произнесла Элен, вглядываясь в лица присутствующих. - Мануэла опять вместе с Бруно? Единственное, что меня огорчает, так это отсутствие Жозе.


-Он до сих пор тебе нравится? - изображая ревность в голосе, спросил Николя.

-Нет, любимый, - мягко улыбнулась ему Элен. - Просто я всегда считала его кем-то вроде моего младшего братика, ты же знаешь.

В этот самый момент их появление было обнаружено, и часть присутствующих, что постарше, покинула свои места у столов, устремившись к ним навстречу.

Первой рядом с вошедшими оказалась Джоанна, с ходу воскликнувшая:

-Привет! Я рада вновь вас увидеть! Впрочем, думаю, что остальные скажут вам тоже самое.

Элен, поздоровавшись, поцеловала американку, а в следующий миг рядом с ними очутились все остальные, и всё потонуло в объятиях и во внятных и не очень приветствиях. Блейз еле успевал различать имена незнакомых доселе людей, акцентируя внимание преимущественно на уже знакомых ему по встрече в кафе ребятах, хотя они были отнюдь не единственными детьми присутствовавших пар.

Кристиан… Подошедший вслед за голубоглазой американкой черноволосый и худощавый человек оказался её мужем и отцом Джоша.

Кати и Этьен… Элегантно одетая женщина несколько выше среднего роста с короткими чёрными волосами и огромный красивый черноволосый мужчина были родителями Винсента.

Лали и Себастьен… Высокая суматошная черноволосая женщина и спокойный, наполовину седой мужчина, с которыми пришла Валери…

Мануэла и Бруно… Женщина с длинными вьющимися волосами и высокий мужчина с короткой стрижкой - мать и отец Кристель.

Натали и Оливье… А вот дочь этих двоих, носившую имя Ванесса, девушку высокого роста с короткими чёрными волосами, которая была, судя по всему, тоже пятнадцатилетнего возраста, Блейзу видеть ещё не приходилось. Но, тем не менее, она устремила на него пристальный, наполненный жгучим интересом взгляд, под которым он почувствовал себя несколько неуютно.

Подошедшей вслед за ними Бенедикт юноша уделил гораздо больше внимания, чем остальным из-за того, что именно она оказалась матерью Дениз. В голове Блейза промелькнула мысль: «Как же они похожи, просто поразительно. Впрочем, у Дениз более тёмные волосы, видимо, это влияние генов её отца».


-А где твой Жозе? - задала тем временем Элен вопрос своей давней подруге.

Бенедикт ответила, обнимая её:

-Он уехал на несколько дней к своим родителям в провинцию. Сегодня утром звонил, обещал, что скоро вернётся.

Продолжение их разговора Блейз не слышал, так как Дениз, подойдя к нему, приветственно поцеловала его в обе щеки, сказав:

-Добрый вечер!

Тут рядом прозвучал голос Джоанны:
-Блейз, познакомься - это Синтия и Джимми.

Подошедшие последними белокурая стройная женщина и мужчина с грубыми чертами лица оказались родителями Дитриха, который с явной ненавистью в глазах смотрел на Блейза, рядом с которым стояла Дениз.

Юноша, обратив на это внимание, с удивлением сказал:
-Похоже, что я не вызываю у него ни малейшей приязни. Однако, по-моему, Дитрих весьма злопамятен – нельзя же столько времени злиться из-за того несчастного бокала с коктейлем.

Дениз ответила ему тихим голосом:
-Дело не в бокале, Блейз. Просто Дитрих давно и безуспешно пытается меня клеить…

Она не договорила фразу, но Блейзу сразу же всё стало понятно. Он ещё раз посмотрел в глаза светловолосого грубияна, и осознал, увидев его наполненный тёмным пламенем взгляд, что отныне Дитрих его враг.



следующая страница >>