zabika.ru 1

ОБРАЗЕЦ ВЫПОЛНЕНИЯ ИЗЛОЖЕНИЯ С ТВОРЧЕСКИМ ЗАДАНИЕМ


Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, ле­жавшее на берегу. По бессловесному знаку ему подали трубу, он положил ее на спину подбежавшего счастливого пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом он углубился в рассматриванье листа карты, разложенного между бревнами. Не поднимая головы, он сказал что-то, и двое его адъютантов поскакали к польским уланам.

Что? Что он сказал? слышалось в рядах польских улан, когда один адъютант подскакал к ним.

Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый, старый человек, рас­красневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъю­танта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами ре­ку, не отыскивая брода. Он, с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтоб ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъ­ютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием.

Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: «виват!» и, скомандовав уланам идти за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замяв­шуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холод­но и жутко на середине и на быстрине течения. Уланы цепля­лись друг за друга, сваливаясь с лошадей. Лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть вперед на сторону и, несмотря на то, что за полверсты была перепра­ва гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недо­вольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.


Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одина­ково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку. Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и не­сколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот бе­рег. Но как только они вылезли в обмокнувшем со стекающими ручьями платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.

(415 слов) (Л. Толстой)

Задание

1.
Перескажите (подробно или сжато) отрывок из романа Л.H. Толстого «Война и мир» (т. III, ч.1, гл. II).

2. Дайте аргументированный ответ на вопрос: Почему Л.Н. Толстой отказывает Наполеону в величии?

Образец изложения
Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, ко­торое лежало около берега. По бессловесному знаку — взмаху руки — ему подали подзорную трубу, он положил ее на спину подбежавшего пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом импе­ратор углубился в изучение карты, разложенной между бревнами. Не поднимая головы, он что-то произнес, и адъютанты по­скакали к польским уланам.

Уланы встретили подскакавшего к ним адъютанта вопросом о том, что им приказывает великий император. Тот ответил, что нужно, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский полковник, красивый, уже пожилой человек, краснея и путаясь в словах от волнения, охватившего его, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ просил, чтобы ему позволили пере­плыть реку на глазах у императора. Адъютант сказал, что, вероят­но, такое проявление излишнего усердия не вызовет нареканий со стороны императора.

Как только адъютант сказал это, старый офицер со счастли­вым лицом, подняв кверху саблю, закричал: «Виват!» — и, дав уланам команду следовать за собой, пришпорил лошадь и поска­кал к реке. Толкнув замявшуюся лошадь, он бухнулся в воду, направляясь вглубь, к быстрине течения. Сотни уланов поскака­ли за ним. Было холодно и страшно. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, тонули и люди, и лошади, многие пытались плыть, держась за седло или гриву лошади. Они плыли вперед, на ту сторону, несмотря на то, что за полверсты была пе­реправа, гордились тем, что плывут и тонут на глазах великого человека, который даже не смотрел на них. Когда адъютант обратил внимание императора на предан­ность поляков, маленький человек в сером сюртуке встал и стал ходить взад и вперед по берегу, отдавая распоряжения и изредка недовольно поглядывая на тонущих улан.


Для Наполеона не бы­ло новостью, что его присутствие поражает людей и повергает их в состояние фанатического безумия. Он велел подать лошадь и поехал в свою стоянку. Человек сорок улан потонуло в Немане, несмотря на выслан­ную помощь. Большинство вернулось на этот берег. Полковник и несколько человек все же переплыли реку. Как только уланы, все мокрые, вылезли на берег, они закричали: «Виват!», глядя на то место, где недавно находился их кумир, и в ту минуту считали себя счастливыми.
Образец ответа на творческое задание

В сцене переправы через Неман французской армии Л.Н. Толстой показывает нам Наполеона одновременно «ма­леньким человеком в сером сюртуке» и великим императором, даже умереть на глазах у которого — счастье. Наполеон-человек смотрит, сидит, рассматривает карту, что-то произносит, ходит взад и вперед, как поступают все обычные люди, но его слова, само его присутствие, поступки могут сделать многих счастли­выми или обречь на смерть. Паж, спину которого Наполеон ис­пользует в качестве походного стола, счастлив тем, что таким образом «прикасается» к истории. Старый офицер, наверное, прошедший не одну войну, бессмысленно обрекает себя и своих людей на гибель, переполненный восторгом от того, что видит кумира так близко; польские уланы, переплывающие реку, гор­дятся тем, что плывут на глазах у императора.

Эти люди счастливы тем, что сражаются и умирают в при­сутствии великого человека. Фанатизм такого рода показан в романе не в первый и не в последний раз. Андрей Болконский мечтал о «своем Тулоне», Пьер Безухов в начале романа пред­стает перед нами яростным бонапартистом. Николай Ростов счастлив тем, что во время смотра войск Александр проехал мимо него, Петр Ростов в Москве наблюдает бессмысленную гибель людей, вызванную желанием увидеть царя-батюшку. И дело здесь, скорее всего, не в Наполеоне или Александре, а в том, что людям свойственно «создавать себе кумира». Никто не заставлял польского офицера и его солдат переправляться через Неман без брода, наоборот, старик сам просит об этом и боится получить отказ.


Наполеон в этой сцене показан с нескольких точек зрения: маленький человек (Наполеон был небольшого роста) отдает приказ о переправе через Неман; польские уланы и паж смотрят на маленького человека как на кумира; для адъютантов Наполе­он, прежде всего, — император, полководец, то есть начальство; Л.Н. Толстой видит все эти грани и дает возможность рассмот­реть их читателю.

Мы как бы «забываем» на время, что эта переправа — начало войны, что смертей, пусть не настолько бессмысленных, но все же противоестественных, будет много. Что движет людьми во время войны: желание защитить Отечество, сделать карьеру, умереть из-за несчастной любви, испытать себя? На эти вопросы будут отвечать главные герои. Кто движет людьми? На этот во­прос будет предлагать варианты ответа сам автор. У Толстого Наполеон — император и великий полководец — ничтожен и как человек, и как историческая личность. Случайность руково­дит историей, Толстой доказывает, что исторические события не зависят от воли отдельных лиц.

Автор романа развенчивает миф о «герое» и показывает ве­личие реальных событий истории, того процесса, что складыва­ется объективно, вне зависимости от желания или нежелания отдельных лиц. Все уже произошло (война, плен, пожар, расстрелы и т.д.), задача человека в этой ситуации — остаться Че­ловеком. Толстой часто показывает непоследовательность поступков Наполеона, снижая его образ, показывая мизерность, никчемность всеобщего кумира как человека и как полководца. | «Гений и злодейство две вещи несовместные». Там, где нет до­бра и простоты, по мысли Толстого, нет и таланта. В финале первого тома мы впервые встретились с Наполеоном-победителем. Своего героя увидел князь Андрей, лежа раненым на поле Аустерлица, и именно ему Толстой дает возможность оценить личность Наполеона, пока­зать ничтожность кумира перед небом, перед простыми и веч­ными ценностями: добром, любовью, жизнью. Сколько таких Наполеонов было, есть и будет, но все они меркнут на фоне не­ба, символизирующего человеческую жизнь, ее ценность. До­биться цели любой ценой, ласкать свое самолюбие, не осозна­вая предела власти над людьми, народами, государствами, мечтать о мировом господстве — удел вечных Наполеонов, Александров, Чингисханов. Толстой показал Наполеона на вершине славы, в лучах могущества и военного гения на фоне голубого вечного неба, противопоставив человека, мнящего се­бя богом, и небо, бога, который руководит судьбами людей. Но он рассказал и о его поражении, которое часто объясняют климатическими условиями нашей страны, цепью случайностей, фанатизмом местных жителей, поджигавших свое имущество, чтобы оно не досталось врагу, выходивших против ружей с ви­лами и топорами, чтобы защитить свою страну. Рассказал о том, почему победили русские и проиграли захватчики.

Толстой лишает Наполеона величия, развенчивает миф о ку­мире. Автора романа-эпопеи волнуют критерии оценки этого ге­роя историей. Пройти путь от солдата до императора можно, но какой ценой? Ценой жизни тысяч людей? Нет. Чтобы защитить свою семью и свою страну или чтобы тешить свое самолюбие, мечтая о мировом господстве? Тогда какой же это кумир? На ко­го хотели и хотят быть похожими миллионы людей? Развеять миф о Наполеоне, показать его истинную сущность — задача Л.Н. Толстого.