zabika.ru 1 2 3 4

Комментарий к ЗАКОНУ РФ


О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ1

от 27 декабря 1991 года №2124-1
(в ред. Федеральных законов от 13.01.1995 N 6-ФЗ, от 06.06.1995 N 87-ФЗ, от 19.07.1995 N 114-ФЗ, от 27.12.1995 N 211-ФЗ, от 02.03.1998 N 30-ФЗ, от 20.06.2000 N 90-ФЗ, от 05.08.2000 N 110-ФЗ, от 04.08.2001 N 107-ФЗ, от 21.03.2002 N 31-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ, от 25.07.2002 N 116-ФЗ)

(Извлечения)


<…>

Статья 18. Статус учредителя


Учредитель утверждает устав редакции и (или) заключает договор с редакцией средства массовой информации (главным редактором).

Учредитель вправе обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени (заявление учредителя). Максимальный объем заявления учредителя определяется в уставе редакции, ее договоре либо ином соглашении с учредителем. По претензиям и искам, связанным с заявлением учредителя, ответственность несет учредитель. Если принадлежность указанного сообщения или материала учредителю не оговорена редакцией, она выступает соответчиком.

Учредитель не вправе вмешиваться в деятельность средства массовой информации, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом, уставом редакции, договором между учредителем и редакцией (главным редактором).

Учредитель может передать свои права и обязанности третьему лицу с согласия редакции и соучредителей. В случае ликвидации или реорганизации учредителя – объединения граждан, предприятия, учреждения, организации, государственного органа его права и обязанности в полном объеме переходят к редакции, если иное не предусмотрено уставом редакции.

Учредитель может выступать в качестве редакции, издателя, распространителя, собственника имущества редакции.

1. Статья определяет правовой статус учредителя средства массовой информации, его правомочия, законные пределы его прав и обязанностей по отношению к редакции СМИ, учредителем которого он является. Как говорилось выше, необходимо различать учредителя СМИ, о котором идет речь в данной статье, и учредителя редакции СМИ, то есть учредителя юридического лица, если редакция зарегистрирована как юридическое лицо (см. подробнее комментарий к абз. 8 ст. 2 настоящего Закона и п. 2 комментария к ст. 7). Их правовой статус и правомочия различны. Учредителем (соучредителем) СМИ могут выступать гражданин, объединение граждан, предприятие, учреждение, организация, государственный орган. Не может выступать учредителем: гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста либо отбывающий наказание в местах лишения свободы по приговору суда, либо душевнобольной, признанный судом недееспособным; объединение граждан, предприятие, учреждение, организация, деятельность которых запрещена по закону; гражданин другого государства или лицо без гражданства, не проживающее постоянно в Российской Федерации, что закреплено статьей 7 данного Закона (см. комментарий к статье).


2. Настоящая статья говорит, что учредитель утверждает устав редакции и (или) заключает договор с редакцией средства массовой информации (главным редактором). Устав, в соответствии с законодательством и вместе с ним, определяет правовой статус данной редакции и определяет основные взаимные права и обязанности учредителя, редакции, главного редактора, журналистов – штатных сотрудников редакции, порядок управления, деятельности, ликвидации редакции СМИ и т.д. Норма закона о СМИ в этой части аналогична норме статьи 52 Гражданского кодекса РФ, где говорится об учредительных документах юридического лица, их содержании и устанавливается, что учредительный договор заключается, а устав утверждается его учредителями.

До утверждения устава редакции, а также если редакция состоит менее чем из десяти человек, ее отношения с учредителем СМИ могут определяться заменяющим устав договором между учредителем и редакцией (главным редактором), как определено ч. 3 ст. 20 настоящего Закона. При этом таким договором регулируются взаимоотношения редакции и ее учредителя, включая вопросы, перечисленные в п. 1–5 части 2 ст. 20, приведенные выше.

Договор может быть заключен как наряду с утвержденным уставом (ч. 1 ст. 18, ч. 3 ст. 20 настоящего Закона), так и может заменять его до его утверждения (ч. 3 ст. 20 настоящего Закона), а может выступать вместо него, если редакция состоит менее чем из десяти человек, являясь основным документом, регламентирующим правоотношения учредителя и редакции (главного редактора) (ч. 3 ст. 20 настоящего Закона).

3. Содержание устава определено в ст. 20 настоящего Закона. В уставе редакции СМИ обязательно должны найти свое отражение следующие положения: 1) взаимные права и обязанности учредителя, редакции, главного редактора; 2) полномочия коллектива журналистов – штатных сотрудников редакции; 3) порядок назначения (избрания) главного редактора, редакционной коллегии и (или) иных органов управления редакцией; 4) основания и порядок прекращения и приостановления деятельности средства массовой информации; 5) передача и (или) сохранение права на название, иные юридические последствия смены учредителя, изменения состава соучредителей, прекращения деятельности средства массовой информации, ликвидации или реорганизации редакции, изменения ее организационно-правовой формы; 6) порядок утверждения и изменения устава редакции, а также иные положения, предусмотренные настоящим Законом и другими законодательными актами.


Законодатель сознательно ограничил пределы возможного вмешательства учредителя в деятельность редакции СМИ, охраняя свободу массовой информации и профессиональную независимость журналистов. Право учредителя обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени (заявление учредителя) – едва ли не единственное правомочие, допускающее определенное вмешательство учредителя СМИ в деятельность редакции. Любые дополнительные права учредителя должны быть особо оговорены в уставе (с согласия журналистского коллектива, как того требует ч. 1 ст. 20 настоящего Закона) или в договоре между учредителем и редакцией, причем они не должны противоречить настоящему Закону и иным актам законодательства Российской Федерации, что прямо указано в ст. 17 Закона о СМИ). Так например, требование предварительного согласования готовящихся к публикации сообщений и материалов с учредителем следует рассматривать в качестве цензуры, что противоречит целому ряду положений Закона РФ о СМИ и других нормативных актов, в том числе Конституции РФ. Введение такого рода «правомочий» учредителя в устав или договор между редакцией и учредителем недопустимо, о чем неоднократно высказывалась и Судебная палата по информационным спорам, признавая подобные действия «необоснованными и неправомерными»2.

4. Закон не дает определения терминов «сообщение», «материал», а также термина «заявление учредителя», который он использует как обобщающий для первых двух. Ни в одном другом нормативном акте термин «заявление учредителя» не повторяется и не интерпретируется. Следуя логике законодателя, такое разнообразие понятий для характеристики одного же объекта дано с тем, чтобы дать понять, что данное «заявление учредителя» включает в себя любую по форме и содержанию информацию, независимо от формы ее представления, будь то в письменной, устной, графической или иной форме, помещаемое в СМИ по инициативе учредителя, от его имени и ответственность за распространение которого несет сам учредитель, по сути, автор данного сообщения.


Анализируя данное положение Закона, можно прийти к выводу, что сообщение должно носить более информационный характер, нежели материал, даже скорее характер объявления, целью которого является информирование общественности о том или ином событии или факте. Под материалом, в свою очередь, можно понимать сведения, содержащие как фактологическую информацию (сведения о лицах, событиях, фактах, явлениях и процессах)3, так и информацию оценочного характера; аналитические, систематизированные и иные сведения.

В специальной литературе, в частности, в психолингвистическом исследовании «Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации»4 (осуществленном группой ученых-лингвистов под руководством А.А. Леонтьева, профессора, доктора филологических и психологических наук, академика Российской академии образования, ректора Института языков и культур им. Л.Н. Толстого) дается некоторое пояснение терминов «сообщение», «сведения», «фактологическая», «оценочная информация» и т.д. В данном научном исследовании указывается на то, что термин «сообщение» имеет по крайней мере два синонима – «сведения» и «утверждения». «Однако они в текстах права не ограничены от других терминов и не определены. <...> В целом можно определить сведения как любые тексты, содержащие описание (и, возможно, оценку) тех или иных событий или отдельных компонентов этих событий. <...> Они могут быть фактологическими и оценочными, истинными и ложными и т.д. <...> Сведения могут разглашаться и распространяться. <...> Они могут выражаться в разных языковых формах».

Таким образом, на наш взгляд, позволительно дать следующее формальное определение: «заявление учредителя» – это сведения, выраженные в любой доступной для распространения через СМИ форме (устной, письменной, графической и иной), несущие информацию о лицах, событиях, фактах, явлениях и процессах (фактологическую информацию) и, возможно, их анализ и оценку, основными характеризующими признаками которого, имеющими юридическое значение, являются:


1) обязательность опубликования для редакции СМИ, учредитель которого помещает данное заявление;

2) бесплатность опубликования;

3) временной показатель («в указанный срок»);

4) принадлежность заявления учредителю (в случае указания на эту принадлежность ответственность по претензиям и искам, связанным с заявлением учредителя, несет сам учредитель, в противном случае редакция будет выступать соответчиком).

Очевидно, что если хотя бы один из юридически определяющих признаков отсутствует, материал не должен признаваться заявлением учредителя, и на его опубликование, соответственно, не должны распространяться правила настоящей статьи. Его опубликование не будет влечь оговоренных в данной статье правовых последствий.

Очевидно, что если бы редакции публиковали заявления своих учредителей без ограничения их объема, то многие газеты состояли бы только из данных заявлений (в особенности когда учредителями выступают органы государственной власти и местного самоуправления, политические партии и организации). Аппетиты и политические амбиции многих учредителей существенно превосходят фактические объемы печатных изданий или продолжительность эфирного вещания телерадиокомпаний. Именно поэтому закон предусматривает необходимость оговорить в уставе, договоре или ином соглашении между учредителем и редакцией максимальный объем заявления (хотя закон и не поясняет, что имеется в виду под «объемом» заявления, в чем измеряется данный объем, но простая логика подсказывает, что это печатная площадь, эфирное время или иной объективный, измеряемый показатель). Помимо этого в уставе (договоре, соглашении) могут дополнительно оговариваться и иные условия размещения заявления учредителя, например: периодичность, на какой полосе печатного издания (в какое время выхода в эфир) помещается заявление, его возможная тематика, особые случаи и условия, дающие право редакции отказаться от опубликования заявления, сроки предоставления рукописи в редакцию, обязательность согласования со всеми соучредителями, процедура разрешения споров и т.д.


Законодательством установлена ответственность редакции СМИ (и/или редактора, журналиста редакции – автора опубликованного материала) за распространение сведений, представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации (в смысле ст. 4 настоящего Закона), сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица, ущемляющих права и законные интересы граждан (в порядке ст. 150–152 ГК РФ – например, право на защиту чести, достоинства и деловой репутации, право на неприкосновенность частной жизни, право на имя, право на авторство, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага); разглашение государственной и иной охраняемой законом тайны (например, тайны переписки, телефонных и телеграфных сообщений, коммерческой, банковской, нотариальной, медицинской тайны, тайны следствия и дознания и т.д.) и т.д.

Постановление Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и деловой репутации граждан и юридических лиц» № 11 от 18 августа 1992 года в пункте 6 указывает: «Ответчиками по искам об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство или деловую репутацию, являются лица, распространившие эти сведения. Если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. При опубликовании или ином распространении таких сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации»5.

Таким образом, редакция СМИ несет ответственность за распространенные ею материалы и сообщения и, если является юридическим лицом, самостоятельно отвечает за нарушения закона в суде. Исключение составляют лишь случаи, прямо оговоренные в Законе о СМИ (см. ст. 57 настоящего Закона и комментарий к ней). В случае возникновения претензий по распространенному средством массовой информации материалу в качестве ответчика, как правило, привлекается редакция. Именно поэтому Закон предусматривает для нее прямое освобождение от ответственности в случае опубликования заявления учредителя, если редакцией указана принадлежность данного материала учредителю (в соответствии с требованиями ст. 18). Статья 57 корреспондирует статье 18 и фактически дублирует данное освобождение, предусматривая освобождение редакции, главного редактора, журналиста от ответственности, если распространенные сведения, не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющие права и законные интересы граждан, либо представляющие собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, присутствуют в обязательных сообщениях <...>. Очевидно, под обязательным сообщением здесь понимается в том числе и заявление учредителя, обязательное для опубликования.


Если принадлежность материала учредителю не оговорена, редакция привлекается в качестве соответчика. Это означает, что отсутствие указания на принадлежность данного материала учредителю фактически лишает его правового режима обязательного сообщения учредителя. Однако это не означает, что учредитель полностью уйдет от ответственности и единственным ответчиком останется редакция. Именно поэтому законодатель использует термин «соответчик», а не «ответчик». Следует заметить, что часто учредители, в случае предъявления претензий по их сообщениям и материалам, отказываются от своего «авторства» на них, если это не является очевидным и у редакции не осталось доказательств принадлежности материала учредителю и на данную принадлежность не указывалось при опубликовании сообщения учредителя. В таком случае редакция должна будет в суде доказать принадлежность данного материала учредителю, иначе вся ответственность за распространение данного материала будет возложена только на редакцию СМИ. Если редакция сможет доказать в суде принадлежность данного материала учредителю (письменными доказательствами, свидетельскими показаниями), то, очевидно, суд будет решать вопрос о привлечении учредителя в качестве соответчика. При этом, исходя из смысла закона, редакция все равно останется в числе соответчиков наравне с учредителем (если только суд не признает материал без указания на его принадлежность учредителю именно обязательным сообщением – заявлением учредителя и не освободит редакцию от ответственности в соответствии со ст. 57 Закона).

5. Часть 3 настоящей статьи устанавливает запрет для учредителя на вмешательство в деятельность редакции средства массовой информации, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом, уставом редакции, договором между учредителем и редакцией (главным редактором). Круг полномочий учредителя по отношению к редакции, которые могли бы влиять на редакционную политику, устанавливать пределы критики, пределы вмешательства редакции в общественные события и иным образом влиять на процесс производства и выпуска продукции СМИ, весьма ограничен Законом. Фактически он начинается и заканчивается правом бесплатно и в указанный срок поместить заявление учредителя, которое редакция не вправе каким-либо образом редактировать. Правда за учредителем остается право осуществлять контроль за эффективным использованием закрепленного за редакцией имущества, назначать и освобождать от должности главного редактора, принимать решения о ликвидации редакции как юридического лица, увеличивать или уменьшать объем финансирования, что на практике позволяет весьма эффективно влиять на редакционную политику.


Дополнительные гарантии редакционной независимости, в том числе и от возможного вмешательства учредителя, могут быть установлены в редакционных документах – в первую очередь в уставе, а также в договорах между редакцией (главным редактором) и учредителями (индивидуальных договорах между редакцией и каждым из учредителей в отдельности). «Законодательное ограничение прав учредителей пока не привело к изменению их ментальности и отказу от формулы «кто платит, тот и заказывает музыку». Поэтому сегодня на практике обычным финалом борьбы учредителя с редакцией, проводящей независимую политику, становится его решение о прекращении деятельности СМИ или об отказе от своих прав и обязанностей в отношении него. Если, как правило, местная администрация является учредителем, то после обычных в подобных ситуациях угроз следует решение о «прекращении учредительства» с непременным предписанием коллективу редакции освободить занимаемое помещение.

Именно по такому сценарию действовал, например, начальник управления печати и информации администрации Брянской области Ч., направив 1 декабря 1997 г. главному редактору газеты «Сельская новь» П.Г. Обыночному официальное письмо о выходе управления печати из состава соучредителей газеты с 1 марта 1998 года и, соответственно, о прекращении финансирования газеты в объемах, предусмотренных учредительным договором. В качестве мотивов данного решения начальник управления назвал систематическое нарушение редакцией газеты требований учредительного договора об объективном и всестороннем освещении проблем общественно-политической и социально-экономической ситуации в районе. На собрании коллектива редакции представитель управления прямо заявил: «Районная газета не имеет права влезать в политическую полемику. Слишком много она позволяет себе вольностей. Много допускается политиканства. Управление печати и информации – как соучредитель «Сельской нови» – не может больше содержать такую газету»6.

Судебная палата по информационным спорам справедливо отметила в своем решении, что позиция Управления не соответствует требованиям статей 18, 19 и 47 Закона о СМИ, в которых четко определены полномочия учредителя, закреплены право журналиста излагать в сообщениях и материалах свои личные суждения и оценки, а также принцип профессиональной самостоятельности редакций. Ничто в действующем федеральном законодательстве не дает права соучредителю определять политическую линию газеты и препятствовать журналистам свободно высказывать свои мнения по самым острым вопросам жизни района, области и всей страны. Судебная палата расценила отказ управления от соучредительства как способ фактического закрытия газеты по политическим мотивам. Одновременно она отметила, что действия управления существенным образом нарушают права подписчиков газеты, авансировавших издание в 1998 году именно этой газеты, со свойственной ей позицией, кругом авторов и т.д.»7.


К сожалению, ситуация, подобная описанной выше, не единична. Не случайно Судебная палата признала такой выход из состава учредителей фактически одной из форм ущемления редакционной независимости, так как это не случайность, а система. Об этом было сказано и в Рекомендации Госкомпечати России, Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ и Союза журналистов России, принятой на совместном заседании 28 апреля 1999 г. Там подчеркивается, что учредитель не обладает полномочиями прекращения или приостановки деятельности СМИ (в том числе и в форме отказа от бюджетного финансирования), если такая возможность и порядок прямо не предусмотрены уставом редакции (ч. 2 ст. 16 Закона о СМИ). Его выход из состава соучредителей СМИ может иметь место только в форме передачи соответствующих прав и обязанностей третьему лицу с согласия редакции и соучредителей8.

6. Часть 4 комментируемой статьи предусматривает возможность передачи учредителем своих прав и обязанностей третьему лицу с согласия редакции и соучредителей. Необходимо иметь в виду, что настоящий Закон рассматривает учредителя как совокупность всех соучредителей, выступающих в качестве учредителя совместно (см. ст. 7 Закона и комментарий к ней). Закон предусматривает определенное ограничение прав учредителя на свободу распоряжения своими правами относительно учрежденной им редакции СМИ. Такая передача прав третьему лицу возможна только с согласия редакции и соучредителей. Причем в качестве третьего лица может выступать как другой соучредитель, так и сама редакция и новый субъект отношений по учредительству, отвечающий требованиям ст. 7 настоящего Закона. Изменение состава учредителей влечет обязательную перерегистрацию СМИ, внесение соответствующих изменений в устав редакции СМИ, договор между редакцией и учредителем. Сложение с себя полномочий относительно редакции СМИ не влечет погашения обязательств, взятых на себя прежним учредителем. По общему правилу, установленному в п. 1 ст. 313 ГК РФ, «исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом»9. Иными словами, новый учредитель, которому предыдущий учредитель передал свои права и обязанности относительно СМИ, исполняет обязательства предыдущего учредителя и редакция обязана принять их исполнение от нового учредителя.


Право учреждать СМИ является сугубо субъективным правом, реализация или отказ от реализации которого зависят только от доброй воли субъекта. Никто не может быть обязан (принужден) учредить СМИ, выступить соучредителем уже зарегистрированного СМИ или выйти из состава учредителей – это правомочие находится исключительно в сфере усмотрения потенциального учредителя. Именно поэтому Закон предоставляет учредителю право передать свои права и обязанности третьему лицу с согласия редакции и соучредителей.

7. Часть 4 ст. 18 настоящего Закона также устанавливает, что в случае ликвидации или реорганизации учредителя – объединения граждан, предприятия, учреждения, организации, государственного органа его права и обязанности в полном объеме переходят к редакции, если иное не предусмотрено уставом редакции.

Порядок ликвидации юридических лиц (предприятий, учреждений, организаций) установлен действующим законодательством в ст. 61 и ст. 65 ГК РФ. Порядок ликвидации объединений граждан регулируется в ст. 44 Закона РФ «Об общественных объединениях».

В соответствии со ст. 61 ГК РФ, «юридическое лицо может быть ликвидировано:

– по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано, или с признанием судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер;

– по решению суда в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, либо при систематическом осуществлении общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом деятельности, противоречащей его уставным целям», а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ».


При этом требование о ликвидации юридического лица по перечисленным основаниям может быть предъявлено в суд государственным органом или органом местного самоуправления, которому право на предъявление такого требования предоставлено законом.

Ликвидация юридического лица следует и в случае признания его банкротом, что установлено в ст. 65 ГК РФ и регулируется специальным законодательством. В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности и банкротстве10, банкротом может быть признано юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией (за исключением казенного предприятия) потребительским кооперативом, благотворительным и иным фондом. В силу принятия закона о некоммерческих организациях, перечень юридических лиц, которые могут быть признаны банкротами, должен быть дополнен еще двумя организационно-правовыми формами – «некоммерческое партнерство» и «автономная некоммерческая организация». Это связано с потенциальной возможностью данных организаций активно участвовать в коммерческой деятельности.

Юридическое лицо признается банкротом в судебном порядке либо объявляет о своем банкротстве самостоятельно и добровольно ликвидируется. Основания признания юридического лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, порядок ликвидации такого юридического лица устанавливается в упомянутом Федеральном законе.

Объединение граждан (общественное объединение) может быть ликвидировано по решению съезда (конференции) или общего собрания в соответствии с уставом данного общественного объединения (на основании ст. 26 Федерального закона «Об общественных объединениях») либо судом (на основании ст. 44 этого же Федерального закона) в случаях:

– нарушения требований ст. 16 ФЗ «Об общественных объединениях», запрещающей создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни;


– виновного нарушения своими действиями прав и свобод граждан;

– неоднократных или грубых нарушений закона или иных правовых актов либо при систематическом осуществлении общественным объединением деятельности, противоречащей его уставным целям.

Заявление в суд о ликвидации общероссийского или международного общественного объединения по указанным в данной статье основаниям вносится Генеральным прокурором Российской Федерации. Заявление в суд о ликвидации межрегионального, регионального и местного общественных объединений по указанным в данной статье основаниям вносится прокурором соответствующего субъекта Российской Федерации в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации».

8. Порядок реорганизации юридического лица установлен ст. 57 ГК РФ и может происходить в следующих формах: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование. Реорганизация осуществляется по решению учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. В ряде случаев реорганизация (разделение, выделение из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц) происходит по решению уполномоченных на то органов или по решению суда. Юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации (внесения в единый государственный реестр юридических лиц) вновь возникших юридических лиц. Реорганизация является способом как прекращения деятельности юридического лица, так и возникновения новых юридических лиц.

По общему правилу (ст. 58 ГК РФ) при реорганизации юридических лиц (за исключением реорганизации одного юридического лица в другое) имеет место универсальное правопреемство (ч. 1 ст. 129 ГК РФ), когда к правопреемнику переходят в качестве единого целого на основании одного акта (передаточного акта) все права и обязанности правообладателя. Причем при реорганизации правопреемнику переходят не только обязательства (о чем говорится в п. 1 ст. 59 ГК РФ), но и неимущественные права реорганизуемого юридического лица (лиц). Любое исключение из данного правила должно быть установлено законом. Именно таким исключением является п. 4 ст. 18 Закона РФ «О СМИ», который прямо устанавливает, что при реорганизации учредителя (объединения граждан, предприятия, учреждения, организации, государственного органа) его права и обязанности по отношению к учрежденному им СМИ в полном объеме переходят не к правопреемнику учредителя, а к редакции, если иное не предусмотрено уставом редакции. Права и обязанности юридического лица-учредителя СМИ могут перейти к его правопреемнику (при реорганизации) в общем порядке процедуры передачи ему данных прав, как указано в части 4 настоящей статьи, как третьему лицу с согласия редакции и других соучредителей.


Очевидно, законодатель предусмотрел данное положение, с одной стороны, подчеркивая субъективный характер права на учреждение СМИ, а с другой стороны, в качестве дополнительной гарантии редакционной самостоятельности и невмешательства нового учредителя (в лице правопреемника старого учредителя) в профессиональную деятельность редакции СМИ. Таким образом, частью 4 ст. 18 Закона о СМИ установлено исключение из общего правила универсального правопреемства, при котором к правопреемнику переходят все права и обязанности, кроме прав учредителя средства массовой информации.

Согласно части 5 комментируемой статьи, учредитель может выступать в качестве редакции, издателя, распространителя, собственника имущества редакции.

Закон РФ о СМИ в статье 2 дает понятия редакции СМИ, издателя и распространителя (см. ст. 2 и комментарий к ней). Под редакцией СМИ Закон понимает организацию, учреждение, предприятие либо гражданина, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации.

Под издателем понимается издательство, иное учреждение, предприятие (предприниматель), осуществляющее материально-техническое обеспечение производства продукции средства массовой информации, а также приравненное к издателю юридическое лицо или гражданин, для которого эта деятельность не является основной либо не служит главным источником дохода.

Под распространителем понимается лицо, осуществляющее распространение продукции средства массовой информации по договору с редакцией, издателем или на иных законных основаниях.

Понятие собственника имущества редакции законом не определено. Гражданский кодекс РФ (раздел II, глава 13) достаточно подробно регламентирует право собственности. Собственником имущества в РФ признаются граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (п. 1 ст. 212 ГК РФ). Первая часть ст. 212 ГК РФ закрепляет формы собственности – частная государственная, муниципальная и иные формы собственности. В соответствии с п. 2 ст. 8 Конституции РФ, где говорится о равенстве всех форм собственности, п.4 ст. 212 ГК РФ устанавливает равную защиту всех форм собственности.


Гражданский кодекс также регламентирует и виды имущества, которые могут находиться в той или иной форме собственности, у того или иного субъекта права собственности. Собственник вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, распоряжаться им иным способом. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему) (п. 4 ст. 209 ГК РФ). Также собственник имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, может передать его в хозяйственное ведение государственному или муниципальному унитарному предприятию (294–295, 299 ГК РФ) или оперативное управление (ст. 296–299 ГК РФ) казенному предприятию или учреждению, независимо от того, кто (государство, муниципальное образование, юридическое лицо) выступает их собственником. Так имущество может быть передано и редакции СМИ.

С точки зрения Закона о СМИ в качестве учредителя может выступить любой из субъектов права СМИ – редакция, издатель, распространитель, собственник имущества редакции. Возможное совмещение статусов не раз упоминается в настоящем Законе. Так согласно ч. 5 ст. 18 учредитель вправе выступить в роли редакции, издателя, распространителя, собственника имущества; согласно ч. 4 ст. 19 – редакция вправе выступить в роли учредителя, издателя, распространителя, собственника имущества редакции; и, наконец, в тех же ролях может выступать издатель, о чем говорится в ч. 2 ст. 21 настоящего Закона. Эта гибкая система совмещения статусов весьма демократична и прогрессивна, так как позволяет существовать на рынке самым разным, с точки зрения организационной модели, средствам массовой информации. Один из авторов данного Закона М.А. Федотов называет это «изменяющейся геометрией правоотношений», вырастающей как до «пятиугольника», где редакция, учредитель, издатель, распространитель и собственник имущества редакции – разные лица, так и сокращающейся до «точки», когда в одном лице совмещаются статусы учредителя, редакции, издателя, распространителя и собственника СМИ11.
Статья 19. Статус редакции


следующая страница >>