zabika.ru 1 2 3 4

ВИКТОР ГАЙМ

СЛУЖАНКА

Пьеса в двух действиях, четырех эпизодах

Перевод с французского И.Мягковой

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


ЮДИФЬ


ДОКТОР ДЕМЕСТРЕ


ЛЮДОВИК


СТАРЫЙ ХОЗЯИН

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


Эпизод первый


Сельская местность, ХУШ век.

Луг с высокой травой. Среди луга – одинокое дерево, на котором висит, ухватившись за ветку, ДОКТОР ДЕМЕСТРЕ. Ясно, что он спасается от собак: их присутствие

ощутимо, слышится яростный лай. Под деревом валяется брошенная доктором сумка с медицинскими инструментами.

ДЕМЕСТРЕ Помогите! Спасите! На помощь! Есть кто-нибудь в этой растреклятой деревне? Помогите! Помогите!

Появляется грациозная босоногая служанка. Это ЮДИФЬ.

ЮДИФЬ Мне, право, очень жаль, мсье. (Собаке) Замолчи! Да уймись, наконец!

ДЕМЕСТРЕ Собак надо держать на цепи! Тем более – таких бешеных. Почему вы не следите за своим зверьем?

ЮДИФЬ Уверяю вас, собака не виновата. Это ее долг – не подпускать к дому посторонних. Она так приучена.

ДЕМЕСТРЕ Но в данном случае она явно переусердствовала.

ЮДИФЬ Если сейчас наказать собаку за рвение, как быть, когда вся ее бдительность и вся ярость потребуются нам сполна?

ДЕМЕСТРЕ Я могу слезть?

ЮДИФЬ О да. Вампир далеко.

ДЕМЕСТРЕ Как, вы сказали, зовут собаку?

ЮДИФЬ Вампир.

ДЕМЕСТРЕ Прелестно.

ЮДИФЬ Вам помочь?

ДЕМЕСТРЕ Нет, нет, всё в порядке. (Как раз в этот момент он чуть не падает) ЮДИФЬ Боже мой, вы не ушиблись?

ДЕМЕСТРЕ Помогите, пожалуйста. (Она помогает) Благодарю!

ЮДИФЬ Осторожно! Сюда! Потихонечку! Вот так! Не торопитесь. Ну вот и всё. Вы можете ступить на землю.

ДЕМЕСТРЕ Уф! Простите меня. Я был раздражен. И груб.

ЮДИФЬ Он вас не укусил?

ДЕМЕСТРЕ Нет! Нет, нет. Но он укусил мою лошадь, что совершенно некстати.


ЮДИФЬ Не знаю, что и сказать в оправдание.

ДЕМЕСТРЕ Она, очевидно, страшно испугалась. И понесла. А перед деревом внезапно остановилась, и я упал. Нелепо.

ЮДИФЬ Лошадь вашу мы найдем. Она не могла далеко уйти. В той стороне – река, а с этой – глубокие овраги.

ДЕМЕСТРЕ По правде говоря, я даже не могу объяснить, что привело ее в такую панику. Ведь это лошадь, привычная к грому пушек, крикам раненых, барабанному бою. Вы не находите, что всё это странно?

ЮДИФЬ Вы не знаете животных… Их поведение может таить неожиданность даже для тех, кого они признают.

ДЕМЕСТРЕ Я не ветеринар.

ЮДИФЬ Насколько я понимаю, вы – военный.

ДЕМЕСТРЕ Я – врач.

ЮДИФЬ Очень рада.

ДЕМЕСТРЕ Приятно познакомиться. Мое имя – Деместре.

ЮДИФЬ Доктор Деместре?

ДЕМЕСТРЕ Да, доктор Деместре. И нахожусь при исполнении служебных обязанностей.

ЮДИФЬ Странную позицию вы для этого избрали!

ДЕМЕСТРЕ Ну и денек! Сначала меня чуть не разорвал на куски…э…Вампир, так, кажется, его имя; вслед за тем я встречаю чудесную избавительницу, остаюсь в живых. И что же! Теперь рискую умереть вновь: от вашего сарказма!

ЮДИФЬ Нечасто приходится видеть светило медицины так высоко в небе. ( Показывает на ветки дерева )

ДЕМЕСТРЕ Вы опять за своё! Затравили вконец.

(Смеются)

ЮДИФЬ Обещайте мне посмеяться над вашим печальным приключением, и взамен я обещаю вам бросить мою иронию на съедение собакам, вместо кости.

ДЕМЕСТРЕ Сделка состоялась. Сейчас попытаюсь улыбнуться. Ай!

ЮДИФЬ Вам больно?

ДЕМЕСТРЕ Ничего. Можете издеваться сколько угодно, но…да, я неженка, признаюсь. И, возможно, этим и объясняется то особое внимание, которое я придаю физическим страданиям.

ЮДИФЬ Значит, я говорю с доктором Деместре!

ДЕМЕСТРЕ Вы заинтригованы? В самом деле, в продолжение всей этой долгой, долгой войны мне довелось быть личным врачом одного великого и весьма известного воина.


ЮДИФЬ Не скромничайте. Я знаю: вы спасли ему жизнь.

ДЕМЕСТРЕ Признательность затягивает, как тихий омут семьи. Как только что-нибудь разлаживается в его драгоценной особе, он меня призывает. Это единственный пациент, ради которого я перемещаюсь на такие расстояния. И потом, как ни парадоксально это звучит, когда спасаешь кому-нибудь жизнь, навсегда потом чувствуешь себя его должником.

ЮДИФЬ Доктор, как бы мне хотелось, чтобы вы провели с нами какое-то время… Согласны? Не отказывайтесь, прошу вас.

ДЕМЕСТРЕ Никак не могу. Но чем больше слушаю вас, тем больше проклинаю необходимость исполнять священный долг врача. Однако, столько пациентов ждет моего возвращения.

ЮДИФЬ И каких пациентов!
ДЕМЕСТРЕ О да. Дворяне. А также буржуа, которые делают всё, чтобы стать дворянами. Некоторые врачи специализируются в той или иной области медицины. Что касается меня, то я специализируюсь в области клиентуры. Это значит, что есть клиенты, которые выбирают меня. Сам я, разумеется, чужд идее отбора.

ЮДИФЬ Разумеется...

ДЕМЕСТРЕ Вы мне верите?

ЮДИФЬ Безусловно, доктор. Безусловно.

ДЕМЕСТРЕ Эта привилегированная, как ее называют, клиентура больше ценит внимательное отношение к ее жалобам, нежели назначаемое лечение. Как правило. Я трачу уйму времени на выслушивание их откровений, на разубеждение и гораздо меньше – на преодоление самих недугов. Иногда достаточно едкого замечания в адрес тех, кого они ненавидят, ободряющего слова по поводу ведущейся тяжбы или добрых новостей о здоровье короля, как горячка спадает. Я часто спрашиваю себя, при чем тут медицина.

ЮДИФЬ Полагаю, что медицина имеет к этому прямое отношение.

ДЕМЕСТРЕ Вы так считаете? (Пауза) По правде говоря, я тоже так думаю.

(Смеются)

ЮДИФЬ Если я не ошибаюсь, вы посещаете также короля…И королеву, само собой разумеется.

ДЕМЕСТРЕ Да. Они оба очень простые люди. И необычайно милые, поверьте.


ЮДИФЬ Такой врач, как вы… и путешествуете без экипажа!

ДЕМЕСТРЕ Я испытываю ужас при виде сопровождающего меня эскорта. Всё кажется, что меня везут в тюрьму. И потом эта длинная прогулка, входящая в программу моего визита к генералу, приятна только тогда, когда ты – один. Я полагаюсь на мою лошадь. Вернее, я на нее полагался, так как на этот раз она меня подвела, и я совершенно теперь не представляю, где нахожусь. Зато полностью удовлетворен обществом той, в чьем обществе имею честь быть.

ЮДИФЬ Решительно, вы стараетесь мне доказать, что , в конечном счете, прощаете нашим собакам.

ДЕМЕСТРЕ Вашим собакам?
ЮДИФЬ Ну да. Вы имели дело только с Вампиром. А есть еще Огр и Люцифер, и они гораздо злее.

ДЕМЕСТРЕ Но теперь-то я под защитой…если только вы не имеете дурных намерений в отношении меня.

ЮДИФЬ Вы должны были в этом убедиться. Собака мне послушна. Они все слушаются меня.

ДЕМЕСТРЕ Вы – фея.

ЮДИФЬ Что касается моих намерений, я только что вам о них говорила: окажите нам честь отдохнуть немного у нас…

ДЕМЕСТРЕ Хорошо. Пусть будет так. Поддаюсь искушению. На время, пока моя лошадь придет в себя после этого приключения.

ЮДИФЬ Я убеждена, что она направилась к дому. Практически ей некуда больше деться. Если только она не решила сломать себе шею на дне оврага.

ДЕМЕСТРЕ Бог мой! Я все спрашиваю себя, по каким же дорогам нас носило, что мы так заблудились. Либо я безумен, либо заснул в седле, но это вовсе не та дорога…

ЮДИФЬ (продолжает фразу)… которая ведет к замку генерала де Наллау.

ДЕМЕСТРЕ Я не разглашал профессиональной тайны… Вы, стало быть, так хорошо меня знаете…

ЮДИФЬ Что за первоклассный больной, генерал де Наллау!

ДЕМЕСТРЕ Да. И смею вас уверить: этот больной прекрасно себя чувствует.

ЮДИФЬ Тем лучше.

(Пауза)

ДЕМЕСТРЕ Что меня удивляет, так это очевидное отсутствие деревни. Вы живете в месте совершенно пустынном…


ЮДИФЬ Да, очень уединенном.

ДЕМЕСТРЕ Какой благословенный край…

ЮДИФЬ Я очень его люблю.

ДЕМЕСТРЕ И хорошо знаете окрестности?

ЮДИФЬ Плохо. Я не отсюда.

ДЕМЕСТРЕ Но муж ваш, наверное, здешний уроженец?

ЮДИФЬ Доктор, вы пытаетесь поставить диагноз, но без моей помощи вам едва ли это удастся. Моего мужа нет в этом доме. Я не знаю, где он. А он, без сомнения, неуверен, что когда-нибудь ему суждено увидеть меня. И покончим с этим.

ДЕМЕСТРЕ Но…

ЮДИФЬ Сведения не очень подробные, но я считаю, что вам их вполне достаточно. Не так ли?

ДЕМЕСТРЕ Э…Конечно. Конечно!

ЮДИФЬ Там живут Людовик и его отец. Это мои хозяева.

ДЕМЕСТРЕ Ваши хозяева?

ЮДИФЬ Да, я – служанка в доме. Вы удивлены, я вижу. Тогда скажем иначе: экономка.

ДЕМЕСТРЕ Экономка? Вы…

ЮДИФЬ Я на службе у старого хозяина. Он очень, очень стар.

ДЕМЕСТРЕ Сколько же ему лет?

ЮДИФЬ Думаю, больше ста.

(ДЕМЕСТРЕ смеется)

Не смейтесь. Это правда. Вы мне не верите?

ДЕМЕСТРЕ Ну…верю. Это…В сущности, в этом нет ничего сверхъестественного. Полагаю, что в подобном возрасте особенно нуждаешься в существе скромном, приятном, преданном…Вы как бы заменяете ему дочь.

ЮДИФЬ Да, я при нем почти неотлучно. Кормлю супом, одеваю, прихорашиваю. На ночь подтыкаю одеяло, жду, пока он заснет. Если только он намерен лечь в постель в этот вечер, бедняжка.

ДЕМЕСТРЕ У него бессонница?

ЮДИФЬ Да, очень часто.

ДЕМЕСТРЕ Про детей говорят: умен не по летам, а здесь старик прыток не по годам.

ЮДИФЬ Ночи напролет, особенно летом, он проводит без сна. И при этом ужасно мучается.

ДЕМЕСТРЕ Разумеется. Всякая аномалия в поведении имеет объяснение: этот человек болен.

ЮДИФЬ Доктор, мне кажется необходимым внести некоторые уточнения: мое приглашение ни в коем случае не вызвано желанием навязать вам этого старого человека. Мы знаем, что тут никакой врач уже не поможет.


ДЕМЕСТРЕ Кто это «мы»?

ЮДИФЬ Его сын и я.

ДЕМЕСТРЕ А кто занимается домом?

ЮДИФЬ Его сын… и я.

ДЕМЕСТРЕ Но есть, конечно, и слуги?

ЮДИФЬ Нет, все слуги представлены в моем лице.

ДЕМЕСТРЕ Дом большой?
ЮДИФЬ Средний.

ДЕМЕСТРЕ А хозяйство?

ЮДИФЬ Старик всё продал, когда заболел.

ДЕМЕСТРЕ Давно?

ЮДИФЬ Чуть спустя после войны.

ДЕМЕСТРЕ То есть недавно.

ЮДИФЬ Недавно.

ДЕМЕСТРЕ Он богат?

ЮДИФЬ Нет. То есть, я не думаю. Он был учителем. Имел несколько голов скота. Сад. Огород. Животных он продал.

ДЕМЕСТРЕ Кроме собак.

ЮДИФЬ Остались еще две лошади, отяжелевшие и дряхлые. А кур съели лисы.

ДЕМЕСТРЕ Ну вот, декорации сменились, перед нами – картина полной нищеты.

ЮДИФЬ Не совсем точно. Сын работает в саду. Фрукты и овощи своего урожая продает. Да и нужно ему не так много.

ДЕМЕСТРЕ А вы регулярно поручаете ваше жалованье?

ЮДИФЬ Это не столь важно. Я люблю эти места. Такая спокойная провинция. И такая дремучая, что, если здесь затеряться, как вы, то, кажется, все страсти мира остаются далеко.

ДЕМЕСТРЕ Странная вы служанка!
ЮДИФЬ Что скажете еще?

ДЕМЕСТРЕ Вы…Как бы это сказать… Сказать по правде, я был вами совершенно очарован.

ЮДИФЬ А теперь очарование пропало?
ДЕМЕСТРЕ Вот уж нет. Не об этом речь. Не то. Попытайтесь меня понять. Всю степень моего изумления. Экономка…

ЮДИФЬ Не надо бояться слов. Скажите: служанка. И, умоляю вас, пусть я служанкой и останусь.

ДЕМЕСТРЕ Не понимаю. Что вы хотите этим сказать?

ЮДИФЬ Мое имя – Юдифь. Называйте меня именно так и говорите со мной, как если бы я была вашей прислугой.

ДЕМЕСТРЕ Это непросто. Ваша речь слишком учтива, у вас такой живой ум. И потом, позвольте: не вы ли приглашали меня нанести вам визит. Нет, как вам это нравится! Какова инициатива! Тон был такой, какой мне случалось слышать лишь в комедиях, сыгранных во Флоренции или в Парме…или, более того, - в Неаполе. Только там слугам свойственна подобная вольность в обращении.


ЮДИФЬ Я принимаю упрек.

ДЕМЕСТРЕ Упрек? Как бы не так. Я до крайности заинтригован. И тысячу извинений, если я был неловок в выражениях. Прощен ли я?

ЮДИФЬ Не совсем. Полное прощение вы заслужите, если согласитесь видеть во мне только служанку.

ДЕМЕСТРЕ Тяжкое условие.

ЮДИФЬ И всё же попытайтесь.

ДЕМЕСТРЕ Но вы…

ЮДИФЬ (прерывая его, чтобы поправить) Но…ты…

ДЕМЕСТРЕ Поразительно…Но раз вам – простите – но раз тебе это доставляет удовольствие, пусть будет так.

ЮДИФЬ Другое условие.

ДЕМЕСТРЕ Другое – одно – или будут еще другие?
ЮДИФЬ Одно.

ДЕМЕСТРЕ Я слушаю.

ЮДИФЬ Примите приглашение с открытым сердцем.

ДЕМЕСТРЕ Если твои хозяева не против.

ЮДИФЬ Они согласны.

ДЕМЕСТРЕ Вот она, дерзость плутовок, о которой я говорил…Что скажет старый хозяин?
ЮДИФЬ Бедняга ничего не скажет, ибо он потерял дар речи.

ДЕМЕСТРЕ А!

ЮДИФЬ Что касается сына, то смею уверить вас, дорогой доктор, что этот добрый человек ни во что не вмешивается с тех пор, как поручил мне вести хозяйство.

ДЕМЕСТРЕ И давно это произошло?
ЮДИФЬ Профессиональная тайна.

ДЕМЕСТРЕ Отлично, браво. Ловко разыграно. Да ты с характером. Зрелый муж, уважающий, насколько я понял твою компетентность, безмолвный старец, который нуждается в твоей преданности, - естественно, что в такой компании ты стала душой, разумом, телом этого дома.

ЮДИФЬ Решили расквитаться со мной за иронию?
ДЕМЕСТРЕ Да нет же, дорогая Юдифь. Я тобой восхищаюсь. Ибо ты полна живости, насмешлива, очаровательна, умна – и вдруг… в плену у чужой старости и недуга. Что может быть хуже!

ЮДИФЬ Я не в плену. Мои обязанности мне по душе. Поверьте, это так.

ДЕМЕСТРЕ Довольно, это уже не смешно. Старик, ты говоришь, немой? Он что, в самом деле молчит?

ЮДИФЬ Он абсолютно нем.

ДЕМЕСТРЕ И серьезно болен?

ЮДИФЬ Парализован, но чувствует боль. Загадка!
ДЕМЕСТРЕ Загадка! Этим ничего не сказано. Надо взглянуть. Вы консультировались с врачами?
ЮДИФЬ Да, мы консультировались со многими врачами. Кстати, именно поэтому деньги, вырученные от продажи имущества, утекли у нам между пальцев, как песок. Не поймите превратно, доктор!

ДЕМЕСТРЕ Знаю, знаю , и вовсе не толкую превратно. Лечение – вещь дорогая. (Пауза ) И что, ничего нельзя сделать? Так сказали врачи?

ЮДИФЬ Именно так. Правда, не все. Некоторые говорили: мужайтесь, и похлопывали Людовика (так зовут сына хозяина) по плечу. Другие говорили: наберитесь терпения…

ДЕМЕСТРЕ Само собой.

ЮДИФЬ Что вы думаете об этих врачах?
ДЕМЕСТРЕ Я не судья моим собратьям.

ЮДИФЬ Я уже сказала, доктор, и повторяю вновь: я зову вас в дом не для того, чтобы вы осматривали и пытались вылечить старого господина. Мы слишком уважаем и…

ДЕМЕСТРЕ Суть не в этом. Несмотря на возраст, меня постоянно мучит жажда познания.

ЮДИФЬ Несмотря на возраст? Разве вам много лет?

ДЕМЕСТРЕ Ты и вправду очень мила. И занимаешь меня чем дальше, тем больше. Кроме того, и любопытство мое возгорается. Я точно уже хочу посмотреть старика. Если сын его не будет против…

ЮДИФЬ Наоборот, когда он узнает, что вы здесь…

ДЕМЕСТРЕ Если и вправду я смогу облегчить страдания старого господина, то пусть будет благословенна собака, испугавшая мою лошадь.

ЮДИФЬ И мы не станем наказывать собаку.

ДЕМЕСТРЕ Нет, но надо бы наказать мою лошадь, которая полностью утратила чувство пространства и направления.

ЮДИФЬ Нет, будьте милосердны, не наказывайте лошадь. Она уже и так наказана моей собакой, которая ее покусала.

ДЕМЕСТРЕ Ладно. Кажется, мы всё обсудили. Пора отправляться в путь.

ЮДИФЬ Если вы чувствуете в себе силы.

ДЕМЕСТРЕ Конечно. Я…Ай! Поясница!

ЮДИФЬ Вам окажут помощь, доктор.

ДЕМЕСТРЕ Черт побери! Врач, сам еле живой, отправляется к изголовью больного, который при виде его глазам своим не поверит. Он видит, по крайней мере, хозяин твой?

ЮДИФЬ Видит он отлично. Кстати, я думаю, что в конце концов именно этот феномен должен вас заинтересовать…

ДЕМЕСТРЕ Тот факт, что он видит?
ЮДИФЬ Не совсем. То пристрастие, с которым он смотрит на колодец.

ДЕМЕСТРЕ Смотрит на колодец? Что за колодец?
ЮДИФЬ Ничего особенного. Но довольно красивый колодец.

ДЕМЕСТРЕ Действующий?
ЮДИФЬ Нет. На стенках его проросла трава. А дно сухое. Он очень глубокий.

ДЕМЕСТРЕ И твой хозяин созерцает этот колодец?
ЮДИФЬ Целый день, а иногда и ночь напролет он остается в своем кресле. И смотрит на колодец.

ДЕМЕСТРЕ Ну что же, это распространенное явление.

ЮДИФЬ Разглядывать колодец?
ДЕМЕСТРЕ Нет, созерцать подобным жен образом какое-либо место, мебель, ну, что еще? – какой-то предмет, вызывающий воспоминания. Возможно, колодец напоминает ему о забавах юности. Возможно, он спускался туда.

ЮДИФТ Без сомнения. Во всяком случае, в этом нет ничего опасного.

ДЕМЕСТРЕ Как сказать. (Пауза) А что произойдет, если вы открыто попытаетесь лишить его возможности наблюдать колодец?

ЮДИФЬ Мы этого никогда не делали. Но если случайно получается так, что ему не видно колодца, он явно страдает. Ничего не говорит, но слезы текут по его щекам.

ДЕМЕСТРЕ А когда глядит на колодец, перестает страдать?

ЮДИФЬ Тоже нет. Иногда хозяин всматривается в него с пугающей напряженностью, потом начинает стонать, кричать и, наконец, выть.

ДЕМЕСТРЕ Выть? И при этом продолжает смотреть на колодец?

ЮДИФЬ Еще пристальней. И в том случае, когда страдания поглощают его полностью, остаётся лишь один способ – веревка… Я хочу сказать, что Людовик и я, мы по очереди тянем за веревку. И боль проходит. Но надо тянуть изо всех сил и очень долго не прекращать стараний.


ДЕМЕСТРЕ Вы тянете за веревку, и это его успокаивает? За колодезную веревку?

ЮДИФЬ Да. На исходе второго, третьего, пятого или восьмого часа он засыпает. Нет смысла скрывать от вас, что это средство достаточно мучительное.

ДЕМЕСТРЕ Не сомневаюсь. А что же на конце веревки?

ЮДИФЬ По правде говоря, мы не задумывались. Нам важно успокоить старика. И раз для этого достаточно просто добросовестно тянуть за веревку, мы этим и ограничиваемся. А вытянуть ее нельзя. Она за что-то зацепилась на дне.

ДЕМЕСТРЕ Я хочу видеть этого человека, Юдифь. Я приду в качестве друга дома. Это означает, что его случай мне интересен и речь идет не о банальной консультации. Не знаю, достаточно ли понятно я говорю. Дабы избежать разночтений, скажу без обиняков: гонорара не потребуется. Ясно было и так, но я предпочитаю уточнить этот момент.

ЮДИФЬ Людовик будет вам бесконечно благодарен.

ДЕМЕСТРЕ Ладно, ладно. Я надеюсь, он умеет ходить за лошадьми?
ЮДИФЬ Он их обожает. И прекрасно умеет с ними обращаться.

ДЕМЕСТРЕ Стало быть, он выходит мою лошадь. В качестве вознаграждения за мои труды.

ЮДИФЬ Воображаю его удивление, его надежды: ведь перед ним человек, который спас генерала де Наллау.

ДЕМЕСТРЕ Де Наллау – национальный герой, но я не предполагал, что его до такой степени почитают даже в самых отдаленных и заброшенных областях страны. Кстати, где же я все-таки нахожусь?
ЮДИФЬ В наших руках.

ДЕМЕСТРЕ Далеко же я продвинулся.

ЮДИФЬ Людовик вам всё объяснит.

ДЕМЕСТРЕ Я следую за тобой.

(Юдифь идет)

Эй, постой. Будь добра, возьми мою сумку. (Улыбается)

ЮДИФЬ Слушаюсь.

ДЕМЕСТРЕ Три твоих зверя меня не сожрут? Нет?

ЮДИФЬ Я уже сказала вам, доктор, они мне послушны.

( Уходят )

З А Т Е М Н Е Н И Е



следующая страница >>